10 августа, источник: Спорт-Экспресс

«Через год буду готов к НХЛ». Новая надежда России пробивается наверх в «Локомотиве»

Один из главных молодых талантов КХЛ, 18-летний нападающий «Локомотива», выбранный «Флоридой» на последнем драфте под 15-м номером, — о силовом хоккее, Дмитрии Квартальнове и личных целях на предстоящий сезон.

Источник: Спорт-Экспресс

Григорий ДЕНИСЕНКО
Родился 24 июня 2000 года в Новосибирске.
Нападающий.
Выступал за «Локо» (МХЛ, 2016−2017), «Локо-Юниор» (НМХЛ, 2016−2017), «Локомотив» (2018).
На драфте НХЛ выбран в первом раунде «Флоридой» под 15-м номером.

«ФЛОРИДА» ХОТЕЛА ВИДЕТЬ У СЕБЯ В СИСТЕМЕ. НО У МЕНЯ КОНТРАКТ С «ЛОКОМОТИВОМ»

— «Локомотив» вовсю готовится в сезону, а вы в сборной.

— Не страшно. Опыт в сборной — бесценен, польза — огромная. Просто поиграть с такими ребятами — уже здорово, да и соперники подобрались сильные.

— Квартальнов делал перестановки, но не сильно-то много их было, да и те по большей части вынужденные. Вы с ним разговаривали насчет вашей роли?

— Нет. Кто я такой, чтобы со мной какую-то роль обсуждать? Мы не разговаривали с ним один на один ни после сезона, ни летом. Виделись в Сочи, но просто виделись. И это абсолютно нормально.

— Вы же переподписали контракт на улучшенных условиях. Это же должно что-то подразумевать?

— Я даже не знаю, что там за условия.

— А зачем тогда переподписывали? Мол, не уеду, если переподпишем?

— Да нет. Просто на улучшенных условиях подписал, и все. И «Локомотив» сам предложил переподписать.

— Когда вас интервьюировали сразу после выбора, вы сказали, что есть вариант уехать в CHL — канадскую юниорскую лигу.

— Я не рассматривал такую возможность. Спросили про CHL — я сказал, что подумаю на этот счет. Но у меня же контракт с «Локомотивом», а это моя команда.

— Но можно же выкупить контракт, а сумма там не очень большая, и отправиться прямиком в АХЛ — игрокам из Европы можно там играть с 18 лет.

— Я подчиняюсь «Локомотиву». «Флорида» звала. Они хотели меня видеть в системе. Но у меня контракт.

— Вы сказали, что Флорида — лучшее на Земле место для игры в хоккей. Уже смешно.

— Так ведь курорт! Приятно — вышел с арены в шортах и майке, сходил поплавать в море, потом опять на тренировку. Сказочное место. Арена далеко от Майами, поэтому болельщиков не всегда много приезжает, но там очень красиво. Будет результат — будут и болельщики.

— «Я люблю жару» — когда вы так сказали, я аж поморщился.

— Мне нравится, когда тепло. Не иногда тепло, а всегда.

— Что говорил вам Дэйл Тэллон?

— Что доволен своим выбором в первом раунде.

— А вы-то довольны?

— Конечно!

— 29 клубов провели с вами собеседования. Помните собеседование с «Флоридой»?

— Да. Генменеджер меня спросил: «Как ты думаешь, тебя задрафтуют до нашего выбора?» Я сказал, что нет. На что он ответил: «Ну, если не задрафтуют, тогда мы тебя заберем». Я не придал большого значения и не очень помню, о чем еще мы говорили. Но эти слова запомнил отчетливо. И когда назвали мою фамилию — сразу вспомнил. Но совсем не знал, кто меня хочет выбрать и когда.

— Слышал от некоторых наших ребят, что без алкоголя крайне трудно справляться с нервами во время церемонии.

— Немного потрясывало, волнительно было, но я не пил. Я вообще не употребляю алкоголь. Зачем? Родители так воспитали, да и я сам понимаю, что это не нужно и неправильно.

— Может, просто не продают?

— Ха-ха. Нет.

СИЛОВАЯ БОРЬБА — НЕ САМОЦЕЛЬ

— Вы отличаетесь жесткой силовой игрой, иногда переходящей грань дозволенного. Дело в молодости?

— Да ну, силовая борьба не является главной вещью в моей игре. Я вообще редко применяю силовые приемы.

— Редко, но метко.

— Голова на льду должна быть. И чтение игры. Чтение.

— Квартальнов же был вами доволен в плей-офф Кубка Гагарина.

— Под любого тренера можно подстроиться.

— Я бы тоже был в восторге, если бы мой 17-летний пацан раскалывал игроков, засветившихся в сборной России.

— Но меня и ругали. Вообще, я считаю, что силовые приемы — это целое искусство. Его нельзя наработать. Либо в тебе это есть, и ты легко понимаешь, когда подкатиться под соперника, либо в тебе этого просто нет. Если вижу, что кто-то опустил голову — почему бы не влететь? На льду должно быть зрелище. Мы играем ради наших фанатов. Мы должны показывать им все, что можем и умеем. Силовые приемы — одна из вещей, делающих хоккей красивым.

— Кто привил вам такое понимание силовой игры?

— Он изначально таким и было. Просто я так чувствую игру. Но вообще, забивать и отдавать мне все же нравится больше, чем применять силовые приемы.

— А кто учил?

— Да никто. Но в принципе Саша Елесин подсказывает. Он здорово применяет силовые приемы. У него очень хорошее чтение игры. Прекрасно знает, когда подкатиться. Легко читает такие моменты. Для меня он образец в этом плане сейчас. Мне нравится, как он людей ушатывает.

— При Кудашове вас ведь не подтягивали к основе?

— Ни разу.

— А Квартальнов как-то ограничивает? Помещает в рамки?

— Все в рамках системы. Все у нас эту систему знают. И если ты что-то не то на льду делаешь — понятно, что ты не молодец. Но он на меня в принципе не ругался. Меня все устраивает в работе с ним. Но я бы не стал выделять какую-то его черту. Нет такого, что мне что-то не нравится.

НЕ ЗНАЮ, ОСТАНУСЬ ЛИ В ЯРОСЛАВЛЕ НА ВТОРОЙ ГОД КОНТРАКТА

— «Флорида» эдак скоро станет самым русским клубом.

— Ну и здорово. Но я пока не знаком ни с Дадоновым, ни с Маминым, ни с Киселевичем.

— Может, и не стоит? А то английский не выучите.

— Планирую два раза в неделю заниматься языком.

— Маловато.

— У меня не так много свободного времени будет.

— Вы сказали, что через год будете готовы играть за «Флориду». Откуда такая уверенность?

— Ну как откуда? Я же знаю себя. Знаю, чего хочу. И планирую выйти за этот год на определенный уровень игры.

— Каким будет этот уровень?

— Речь же об НХЛ. Значит, высокий.

— Для этого условно надо стать одним из лучших бомбардиров «Локомотива».

— Дайте мне закрепиться в «Локомотиве». Мне надо доказать, что я могу играть в КХЛ. Я должен заслужить свое место. А дальше уже надо развиваться во всех игровых компонентах. И тут уже все будет зависеть от меня — быстрым ли будет развитие или медленным.

— Вы тренировались с «Локомотивом» летом. С кем вас ставили?

— Сначала у нас была тройка с Алексеевым и Коршковым, а под конец поменяли — я был с Локтионовым и Авериным. И в спецбригадах большинства пробовали.

— С такими ребятами и большинством можно и очков 30 за сезон набрать.

— Да я не думаю о каких-то очках. Хочется, конечно, помогать команде игрой в атаке. Но я пока даже не решил, что посчитаю лично для себя успехом. Для начала надо хотя бы закрепиться.

— Если вы говорите о годе — следующим летом помашете «Локомотиву» ручкой?

— Не ко мне вопрос. К агенту.

— Такая возможность прописана в контракте?

— Нет. Он на два года. И все мои мысли — о «Локомотиве».

— А вы уверены, что проведете эти два года в «Локомотиве»?

— Не знаю.

МАЛЫШИ В ХОККЕЕ БОЛЕЕ ТАЛАНТЛИВЫ

— Есть ли какие-то упражнения, которыми в «Локомотиве» кроме вас никто не занимается?

— По ходу сезона занимался руками, стоя на баланс-борде. Хорошее упражнение — сразу три вещи делаешь в одном положении. Баланс, координация, руки, особенно если голова поднята. Все, что надо на льду.

— Как учили — с мячиком?

— Конечно. В бросковую зону еще хожу, когда время есть.

— И по сколько бросаете?

— Примерно 500 за раз. Час-полтора не выхожу.

— Кучеров себе искусственный лед в гараже постелил.

— Знаю, но у меня гаража нет. Когда будет — однозначно постелю.

— Вспоминается сушилка в гараже у родителей Сидни Кросби. И разбитое мною дома стекло.

— Дома я ничего не ломал, бросать там негде, но мне с самого детства тренеры и папа говорили: «Не должно быть и дня, чтобы ты не брал в руки клюшку». Я этого правила придерживаюсь. У меня дома линолеум постелен. Удобно. И я с теннисным мячиком все время занимаюсь. Восьмерки вожу, различные упражнения на руки делаю.

— Не надоедает?

— Так это ж в удовольствие.

— А штангу тягать — тоже удовольствие?

— Так ведь без этого никак. Мне надо расти в этом плане. Я-то не могу габаритами похвастаться.

— В НХЛ официально наступила эпоха «малышей». Почему?

— Наверное, малыши более талантливы. Координация у них получше. Они хитростью берут. Где-то клюшку поднять, где-то ускориться, где-то обмануть. Иначе никак — надо же как-то справляться с крупными ребятами.

— Нужно ли вам набирать массу?

— Нужно.

— Панарин легче вас.

— В первую очередь мне нужно добавить в физической силе. Но и мощь не помешает. Только без переборов — чтобы быть взрывным. 90 килограммов мне точно не нужно — буду как колобок.

— Плиометрикой для взрывной работы занимаетесь?

— Специально — нет. У нас в команде очень хороший тренер по физподготовке, мы с ним много работаем над «взрывом», много прыгаем.

— Ягр постоянно тренировался в 20-килограммовом жилете.

— Знаю. И приседал сотни раз. Но я пока не пробовал. Мне папа всегда говорил, чтобы голова была поднята. Мне кажется, это важнее. Постоянно работаю и над этим, и над передачами — в той же самой бросковой зоне.

ИГРАЯ БЕЗ ШАЙБЫ, ТОЖЕ МОЖНО ПРИНОСИТЬ МНОГО ПОЛЬЗЫ

— Кто самый крутой во «Флориде»?

— Барков. Он мне очень нравится, особенно буллиты его.

— Он любит исполнять финт Форсберга.

— Я тоже.

— А финт Кучерова без броска?

— С первого раза получился.

— На левую руку финт Форсберга сложнее.

— У меня получается. Но Баркову легче. У него руки длинные, клюшка длинная. А я короткой играю. Тяжеловато исполнять.

— Почему короткой?

— Привык. Для владения шайбой так удобнее. Если вы посмотрите на лучших крайних нападающих, того же Патрика Кейна, они выбирают короткие.

— Читал одно исследование по длине клюшки. Там была выведена забавная закономерность на основе предпочтений известных снайперов 1990-х. Мол, чем выше клюшка по сравнению с плечом, тем хуже бросок.

— Не слышал. Я без коньков отпиливаю по верхнюю губу. На коньках как раз по плечо получается.

— У вас ведь очень мягкая клюшка.

— Я беру 70 fleх (почти предельная по мягкости. — Прим. «СЭ»). Но я ее отпиливаю — в итоге где-то 80 выходит. Мне так удобно — и для передач, и для бросков. Более жесткой, а у меня клюшка короткая, было бы сложно бросать. Она как обрубок. Загиб — 28-й. Но скоро буду менять. Хочу что-то другое попробовать. Хочу, чтобы с неудобной руки было удобнее бросать. У Кросби небольшой загиб, и он монстр бэкхенда. Большая вещь, очень полезная. Есть над чем работать.

— Вы посетили лагерь новичков «Флориды». Видел отзывы, и один из них меня удивил: «Когда Денисенко с шайбой — обязательно произойдет что-то крутое. Когда без — катается на прямых ногах». Как так?

— У меня форма была полностью новой. Коньки — в том числе. Я был без экипировки. А во всем новом тяжеловато в этом плане. Неудобно, очень некомфортно. Выходишь на лед и только и думаешь о том, что тебе где-то что-то жмет или чересчур свободно. Я еще полтора месяца не катался, только «физикой» занимался. Неуютно себя чувствовал. Наверное, поэтому такие отзывы. Но мне это несвойственно. Я прекрасно понимаю, что без обороны не бывает атаки. И стараюсь помогать команде во всем. Без шайбы можно приносить не меньше пользы, чем с шайбой.