26 мая, источник: Vesti.kz

«Это был самый дерьмовый сезон за 10 лет карьеры». Известный казахстанский защитник рассказал об уходе из «Барыса»

К игроку проявил интерес ряд команд из КХЛ.

Защитник столичного «Барыса» Роман Савченко, отдавший десять лет клубу, похоже, покинет его. Действующий контракт закончился, а новых договоренностей не достигнуто. Вероятнее всего, известный казахстанский хоккеист уедет играть в Россию.

Почему произошла такая ситуация, что происходило в команде на протяжении сезона и какое отношение к хоккеистам в клубе — об этом Роман Савченко рассказал в интервью корреспонденту Vesti.kz.

— Роман, какая ситуация с контрактом? Что вообще происходит?

— Пока ничего не происходит, контракт я не подписал. Сейчас проводим работу с документами. Так что контракт будет подписан позже.

— Подразумевая работу с документами, все-таки рассматриваешь вариант с российским клубом?

— Ну да.

— Поговорим о переговорах в «Барысе». Каким было предложение от клуба?

— Со мной никто ни о чем не разговаривал. Ситуация была следующей: агент озвучил наши условия, назвал сумму, причем сумма была не в два раза больше, как заявляют в клубе. Руководство сказало, что это некорректно. Заявлено было фактически следующее: «Мы даем тебе вот такой контракт, и все. Либо так, либо никак». Я сказал, что контракт исключительно на их условиях подписывать не буду. То есть, получается, мы должны подписывать контракт либо на их условиях, либо никак.

Я и сказал, что этот контракт подписывать не буду. Понимаете, я не выставлял ультиматум, но я сказал, что в другом клубе у меня есть предложение выгоднее, да и условия лучше предлагают. Это нормальная практика. Они мне сказали: мы тебе вот такой контракт даем, думай до утра. Я утром позвонил сказал, что не буду подписывать контракт на таких условиях. После этого со мной даже разговаривать не стали. Просто сказали: собирай форму, переезжай в гостевую раздевалку.

— То есть выгнали из раздевалки во время действующего контракта?

— Ситуация была следующая: я с утра позвонил, сказал, что не буду подписывать контракт на тех условиях, которые предлагают они. Но при этом собрался, приехал на тренировку, я ведь был в сборной. Собираюсь на лед, а ко мне подошли и сказали, что льда для меня не будет, чтобы я собирал вещи и уходил в гостевую раздевалку.

— К тому моменту уже сказал, что не поедешь играть за сборную?

— Да, я об этом сразу сказал.

— Мог без контракта поехать на чемпионат мира?

— Да нет, как бы я поехал без контракта? Я сразу об этом сказал руководству. Понимаете, ситуации были разные, и они были при мне. Когда людям обещали контракт по итогам чемпионата мира. Они ехали, получали там травму, затем ездили, делали операцию за свой счет, и никто им за это деньги не вернул. А в итоге дали контракт с низкой зарплатой и еще и уволили в середине сезона. Это было при мне, на моих глазах.

— То есть были такие показательные моменты, которые заставляют усомниться в том, что у игрока есть какие-то гарантии, что клуб сдержит слово?

— Ну да, гарантий вообще не было. Хотя смысл, если они всех согласовали по списку, почему подписывать после чемпионата мира, а не до? Я вот этого не могу понять. Если они нас видят в составе на следующий год, они это заявили на пресс-конференции, почему не подписать контракт до чемпионата мира, а только после? С чем это связано? Или все зависит от результата? Если же они видят в команде человека, почему с ним контракт не подписали. Ехать спокойно, играть и ни за что не переживать. Не бояться получить травму. А когда ты боишься получить травму, зачастую так и получается. Боязнь получить травму приводит к травме.

— Предложение, которое озвучил агент, могло ведь быть не окончательным? Если бы был какой-то диалог, торг, можно было бы договориться?

— Ну конечно. Это же бизнес. Кто продает — завышает планку, кто покупает — занижает. На каком-то моменте приходят к консенсусу, в итоге кто-то кому-то уступит. Надо же разговаривать, торговаться. В любом бизнесе так. И потом, условия должны устраивать обе стороны, только потом подписывается контракт, так продается, покупается. А здесь никакого разговора не было, ничего не было. Так либо никак. До свидания. Вот так и получилось.

— Нельзя не спросить про возможный новый контракт, смену клуба и, как следствие, смену гражданства.

— Да, я говорил изначально, что занимаюсь документами. И все прекрасно знают, что казахстанские, белорусские хоккеисты считаются в России легионерами. И российские клубы, предлагая контракт нам, выставляют условие — отказаться от гражданства. По сути, мы стали заложниками ситуации: либо ты соглашаешься на условия своего казахстанского клуба и к тебе относятся по принципу «а никуда ты не денешься», либо тебя выставляют предателем. А что нам остается делать?

Дома не нужны, в Лиге мы — легионеры. Что мне делать? Ехать играть в «Сарыарку» или «Торпедо»? Я не считаю, что эти клубы плохие, но вы же понимаете, ехать в ВХЛ, когда ты еще можешь играть в КХЛ и можешь чего-то добиться, вырасти профессионально. Поэтому я вынужден менять гражданство. Я заложник этой ситуации. И если бы мы не были легионерами, я бы мог уехать, играть в КХЛ в российском клубе и продолжать играть за сборную Казахстана. Здесь вообще вопросов бы не стояло. Я всегда хотел играть за сборную, но пока другого варианта нет.

— Ты не любишь выносить сор избы, как и многие игроки. Но многих любителей хоккея интересует, что же происходило внутри команды в этом сезоне? Разговоров и слухов много, плюс всех ошарашило интервью Найджела Доуса, который до этого вообще никогда не позволял себе критику в адрес клуба.

— Да что говорить, ситуация была отвратительная. Микроклимата в команде не то что не было, его постоянно пытались разрушить извне.

— На итоговой пресс-конференции ваш тренер говорил, что как раз в этом сезоне была чуть ли не самая лучшая и дружественная обстановка в раздевалке.

— Атмосфера была хуже некуда на самом деле (здесь была нецензурная лексика — прим.). Все мысли были совсем не о хоккее. Ходили и не о том думали. Мы не были единым целым с руководством для того, чтобы работать во имя команды и решать задачи клуба. Правильно Доззи сказал, у нас внутри все время была борьба. Мы играли, но не были целым. Все время какие-то околохоккейные истории, все это мешало и готовиться к играм, и тренироваться, и все остальное. Посторонние мысли, это все мешает.

— Ты можешь озвучить, какие это проблемы?

— Да лучше не надо. Их много. В целом отношение руководства.

— То есть с Александром Корешковым нормально было?

— Видите ли, потом-то все равно начали проигрывать. Оно все снежным комом накопилось. Как с первого дня сборов начались эти околохоккейные истории, все-все-все — в одну кучу все и свелось, накопилось. Там, там, там… Поверьте, и при Корешкове были все эти околохоккейные проблемы и левые движения.

— Ранее президент клуба Аскар Шопобаев и тренер Галым Мамбеталиев говорили, что Доус — не командный игрок, потом из Савченко попытались сделать предателя. Почему руководство, которое, по идее, должно быть сдерживающим фактором, вдруг начало так относиться к игрокам, причем публично?

— Да я не знаю, с чем это связано, на самом деле. Ну ладно, не договорились по контракту. Все, спасибо за работу, до свидания. Я ушел спокойно. Молча, ничего никому не сказал. Зачем вот так начинать писать? Вообще, какая разница, откажусь я от гражданства, не откажусь. Им какая разница? Все, спасибо за работу, разошлись. Напишите, что не сошлись по контракту, не договорились. Все. Зачем это лишнее, что попало писать. Они что, себя хотят оправдать? Сделали из меня врага народа, также из Доззи сделали. Не командный игрок — семь лет был командным, сколько отыграл, вытаскивал матчи, лучший снайпер, а о нем такое говорить? Это нехорошо.

— Вернемся к разговору о контрактах. Мамбеталиев на пресс-конференции сказал, что Доус не поедет на ЧМ, потому что у него нет контракта. Но при этом по поводу Савченко в «Барысе» были недовольны отказом ехать на ЧМ без контракта. Что это, двойные стандарты или просто к нашим относятся по принципу «а никуда не денутся»?

— Вот именно. Они думают, что раз мы свои, к нам может быть такое отношение. Свои и свои, никуда не денутся, кому они нужны. Можно дать маленький контракт, можно относиться как угодно. К нам отношение совсем другое, чем к легионерам. А в итоге сколько легионеров приезжало за десять лет и сколько уехали? А играют одни и те же — свои ребята. Десять лет здесь играл. Обидно, когда к своим такое отношение.

— А правда ли, что игроков «Барыса» заставляют подписывать бумаги, чтобы они не критиковали руководство и тренерский штаб?

— Я так понял, что это произошло после интервью Доззи. Со мной ситуация сложилась такая, что мы разошлись, и они мне дали бумагу, чтобы я подписал ее. Там было написано, что я не буду говорить плохо в СМИ о клубе и системе клуба. Именно в СМИ.

— Можно сказать, что вопрос с контрактом еще не закрыт? И ваша сторона готова к предложениям, в том числе от «Барыса»?

— Конечно. Просто все будет зависеть от того, как будет вестись разговор. Но если диалог и будет, то только не с этим руководством. Время еще есть, сборы начинаются в июле. Так что еще есть больше месяца подумать, посмотреть и найти оптимальный вариант.

— В следующем году ЧМ в первом дивизионе примет Астана. Смена поколений и так далее, но все-таки, кто будет играть?

— Кто будет в «Барысе», те и будут играть. Молодежь. Я буду только рад, если наша молодежь будет прогрессировать и выиграет домашний чемпионат мира. Вот президент клуба говорил, что мне играть год, максимум два. Ну так тоже говорить же нельзя. Откуда он знает, с чего он может такие выводы делать? Он доктор, что ли, который обнаружил онкологическое заболевание и поставил диагноз — вам осталось жить два месяца? Так просто говорить нельзя, это не по-человечески.

— Тем более, если ты хочешь, чтобы этот игрок играл за свою страну…

— Ну вот именно. Ни одного слова я хорошего по ходу сезона о хоккеисте не слышал. Ничего позитивного не было. Ни одной позитивной нотки. Один негатив. Этот негатив нас просто уничтожал, угнетал. Мы приходили на тренировку, у нас мысли были не о тренировке, не о подготовке. По сезону было такое чувство, что к тебе относятся так, словно тебя ненавидят.

В то же время я хотел бы отдельно сказать спасибо за сезон нашим болельщикам, которые, несмотря ни на что, приходили на игры, поддерживали, зачастую критиковали, и это было справедливо, потому что было за что… В том числе я бы хотел извиниться перед нашими фанатами. Не исключено, что такой возможности больше не будет. В таком провальном сезоне есть и наша вина, но, наверное, его стоит забыть как страшный сон, перешагнуть и идти дальше, надеясь на лучшее. Хотя, признаюсь честно, за десять лет это был самый дерьмовый сезон в моей карьере.

По информации СМИ, интерес к Савченко проявили несколько российских команд из КХЛ. Защитник выступает за «Барыс» с 2008 года. В нынешнем сезоне 29-летний игрок в 49 матчах регулярного чемпионата КХЛ набрал 11 (4+7) очков.