Источник: Чемпионат.com

В Северной Америке не отпускают тему ужасов игры в России. На этот раз своими байками поделился канадский нападающий Дэвид Линг, который за карьеру сменил 28 клубов. В сезоне-2005/06 он играл в «Спартаке», затем перешёл в «Динамо», а на заре КХЛ провёл больше года в «Амуре». «Чемпионат» публикует перевод его интервью в подкастах Spittin Chicklets и Third ManIn.

«Захожу в чулан, там сидит старушка и рядом — бандюган с пистолетом»

Сначала я подписал контракт с московским «Динамо», а до этого слышал истории, что они будут заговаривать тебе зубы, что контракт ещё готов, и пытаться заставить выйти на лёд для просмотра. Так что я сразу сказал — сначала деньги. Это было ещё в Суперлиге, а не в КХЛ. Три дня мне морочили голову, а потом позвонил мой приятель Тайлер Мосс, он в то время играл в «Спартаке». Он сказал, они меня готовы взять. Я дал номер своего агента, он договорился о таком же контракте. Кажется, когда я уходил, кто-то выбежал за мной с сумкой денег, «Динамо» хотело меня сохранить. Но я уже им не верил и ушёл в «Спартак».

Насчёт денег. Могу рассказать, как получал зарплату в «Спартаке», в России это как команда Оригинальной шестёрки. Так вот, день зарплаты, мы все идём и выстраиваемся в очередь. Я захожу в какой-то чулан, где сидит семидесятилетняя старушка со счётной машинкой, сумкой денег и списком, где написаны зарплаты. А рядом с ней — какой-то бандюган с пистолетом. Она сверяет мою фамилию, лезет в свою сумку, полную стодолларовых купюр, отсчитывает их и выдаёт мне.

«Мою квартиру обнесли, уверен, это был кто-то из клуба»

Я расписываюсь в ведомости и понимаю, что домой эти деньги нести нельзя, надо положить в банк. В общем, даю их генеральному менеджеру, он кладёт их в сейф, а я еду в центр города, выпить с приятелями. Вернулся домой, а квартиру обнесли. Уверен, это дело рук кого-то из клуба, они думали, что я деньги домой отнесу. Звоню генменеджеру, говорю, что мою квартиру обчистили. Он приезжает, потом ещё штук девять копов. Форма у них была, как в старых фильмах 1940-х. Затем входит девушка в очках, и начинает мазать порошком по стенам и всем вещам, собирать отпечатки пальцев. Генменеджер говорит со следователем, и вдруг кидает мне: «Не сгоняешь в магазин нам за пивом?». Я пошёл им за пивом, пока они расследовали кражу в моей квартире! Денег воры не нашли, но взяли всю мою технику, а ещё всякие шмотки и мою карточку НХЛПА. В общем, украли вещей тысяч на $ 20. Уверен, в полиции поняли, что это кто-то из клуба. Окно в квартире было открыто, но снаружи этого было не сделать, любой бы просто упал.

Я собрался поехать домой, навестить детей, а в клубе сказал, что еду разводиться. А мне — окей, но привези нам подтверждение от судьи, что ты правда развёлся. А я думаю — окей, сделаю я справку, вы всё равно английского не знаете. Возвращаюсь с письмом, и говорю — мне нужно заявление в полицию, для страховой. Они у меня просят письмо от судьи, я говорю, что только в обмен на заявление. Так прошло две недели, потом они перестали спрашивать.

Я провёл там остаток сезона, с января по апрель нам не платили. Предложил ребятам в раздевалке вообще не играть, пока не получим деньги. Но все сказали, что так нельзя, потому что все клубы их потом занесут в чёрный список. Звоню агенту, он спрашивает, много ли я заработал за этот сезон. Отвечаю, что достаточно. И он говорит, что если я уеду сейчас, то ничего не получу, а если останусь, то есть шанс. Я остался, клуб в итоге нашёл спонсора и стал выплачивать долги. Мне заплатили, а через две недели спонсор разбился в авиакатастрофе. Я и ещё один легионер деньги получили, а все русские не успели.

«Если бы я выучил русский, мне бы пришлось весь матч тебя слушать!»

Да, КХЛ была лучшей лигой после НХЛ в плане мастерства. В сборной России 11−12 человек играли там, Ягр тоже ещё был там. Они даже дали ему бензозаправку. Талантливых игроков было много, но тренеры были отвратительными. Это было видно по их работе на тренировках и на скамейке во время игр. Мы всегда сидели пятёрками, и всё, что говорил тренер, — цвет звена, которое должно выйти на лёд следующим. Фактически, он ничего не делал. А однажды помощник тренера хотел со мной поговорить о языковом барьере. Он зашёл в сауну вместе с переводчиком и спросил: «А что, Дэвид ещё не знает русский?». Переводчик перевёл, и я думаю: «Ты что, серьёзно?». И говорю ему: «Если бы я выучил русский, мне бы пришлось весь матч тебя слушать». Он взбесился, хлопнул дверью и до конца года со мной не разговаривал.

Нелепые аэропорты, на вид как фильмах 1940-х годов. Я играл в Хабаровске, это рядом с Китаем. Самый короткий выезд — пять часов. Так русские принимали снотворное и бухали в самолётах. Пару раз было, что сразу четыре человека валялись в отключке в проходе, а ещё шесть — в своих креслах. И утром до них было не добудиться. Такие сумасшедшие истории.