12 февраля, источник: Sport24

«У нас все звезды, на мороз никого не выставляем». Секреты главной хоккейной школы России

В Континентальной хоккейной лиге «Локомотив» является самой молодой командой с наибольшим количеством своих воспитанников в основе. В составе порой появляется по 15−17 хоккеистов, прошедших местную школу. Для того, чтобы разобраться с этим хоккейным феноменом, я отправилась в Ярославль.

Сейчас «Локомотив» — один из немногих клубов, в системе которого функционируют две хоккейные школы: СДЮШОР «Локомотив» и СДЮШОР «Локомотив-2004». Последняя была создана всего десять лет назад, но уже воспитала многих профессионалов: Илью Коновалова, Георгия Иванова, Ивана Ковалева, Николая Коваленко, Кирилла Слепца, Максима Денежкина.

«Кораблики»

На часах 14:00. На лед выходит группа 2004-го года рождения. Уже не малыши, но все равно по габаритам куда меньше взрослых хоккеистов. Особенно заметно по вратарям, которые даже в экипировке худенькие и невысокие. У льда очень холодно, но у ребят интенсивное занятие — им нормально. Спрашиваю в директора СДЮШОР ХК «Локомотив-2004 Эдуарда Гурдаева, возможно ли в 14 лет разглядеть звезду.

— Они все у нас звезды, мы не делаем никаких разграничений. Если ребенок смотрится лучше ребят своего возраста, то может тренироваться с хоккеистами постарше. Вот смотрите, парень 2005-го года рождения катается, — говорит Эдуард.

Начинаю следить за этим мальчишкой, а он и правда заметнее других. Хотя все ребята рукастые, обученные, с отличным катанием — постоянно демонстрируют «кораблики». Каждодневные тренировки не проходят даром. Занятие почти безостановочное, лишь на минуту-две тренер его прерывает, чтобы перейти к новому упражнению. Как правило, все установки на тренировку специалист дает еще в раздевалке, до начала тренировки. Все это сделано для того, чтобы лед использовался по-максимуму.

Вратари занимаются отдельно — их трое. Причем, один в свитере не «Локомотива», а школы другого топ-клуба — из Восточной конференции.

— Парень на просмотр приехал. К нам очень многие родители обращаются, просят посмотреть детей. Одной тренировки, конечно, недостаточно, чтобы разглядеть потенциал. Ребенок, как правило, приезжает на неделю, — говорит Гурдаев.

Директор еще рассказал, что в школу часто заходит бывший ее ученик. Илья Коновалов год назад был известен только в Ярославле, а сейчас разрывает «сухарями» КХЛ и играет в сборной России на Евротуре. 20-летний голкипер часто приносит свои клюшки, которым для него уже не хватает жесткости, и дарит их вратарям помладше.

Ярославцы VS Иногородние

Посмотрев на тренировку, идем в кабинет директора СДЮШОР. Нужно найти ответ на вопрос: «Как можно вырастить столько классных хоккеистов при населении города в полмиллиона человек?» Первое предположение — это подпитка из регионов. Еще десять лед назад школа «Локомотива» была известна тем, что со всех уголков России собирала ярких талантов.

— На данный момент мы стараемся отойти от этого и делаем акцент на своих. Хотим, чтобы работала школа, — отмечает Гурдаев.— Но точечная селекция в любом случае нужна. Если есть топовый лидер, то почему бы его не использовать в своем клубе. У нас есть селекционная группа, которая постоянно просматривает ребят со всей России, люди постоянно в разъездах. В нашем спортивном интернате живут иногородние спортсмены, но сейчас там около 20 детей. То есть процент от общего числа ребят очень мал. В школе в каждом возрасте по два-три человека из регионов. Максимум — четыре хоккеиста.

В школе занимается порядка 600 детей. В городе две школы «Локомотива», ребята отбираются по территориальному принципу для того, чтобы родителям легче было возить детей на тренировки. В «Локомотив-2004» занимаются ребята из Фрунзенского, Красноперекопского и Заволжского районов, а в СДЮШОР «Локомотив» — из Кировского, Ленинского и Дзержинского.

Поиск детей

— В нашей школе работает тренер с 20-летним стажем, который специализируется на отборе детей: ходит по детским садам, школам, проводит тестирование и выбирает самых способных. У него есть контакты со всеми директорами школ, детских садов нашего района, плюс он в тесном контакте с учителями физкультуры, которые знают своих учеников. Сейчас у нас идет набор детей 2013-го года рождения. В спортшколу принимаем с шести лет, — рассказывает директор СДЮШОР.

Известно, что в московских хоккейных школах (и не только в них) серьезный отсев идет уже в восьмилетнем возрасте. Порой расстаются с половиной учеников.

— Мы стараемся этим не злоупотреблять. В раннем возрасте невозможно определить потенциал хоккеиста. Пока есть возможность у школы и клуба прокручивать как можно больше детей не во вред тренировочному процессу, мы будем это делать. У нас в детских группах может работать по 4−5 тренеров, чтобы каждому ребенку уделяли время. Мы хотим придерживаться такой же системы, как в Швеции, где отсев скорее естественный, чем формальный. Мы не не градируем первая, вторая, четвертая пятерка — все равны. Ребенок сначала должен получить удовольствие от хоккея, а потом в 14−15 лет мы уже будем с него спрашивать результат. Я на должности директора работаю год, до этого семь лет трудился в молодежных командах «Локомотива». На протяжении этого времени я видел, что детей на мороз никогда не выставляли. Наоборот, как можно дольше старались держать ребят в системе клуба.

В системе «Локомотива» две молодежные команды — «Локо» выступает в МХЛ, а «Локо Юниор» — в МХЛ-Б. Первая, к примеру, является действующим чемпионом.

— Из школы в среднем в год попадают в команды «Локомотива» от 8 человек, и это не предел. Все зависит, какой год. Вот 1998-й, 99-й, 2000-й — сильные. Ребята, еще находясь в структуре школы, были заиграны за молодежную команду «Локо-Юниор». И доверять 15−16 летним играть с 20-летними парнями — правильное решение. Клуб жестких требований, сколько хоккеистов в год мы должны выпустить, чтобы они пополнили команду молодежки, не ставит. Мы обязаны дать качественных игроков в молодежную команду с перспективой на команду КХЛ. На два последних возраста тренеры молодежных команд приходят смотреть, вместе садимся обсуждать, у кого какой потенциал.

Канадские специалисты и своя программа подготовки.

У «Локомотива» есть своя система подготовки хоккеистов. Ее начали применять около четырех лет назад. Ребята 1999-го, 2000-го и 2001-го года рождения успели ее захватить, однако глобальные выводы можно будет делать по хоккеистам, которые прошли программу от начала до конца.

— У нас работают два иностранных специалиста, — говорит Гурдаев. — Один — Шон Финн — пишет программу по развитию для школы, соответственно, весь тренерский штаб работает по ней. Там конкретизировано, чему нужно уделять внимание каждый день, сколько минут нужно делать каждое упражнение, как это должно выглядеть. Также у нас есть канадский тренер, который работает непосредственно с ребятами на льду. Он, правда, много времени сейчас посвящает молодежным командам, но приходит в школу, показывает технику катания, владения клюшкой. Важно и грамотно распределять нагрузку. В 8 лет нельзя тренироваться по пять-шесть раз в неделю. Оптимально — один -два раза в неделю заниматься на льду. ОФП идет параллельно с ледовыми тренировками. Большое внимание уделяется работе в игроком зале, развитию игровых качеств: растяжка, акробатика, гандбол, флорбол, футбол. Есть даже хореография.

— Все ледовые упражнение тренер снимает на камеру, — продолжает Гурдаев. — Делает нарезки, отмечает, что правильно, а что нет. Все это загружается в сервер, где есть вся информация по школьникам и командам. Родители могут зайти и посмотреть. Мы не хотим форсировать подготовку, а хотим выпустить хороший ограненный алмаз. Честно признаюсь, что новую национальную программу подготовки «Красная машина» не видел, к нам ее еще не привезли. Если она похожа на нашу, то это уже хорошо.

Известно, что некоторые клубы КХЛ были заинтересованы в программе подготовки «Локомотива» и даже просили ею поделиться. Говорят, что в Ярославле на это не пошли.

— Не совсем так. Мы готовы делиться опытом с другими: рядом есть Костромская и Ивановская области, где только начинают развивать хоккей. К нам приезжают тренеры, смотрят, как мы работаем по программе. Но нужно понять, что просто взять программу и тупо копировать все, что написано, то ничего не получится. Тут вникать надо.

Те, кто уехал в Америку

Иван Проворов уехал из Ярославля в 14 лет. На протяжении пяти сезонов выступал в американских и канадских лигах, а затем с ходу попал в НХЛ и стал ведущим защитником «Филадельфии».

— Теперь в таком раннем возрасте хоккеисты уезжают очень редко. Раньше просто не было двух молодежных команд. Сейчас ребята видят, что есть перспектива попасть в основу и продолжают пробиваться. Для всех двери в молодежную команду открыты. Родители подходят к тренеру по развитию, к тренерам, ко мне, спрашивают совета, стоит ли уезжать. А если ты не супертоповый игрок, то в Америке тебе будет сложно заиграть. Есть агенты, которые заманивают хоккеистов, обещают золотые горы родителям. Но многие далеки от хоккея, доверчивы и не понимают, что агенты говорят только о вершине, но не факт, что их ребенок сможет этого достичь. Не понимают, через что предстоит пробиваться. Мы пытаемся объяснить, что лучше развиться в нашем клубе, поиграть какое-то время, а потом уже принимать решение. Часто привожу пример Ильи Любушкина. Ведь он мог уехать и три года назад, но сделал правильно — остался. Сейчас поехал уже крепким хоккеистом и смог там закрепиться. А есть ребята, которые уехали и растворились там.

— Но ребята все равно уезжают. С кем-то расставание получается некрасивым: собрали вещи и поехали, поставили клуб перед фактом и все.

Родители и тренировки

Историй о том, как мамы и папы вмешиваются в тренировочный процесс своего чада, тысячи. Они глубоко убеждены, что никто лучше них не разбирается в хоккее. Везде им кажется, что тренер плохой и не может ничему научить их сына.

— Ко льду родителям категорически запрещено подходить, — говорит Эдуард. — Они могут зайти, только чтобы зашнуровать коньки, и то самым маленьким. В фойе у нас есть два телевизора, куда выводится трансляция тренировки, креслица стоят, так что заняться есть чем. Родители знают, что ходить никуда не надо.

Просим, чтобы они доверили детей специалистам. Сейчас все вроде бы адекватно к этому относятся. Мы всегда открыты к диалогу, готовы беседовать, обсуждать, никаких тайн нет. Телефоны у всех есть, можно все обговорить с тренером. Плюс мамы и папы могут зайти на наш сервер, посмотреть результаты сына. И мы часто проводим с ними собрания.

— Коррупции у нас нет. Эта тема закрыта. Зарплаты у тренеров как у всех, а коррупции нет вообще. Мы тут в большинстве своем работаем не просто из-за денег, в школах «Локомотива» трудится много воспитанников клуба. Полагаемся на клубный патриотизм. А если ты патриот, зачем тебе все эти разговоры о деньгах. Мы продолжаем традиции клуба.

О развитии молодежи в России в последнее время говорят постоянно. Многое в детском и юношеском спорте изменилось в лучшую сторону. Число перспективных хоккеистов говорит само за себя. «Локомотив» стал одним из первых хоккейных клубов, который начал скрупулезно работать со своей молодежью. И слова «работа» тут самое важное. Она, как мы видим, дает результат.