3 декабря, источник: Чемпионат.com

Кубица провалился в Ф-1, но объяснил, почему всё не зря. Финальное интервью

Польский ветеран — о крайне неудачном сезоне с «Уильямсом». Роберт не думал, что может быть хуже, чем в 2018-м.

Источник: РИА "Новости"

Задолго до финиша сезона Роберт Кубица объявил об уходе из «Уильямса», и Гран-при Абу-Даби стал, таким образом, последней гонкой поляка в Формуле-1. После финиша заезда Роберт вышел в микст-зону, где долго и искренне общался с прессой и подвёл итоги года. По словам Кубицы, «Уильямс» в этом году ехал даже хуже, чем в прошлом сезоне, однако пилот уверен — он доказал, что по-прежнему способен выступать на самом высоком уровне.

— Это, вероятно, ваша последняя гонка в Формуле-1. Чувствуете грусть по этому поводу?
— Нет. То, что это может быть мой последний старт, было известно давно, так что, если честно, у меня нет никаких тяжёлых эмоций или переживаний. Хотя, когда я вернусь домой, у меня появится время, чтобы отрефлексировать произошедшее. Определённо, лучше быть здесь, пусть это и непросто, чем сидеть дома и смотреть гонки по телевизору.

С точки зрения результатов сезон разочаровал, но если копнуть глубже, всё было не так плохо, как казалось со стороны. Это был полезный год во многих отношениях — я доказал, что, несмотря на годы отсутствия, по-прежнему могу выступать на самом высоком уровне. Надеюсь, в следующем сезоне меня ждут новые вызовы — и с нетерпением их жду.

— Расскажите немного о гонке. Как она прошла для вас?
— У меня было много сражений. Правда, на старте возникли проблемы с силовой установкой, так что старт получился не слишком хорошим, но в первом повороте удалось отыграться, а затем у нас произошёл контакт с Джорджем Расселлом. Перед пятым поворотом он тормозил очень поздно — и произошёл контакт. Я пытался избежать столкновения с машинами впереди, а он был намного быстрее и с внешней стороны.

Мы собирались проехать длинный отрезок, но произошёл контакт с Джовинацци, в котором я получил большие повреждения днища. Так что вы можете себе представить, какое после этого было сцепление и сколько прижимной силы. Также я лишился дефлекторов с правой стороны. В общем, последние 30 кругов были длинные, но мы всё равно поддерживали неплохой темп, пытались сдержать Гасли. Но в конце, конечно, больше ехали ради удовольствия, а не ради борьбы.


— Как произошёл контакт с Джовинацци?
— Я знал, что он рядом, но не видел его. Вероятно, он оказался в слепой зоне. В этом повороте не было места для нас двоих — и мы столкнулись.

— Как вы считаете, ваш темп на первых кругах отражает ваш истинный темп? В этом году вы часто опережали Джорджа Расселла на старте…
— На первом круге часто гадаешь, что может произойти, сцепление совершенно иное, ты импровизируешь. Думаю, в этом компоненте в этом году я был неплох, но с нашим темпом это уже неважно — пару кругов сдерживаешь тех, кого обогнал, а потом они вновь выходят вперёд. Но здесь, в отличие от других гонок, у нас был темп, чтобы хоть с кем-то побороться. Думаю, это важно для команды, надеюсь, в следующем году дела у неё пойдут лучше.

— Как думаете, «Уильямс» сможет прибавить в следующем году?
— Не знаю. У меня есть мысли на этот счёт, но я оставлю их при себе.

— А вы чем будете заниматься в 2020-м?
— Надеюсь, скоро станет известно. Если честно, я рассчитывал, что к этому моменту уже буду знать. Ситуация довольно простая, мы знаем, чего хотим, просто нужно немного времени, чтобы всё собрать воедино, поскольку в этом участвует больше людей, вовлечено больше проектов. Скажем так, я думаю о гоночной программе — это мой приоритет, но также хочу, чтобы люди вокруг меня были счастливы.

— Можете ли вы сейчас точно сказать, последняя ли это для вас гонка в Формуле-1?
— Никогда не знаешь, что принесёт будущее. Если быть реалистом, то вероятность того, что эта была последней, очень высока. Я не витаю в облаках, так что да, гораздо вероятнее, что Гран-при Абу-Даби был моим последним этапом Формулы-1, чем моё возвращение на стартовую решётку.

— Но всё же маленький шанс есть?

— Это уже зависит не от меня. Возможно, шанс будет, возможно, нет. Последние десять лет стали для меня большим уроком. Даже если ты полностью контролируешь свою жизнь, совершенно необязательно, что всё пойдёт именно так.

У меня был контракт, но внезапно я оказался в больнице — с повреждениями половины тела, на границе жизни и смерти. Надеюсь, теперь всё будет иначе, ведь всё совершенно наоборот — контракта у меня на следующий год нет, но кто знает, что будет дальше? Всё может измениться очень быстро. Как уже сказал, я хочу гоняться, но если продолжу, то, вероятно, в других сериях. Каждая категория отличается от другой, так что это в любом случае будет непросто.

Я хочу гоняться — бороться на трассе. Ралли — это немного другое, здесь ты не борешься с соперником колесо в колесо. Да, в этом году такой борьбы у меня тоже было немного, но когда она была, я получал колоссальное удовольствие. В общем, я хочу гоняться.

— После такого сезона, наверное, любые выступления в следующем году будут для вас проще?
— Ну, знаете, раньше казалось, что после прошлогоднего сезона хуже быть уже не может, но в итоге с точки зрения скорости 2019-й оказался хуже, так что никогда не говори никогда. Никогда не стоит думать, что хуже или труднее быть уже не может. Но да, я всё же надеюсь, что в будущем жизнь будет попроще.

Дмитрий Захарченко