30 ноября 2017, источник: Известия

Сергей Воропаев: «Сочи» гасит кредиты без просрочек

Генеральный директор клуба — о его финансовом состоянии, посещаемости олимпийской арены и шансах вернуть в команду защитника Зията Пайгина.

Источник: Известия

В нынешнем сезоне ХК «Сочи» является одним из главных ньюсмейкеров Западной конференции Континентальной хоккейной лиги (КХЛ). Клуб, основанный после домашней Олимпиады в 2014 году, в первые же два сезона смог выйти в плей-офф, но уже во втором начал испытывать финансовые проблемы. В сезоне-2016/2017 они усугубились — как в августе рассказывал «Известиям» вратарь южан Константин Барулин, задержка зарплат игрокам порой достигала полугода. В итоге клуб на флажке регулярки уступил место в Кубке Гагарина хельсинскому «Йокериту» и подольскому «Витязю».

В межсезонье главного тренера Вячеслава Буцаева, приведшего «Сочи» к первым в истории клуба успехам, сменил Сергей Зубов. Заметно обновив состав, команда неровно стартовала в первенстве КХЛ, но сейчас идет в зоне плей-офф, отметившись, в частности, выездной победой над СКА (3:2 ОТ). Именно от южан лидер регулярного чемпионата потерпел первое поражение в нынешнем сезоне. В ноябре домашний матч «Сочи» с «Салаватом Юлаевым» (1:3), совпавший с празднованием дня города, посетило 11456 зрителей. Это стало рекордом для построенного к Олимпиаде-2014 ледового дворца спорта «Большой», вмещающего 12 тыс. зрителей.

Генеральный директор ХК «Сочи» Сергей Воропаев, работающий в клубе с марта 2016 года, в эксклюзивном интервью «Известиям» раскрыл секрет увеличения посещаемости арены в «нехоккейном» городе, а также рассказал о закрытии задолженностей перед игроками и о том, намерен ли клуб вернуть бывшего защитника «Сочи» Зията Пайгина, возвратившегося из Национальной хоккейной лиги (НХЛ) в казанский «Ак Барс».

— За счет чего удалось заполнить арену «Большой» на матче с «Салаватом»?

— Сказался день города. И рекламная кампания, и концерт Boney M. В общем, в этот день было много событий в Сочи и много мероприятий вокруг дворца «Большой», которые по времени не совпадали с хоккеем, поэтому людям удалось посетить еще и матч. Благодаря этому легче было собрать зрителей.

— Есть шанс держать эту планку в обычные дни?

— Мы работаем над этим. Это не так просто, но надо думать о каких-то нехоккейных вещах, привлекающих людей. У нас есть цель, чтобы «Большой» заполнялся целиком, причем за счет продаж билетов.

— Говорят, в дни матчей есть сложности с доступом к арене?

— На самом деле ничего особенного в этом нет. В любом городе — например, в Казани, Уфе или Челябинске — в час пик добираться до стадиона дольше, чем от центра Сочи до Олимпийского парка в Адлере. Про Москву я вообще молчу. Так что всё это отговорки.

— При этом от железнодорожного вокзала до «Большого» добираться около получаса…

— Общественный транспорт у нас не настолько решает проблему, но добраться всё равно можно. При этом большинство в городе всё равно перемещается на личных машинах. В общем, не всё так плохо. Больших пробок у нас нет — с этим проблемы только летом, но хоккея в это время и не бывает. Так что все трудности решаемы, и добиться максимальной посещаемости можно. Несмотря на то что четыре года назад хоккея в Сочи вообще не существовало.

— Как оцените выступление «Сочи» в этом сезоне?

— Рано давать оценки, но пока все более-менее приемлемо. Без спадов. Понимаем, что еще ничего не решено, будет до последнего идти борьба за место в плей-офф. При этом заметно, что сама игра «Сочи» поменялась. Это видно невооруженным глазом. Не хочу лезть в игровые нюансы, но перемены видны.

— После разгрома от «Салавата Юлаева» паники в команде не было?

— Нет, у нас вообще не было никаких истерик. Это ноль очков в одном конкретном матче — зачем на этом концентрироваться? 11:3, 1:0 или 3:0 — получаешь ты одно и то же. Просто у ребят выдался неудачный день — Уфа поймала кураж, и в наши ворота «залетело». Это произвело сильное впечатление на публику, но мы восприняли это лишь как матч, в котором ХК «Сочи» не набрал ни одного очка.

— Собирали коллектив перед следующим матчем, закончившимся крупной победой над «Ак Барсом»?

— Да, хоккеисты поговорили между собой, мы пообщались с командой. И руководители с тренерами сами у себя спросили: «Хотим ли мы играть в такой хоккей?» Разумеется, нет. И команда ответила так на льду в Казани.

— В предыдущие сезоны «Сочи» часто упоминали в новостях в связи задолженностью перед игроками…

— Мы налаживаем процесс финансирования. Долги перед банками гасятся. Для этого меня год назад и приглашали в «Сочи». Но это не решается за два месяца.

— Сейчас задолженности перед хоккеистами остались?

— Перед командой, сотрудниками и контрагентами задолженностей нет. Есть банковские кредиты, но они не просроченные. Погашаются в оговоренные сроки.

— Бюджет «Сочи» сильно изменился?

— В целом бюджет остался прежним. А зарплатная ведомость по сравнению с прошлыми сезонами уменьшилась. Но ненамного. Всё равно, если брать финансово-хозяйственную деятельность, там затратный сегмент всегда усредненный. И за счет него значительно сэкономить, чтобы решить серьезные финансовые проблемы, всё равно не получится. Но за счет снижения нагрузки на бюджет в спортивной части нам удается и нынешнюю смету исполнять без срывов, и кредиты закрывать в плановом режиме. Их надо отдавать вовремя. Слишком дорого срывать сроки — большие проценты набегают.

— В сезоне-2015/16 именно в «Сочи» раскрылся на уровне КХЛ Зият Пайгин. После его возвращения из «Эдмонтона» в «Ак Барс» у вас остались шансы вернуть этого игрока?

— Ключевую роль будет играть позиция Казани. Захотят они расстаться с Зиятом — мы вступим в переговоры. Не захотят — сделать мы ничего не сможем. Но тут еще надо смотреть на то, как быстро Пайгин наберет форму. Тот уровень игры, что он показывал в позапрошлом сезоне, — это одно. А его текущее состояние — другое.

— Почему «Ак Барс» в 2016-м жестко потребовал вернуть его, но не давал ему игрового времени?

— Это вопрос не к нам. Хотел «Ак Барс» его забрать — забрал. Требовать в той ситуации каких-то объяснений было бы некорректно. Видимо, были на Зията планы в Казани. Тем более, тогда в «Ак Барсе» был не один центр принятия решений. И непонятно, кто хотел видеть Пайгина в команде, а кто не хотел.

— Сейчас такой центр один?

— Не знаю. Но от «Ак Барса» будет зависеть все. И от позиции Пайгина. Его, видимо, много кто консультирует — у парня голова немного в разные стороны вращается.

— Речь об агентах?

— Он поменял агента после ухода из «Сочи». Но есть ощущение, что имеются еще советчики. Поэтому ситуация непростая. Парень провел хороший сезон, вокруг него много доброжелателей. В общем, посмотрим. Мы готовы к разговору. Главное, чтобы был повод.