10 августа, источник: Sport24

«Туда как в МММ — надо вкладывать и вкладывать». Что не так с профсоюзом игроков КХЛ?

Отвечает хоккейный агент Шуми Бабаев.

На этой неделе Sport24 много писал о профсоюзе игроков Континентальной хоккейной лиги. Сначала из объединения хоккеистов решили выйти клиенты агента Шуми Бабаева, затем их решение эмоционально прокомментировал глава профсоюза Андрей Коваленко, а вчера появилась информация о неприятной ситуации, произошедшей на встрече представителей этой организации с казанским «Ак Барсом».

С тем, что проблемы в профсоюзе существуют, спорить глупо. Своим мнением о том, с чем связаны эти сложности и как объединению игроков их преодолеть, с корреспондентами Sport24 поделился Шуми Бабаев.

— Решение покинуть профсоюз было принято давно и не только мной. Это решение приняли многие агенты. Просто, почему-то, никто это не озвучил. Многие команды не пускают профсоюз даже к себе на собрания, не встречаются с ними. Уже командами люди выходят. Все это — дело времени. Когда я начал, я в первом своем интервью сказал, что никаких личных отношений с Коваленко у меня нет. И первый его ответ был нормальный, правильный: «Это — их решение. Хотят — выходят, хотят — не выходят». Потом, я так понял, он ночью посидел, посчитал свои денежные потери. Понял, что он многого не досчитается и утром решил ответить по-другому. Но ситуация для него, к сожалению, очень печальная. И то, как он ответил, — это еще больше рассмешило всех тех, кто знает ситуацию.

Ситуация Коваленко и Зарипова? То, что было ягодкой, сейчас стало выходить наружу. Все молчали об этом, а после моего интервью все начали об этом говорить. Хотя на самом деле никакого из этого скандала не должно было происходить. Все об этом говорили, но просто это не выходило наружу. Все деятели профсоюза рассказывали сказки нам на собраниях. Ребята-то считают деньги, когда им говорят, что если они выйдут из профсоюза, то не получат 0,5 процента. Ребята понимают, что они потеряют.

Это как в МММ, надо дальше оставаться вкладывать и вкладывать. Коваленко стал переводить все в личное русло, для него это выгоднее стало. Он решил в такую плоскость все переложить, в которой у него однозначно проигрышная ситуация.

Самое интересное: я никогда не говорил, что сотрудники, которые работают в профсоюзе — не профессионалы. Ребята обращались туда — им пытались помочь. Но другое дело — механизм этой помощи, чем они могут посодействовать. Вот Коваленко говорит, что они помогли Ренату Мамашеву. Да ничем они ему не помогли. Нам помогли только составлять бумаги, потому что он платит деньги, хотя бы что-то они должны делать. Мы все сами считали, считали его игры, вырабатывали концепцию, как я буду его отстаивать в арбитраже.

Что касается Артюхина, пусть Коваленко вспомнит, как он лично мне сказал: «Не вмешивай меня в эту ситуацию». Это все — смешно. Если я сейчас начну озвучивать косяки, которые с их стороны происходят, все смеяться будут.

Тот факт, что они хотят удержать эти полпроцента, у нас есть механизмы, которые это дело разрулят, и у него не получится украсть у ребят эти деньги. Единственное, что профсоюз пытается сделать, они говорят: «Если вы выйдете, мы вам эти деньги не вернем, посчитайте ваши потери». Да хоккеистам выгоднее потерять эти деньги, чем платить еще один процент ни за что. Проблема ни в том, что профсоюз не нужен.

Нам нужен рабочий, хороший профсоюз, который будет приносить пользу игрокам. Нам не нужен профсоюз Андрея Коваленко, который поработал три года, что-то сделал, а потом перестал работать, ему стало это неинтересно. Если я начну говорить о том, какие деньги он размещает в банках, и какие привилегии и кто от этого получает, то, ребята, мы зайдем в такой тупик, что Андрею будет стыдно на улице показаться. А то, что он говорит мне в лицо, что от меня игроки уходят, это вообще смешно. Пусть откроет сайт и увидит, что у нас только прибавляются. Надо ему свое лицо защищать, потому что у него определенные события были, а не у меня.

— Глава профсоюза говорит, что никто ни одного заявления еще не подал.

— Так правильно. Я озвучил — сейчас все подадут, все будут выходить. Все подадут и в клубы, что они не будут платить, и ему пришлют. А половина — не вступили, народ не вступает. Большинство клубов не вступают, отказываются.

Раньше членство в профсоюзе было обязательным, и они и пользовались. Коваленко пролоббировал пункт, по которому все игроки должны были вступать в профсоюз, иначе они не могли играть в КХЛ. Это же нонсенс, понимаете? Как будто профсоюз может существовать сам по себе. В прошлом году должны были отменить это правило в КХЛ — не отменили. Но в этом году поняли, что так дальше нельзя, Андрей показал свое лицо в определенных моментах, решение было принято.

— Все-таки какой-то компромисс еще может быть с профсоюзом, с Коваленко?

— Компромисс с профсоюзом у игроков должен быть всегда, у игроков должно быть свое объединение. Но не такой профсоюз, который есть сейчас, не под таким руководством. Коваленко звонит моим игрокам, говорит: «Бабаев сказал, чтобы вы все вышли, он от вас отказывается». Это просто смешно. Если он решил перейти на личности, то я могу вам сказать, что он, как руководитель профсоюза, никому не интересен.

Пришло время менять руководителя, а он никак не понимает, что есть время, когда надо красиво уйти. Все, что он сделал для ребят, — останется, об этом будут помнить. Просто не надо о себе общее впечатление портить. Нет помощи от такого профсоюза. Зачем нужна организация, которая ничем не помогает, а которая берет деньги.