11 января, источник: Чемпионат.com

Башкирский популизм-2. Вместо профессионалов ребята с нашего двора

«Салават Юлаев» снова наступил на старые грабли.

Источник: РИА "Новости"

В нашем хоккее немало своеобразных организаций, но «Салават Юлаев», кажется, живёт по своим, только ему понятным, законам. Уфимский клуб, который уже давно потерял приставку «супер», зависим от смены главы республики, «Роснефти» и длинной очереди из воспитанников, которые жаждут получить работу. Влияние властей и меценатов на российский профессиональный спорт — явление порочное, но вполне привычное. Просто в случае с Башкирией всё слегка гипертрофированно. А вот столько безработных «парней с нашего двора», готовых плести интриги за заветное кресло, нет, кажется, нигде.

В июле на нашем портале вышел текст с заголовком «Башкирский народный популизм. Почему в хоккее нет места «своим парням». Речь в нём шла о принципах назначения Николя Цулыгина на пост главного тренера «Салавата Юлаева». Тогда мы предупреждали, что статус воспитанника и строчки из биографии Цулыгина-игрока — это немного недостаточно для того, чтобы рулить большим клубом с капризными легионерами и своенравными русскими игроками. В январе уфимцы занимают шестое место в конференции, но уверенно наступают на старые грабли.

Революция ли то, что произошло на днях в «Салавате Юлаеве», или банальный обмен шила на мыло — вопрос дискуссионный. Смену гендиректора нам, не находясь в Уфе, и вовсе комментировать трудно. Во-первых, она ещё толком не произошла. Тагир Ибрагимов уволен спустя год с лишним работы на этой должности, но преемника ему ещё не нашли. Во-вторых, новый гендиректор вряд ли будет известен широкой публике. Это фигура теневая, во многом техническая. Нас интересует роль спортивного директора — человека, который непосредственно работает с командой и отвечает за её результаты.

Романа Беляева, уволенного вместе с Ибрагимовым, много и по делу критиковали. Та самая «компьютерная» селекция, которая привела к разбалансированности состава, на его совести. Роли игроков наслаивались друг на друга, а состав попросту не подходил под модель игры главного тренера. Но Беляев хотя бы профессионал. В том плане, что он и профильным образованием обладает, и в качестве правой руки Леонида Вайсфельда проработал много лет перед тем, как взвалить комплектование команды на себя.

К Беляеву не все менеджеры и агенты относились всерьёз, но он знал рынок и людей, которые этот самый рынок контролируют. Да, не со всеми у него был идеальный контакт, но занимался Роман тем, что умеет. И на что учился. Про человека, пришедшего на его место, такого не скажешь при всём желании. На административных должностях Василий Чижов не проработал ни минуты. Он кто угодно: уфимский воспитанник, бывший игрок «Салавата Юлаева», главный тренер, помощник главного тренера, но никак не управленец.

Период работы в Уфе сначала тандема Вайсфельд — Беляев, а потом и одного Беляева, можно считать периодом просветления.

Его вряд ли будут вспоминать с теплотой, так как за обогрев фанатских сердец обычно отвечают титулы. Однако эти три года стали для «Салавата Юлаева» островком профессионализма в море кумовства. Добиться чего-то более серьёзного, чем второй раунд Кубка Гагарина, менеджерам со стороны помешала изменившаяся конъюнктура. «Салават», в отличие от эпохи Олега Гросса, не входит даже в четвёрку самых богатых команд лиги и вынужден покорно молчать, когда в Москву по звонку забирают Кирилла Капризова.

КХЛ 2018-2019Неделя 20, 11.01.2019, 17:00

Салават Юлаев5:Сочи4ОТ

Убрав сначала Вайсфельда, а вслед за ним и Беляева, власти Башкирии словно признают неудавшимся эксперимент с запуском в свой огород чужаков. И всё бы ничего, будь внутри республики люди с опытом, которых уважают за пределами Уфы. Частично этим критериям отвечал Игорь Григоренко. Да, он как и Чижов ни дня не работал в кабинете, но, ещё будучи игроком, оброс правильными связями. Бывший капитан «Салавата» был одним из самых уважаемых игроков лиги. Григоренко по крайней мере держал руку на пульсе, а не тренировал детей, как в последнее время это делал Чижов.

Назначение Николая Цулыгина мы уже сравнивали со ставкой башкирских властей на Венера Сафина. У Чижова тоже есть свой прототип — Александр Семак. Это точно такой же «парень с нашего двора», который тренировал, тренировал и вдруг решил, что он функционер. И ладно бы только он. По какой-то неведомой причине так решили люди на верхах, которые отвечают за судьбу хоккейного клуба. Официально назначение Чижова ещё не состоялось, так что требовать каких-то объяснений преждевременно. Но когда его фотография появится на сайте клуба, хочется увидеть рядом с ней обоснование, почему было решено остановиться именно на этом кандидате.

Как человека Чижова характеризуют по-разному. Буквально от «душевного мужика» до «деспота». Поговаривают, что, работая в штабе «Салавата Юлаева», он исполнял роль «плохого полицейского», оттеняя более демократичного и спокойного Владимира Юрзинова-младшего.

От его методов у некоторых игроков уфимской ДЮСШ волосы вставали дыбом. При этом в хоккейном мире Башкортостана у Чижова немало друзей. Да и бывшие сотрудники клуба о нём отзываются нейтрально. А вот какой из Чижова руководитель — это загадка для всех без исключения.

На чём зиждется теория «парней с нашего двора», о которой грезят болельщики и которой манипулируют руководители? Принято считать, что за команду, составленную целиком из собственных воспитанников, больше переживается. Свои же, а не шабашники какие-то. Более того, есть ничем не подкреплённая версия, что такая команда может добиться большего, чем коллектив, собранный с миру по нитке. Якобы за родной клуб и бежишь быстрее, и бросаешь точнее, не говоря уже о том, что ради «ромбика» шайбы ловить на себя не так больно.

Вот только в реальном мире те самые «парни с нашего двора» спокойно уходят туда, где больше платят, не особо в этом плане отличаясь от легионеров. А болельщики, кто бы что ни говорил, ходят в нашей стране на победы. Кого-то, возможно, прельщает красивая игра, конкурсы в перерывах и пиво в буфете, но по большому счёту результат — это единственное мерило любви к команде. И победители быстро станут для болельщиков своими, где бы они ни родились, а свои парни окажутся изгоями, стоит им проиграть с десяток матчей подряд. Всё остальное — не более чем популизм.

И уж тем более сказки про команду-семью не имеют под собой ничего общего с реальностью, когда речь идёт о должностях главного тренера, генерального или спортивного директора.

От людей, которые принимают ключевые решения, требуется не самопожертвование, а опыт и знание предмета. Статус воспитанника способен поднять на подвиги внутри хоккейной площадки, но вряд ли он поможет провернуть трёхсторонний обмен или вытащить игрока из другого клуба по хитрой схеме, чем всегда славился тот же Вайсфельд.

Когда-то «Салават» сорил деньгами, не имея чётких границ бюджета, но при этом шёл к вполне конкретной цели — Кубку Гагарина. Какие глобальные задачи стоят перед уфимским клубом сейчас, не скажет, пожалуй, никто. А по последним перестановкам в руководстве можно сделать только один вывод: единственная цель, которая стоит перед «Салаватом Юлаевым» — это устроить на работу всех друзей, бывших одноклубников, местных легенд и заслуженных ветеранов. Чтобы все были при деле, а кресло под ними тёплым и удобным.

Дмитрий Ерыкалов