25 августа, источник: Чемпионат.com

Что думает Квят о перестановках в «Ред Булл» и будущем. Полная версия интервью

Даниил Квят впервые рассказал, что думает о решении «Ред Булл» повысить не его, а Албона, и как они с Келли выбирали имя для дочери.

Источник: Reuters

В субботу Даниил Квят стал участником шоу Scuderia Toro Rosso Showrun powered by Neste в Санкт-Петербурге. Демонстрационные заезды россиянина на болиде Формулы-1 и других участников на своей технике отменили «по независящим от организаторов причинам», что всеми силами пытались компенсировать с помощью раздачи автографов, интервью на сцене и других активностей. Ну, а корреспонденту «Чемпионата» удалось пообщаться с Квятом не только в рамках пресс-подхода (видео внутри текста именно с него, так что не удивляйтесь, что в роликах Даниил иногда говорит немного о другом), но и эксклюзивно. Так что мы узнали, что всё-таки думает россиянин о решении «Ред Булл» отправить на повышение не его, а Александера Албона. Но начали разговор с других тем…

Пенелопа и подиум

— Даниил, вы совсем недавно стали отцом, прибавилось обязанностей и, возможно, бессонных ночей. Можем пошутить, что поездка на шоу в Санкт-Петербург — в том числе шанс выспаться?
— На самом деле, у меня не было больших проблем со сном. У нас Пенелопа спокойно себя ведёт. Да и я не всегда могу чем-то помочь: у мамы больше работы, чем у меня! Да, жизнь поменялась, но не сильно. Просто появился тот, за кого ты несёшь ответственность.

 — Как выбирали имя, если не секрет?
— Это было первое имя, которое нам обоим пришло в голову, когда мы узнали, что будет девочка. Естественно, рассматривали и другие варианты, но с самого начала полушутливо назвали это имя. В итоге оно так и осталось.

— Все в курсе вашего невероятного уик-энда в Германии с рождением дочери и сенсационным подиумом. Сильно в «Торо Россо» истосковались по таким успехам?
— Все были счастливы, замечательный день для команды. В каком-то плане достижение можно было назвать историческим — всё-таки 11 лет с момента прошлого подиума. Я проехал за эту команду очень много гонок, так что очень рад, что сумел её отблагодарить таким образом.

— В ходе гонки вам говорили, что боретесь за подиум?
— Когда я выехал на сликах, то увидел, что все останавливаются в боксах. Когда Боттас выехал позади меня, то понял, что еду на очень хорошей позиции. Я не спрашивал — я знал. Потом мне сказали, что я гораздо быстрее Стролла, и попросили его обогнать. И это стало залогом хорошего результата.

Первые круги трасса ещё была подсыхающей, было легко ошибиться, а мне удавалось найти оптимальную траекторию. У многих были плохие выходы из первого и второго поворотов, а мне удавалось отыграть у всех немного времени. И затем я обошёл Лэнса на длинной прямой.

— Очень многие ошибались в предпоследнем повороте…
— Я бы не сказал, что это был самый трудный поворот. Но если у тебя немножко несёт перед, то ты выезжаешь на обочину. Есть неписаное правило: всё гладкое, что светится под дождём, лучше избегать. Я видел на экране, как развернуло Карлоса, и понял, что лучше туда не заезжать. Было много сейфти-каров, и в этот момент я случайно увидел повтор, как сильно крутило Карлоса. Не скажу, что я обычно смотрю на экраны, но на сей раз это помогло.

«В течение двух-трёх недель всё станет понятнее»

— С Гран-при Бельгии у вас новый напарник по «Торо Россо» — Пьер Гасли. Это даёт какую-то новую мотивацию, является свежим вызовом?
— Всегда интересно посмотреть на новых людей — кто как едет. Все гонщики Формулы-1 очень быстрые, так что будет любопытно, как поедет новый напарник.

 — В каком-то плане вы с Пьером товарищи по несчастью. Но если вас в 2016-го понизили довольно внезапно, то у Гасли всё к этому шло плюс есть время прийти в себя во время паузы. Ему будет легче прийти в себя, чем вам?
— Честно говоря, не думал о чей-либо адаптации, посмотрим.

— Насколько заранее вы узнали про обмен Гасли-Албон?
— За день. У нас был телефонный разговором с доктором Марко.

— Он вам дал какие-то объяснения? Возможно, поставил задачу на вторую половину сезона?
— С моими результатами всё отлично. Думаю, они просто хотят посмотреть, как себя проявит Албон за рулём машины, которая способна побеждать, и с таким напарником, как Ферстаппен. Я уже был в «Ред Булл», это тоже играло свою роль при выборе. Пока что был только один короткий разговор. Всё, что будет после 2019 года, пока неясно. Думаю, нужно подождать ещё две-три недели — и тогда перспективы станут более понятными.

 — После разговора как-то рефлексировали? Или, грубо говоря, положили трубку и пошли дальше заниматься своими делами?
— У меня не было проблем с этим решением. Нужно с уважением принимать такие решения и работать дальше.

— Учитывая свежие перестановки, не ждём вестей по контракту на 2020 год раньше окончания нынешнего сезона?
— Как я уже сказал, пока у меня был только короткий разговор. В течение двух-трёх недель, я думаю, всё должно стать более понятно, какие могут быть перспективы в будущем.

— Вы с Николя Тодтом фактически находитесь в режиме ожидания или имеете возможность в каких-то деталях продавливать свою позицию?
— Мы будем общаться в течение двух-трёх недель и затем посмотрим, какие будут перспективы.

«К Испании нас была абсолютно ясная картинка»

— В интервью болельщикам на Reddit вы написали, что Албон по потенциалу чуть ли не самый сильный ваш напарник. Чем он лучше, например, Риккардо?
— Я всё-таки не говорил, что кто-то круче кого-то, это уже вы делаете свои выводы. Но Алекс начал сразу быстро ехать. Многим другим гонщикам было нужно время на адаптацию, а он поехал сразу. Однако ещё есть большое пространство для роста — насколько этот потенциал будет использован, зависит от самого пилота.

— То есть он вас несколько удивил?
— Все гонщики в Формуле-1 могут чем-то удивить.

— Формула-1 — жёсткая штука. Спустя всего Гран-при вместо борьбы за подиум — рутина в виде сражения за топ-10.
— Да не было ничего жёсткого. У нас и в Германии не было скорости, на самом деле: я еле вышел из первого сегмента, а напарник и вовсе там остался. Тот подиум был результатом хорошей стратегической работы, плюс скорость появилась именно на тех кругах, где надо было: после перехода на слики удалось лучше прогреть резину. Мы знали, что в Венгрии никакой борьбы за подиум уже не будет.

— Сейчас вы лучше понимаете обновления машины? Чего ждать от второй половины сезона?
— Скорее всего, теперь инженеры знают лучше, что больше подходит для аэродинамики машины. В Венгрии ситуация была чуть лучше. Но и сама трасса была более медленной, что нам подходит. Так что нам ещё нужно поработать над тем, чтобы стабильно выходить в третий сегмент и бороться за очки. Другие команды прибавили — в частности, «Макларен» добился сильного прогресса и даже отрывается от средней группы.

— Сами хотите в чём-то прибавить? Может, в стартах?
— Я всем доволен. Но всегда есть над чем работать, так что посмотрим. Просто хочу продолжать в том же духе. Как вы знаете, я никогда не говорю о конкретных задачах. Нужно добиваться максимума, реализовывать потенциал болида. Именно это и удавалось делать во многих случаях, а иногда даже перевыполняли цели. Сезон хороший, нужно развиваться — и мне, и машине.

— Что скажете о работе со своей бригадой инженеров?
— Я доволен. В начале всегда бывают какие-то вещи, которые можно улучшить. Но к Гран-при Испании у нас была абсолютно ясная картина. У нас хороший слаженный коллектив, все отлично выполняют свою работу.

— Вы не большой фанат соцсетей, но ваш инстаграм-аккаунт несколько ожил. Это заслуга Келли?
— Мы вместе ведём. Келли занималась соцсетями в Формуле-Е, очень хорошо в этом разбирается, знает, что нужно. Это можно назвать нашим хобби. Да, я не сижу в «Инстаграме» целый день, но большая часть постов — моя.