5 февраля, источник: Спорт-Экспресс

Стив Айзерман: Русская шестерка в «Тампе»? Это очень возможно!

Генеральный менеджер «Тампы» и капитан «Детройта» золотых времен — о русских в «Лайтнинг», Олимпиадах, где он дважды брал золото в качестве генменеджера «Кленовых листьев», и… футболе.

Источник: Спорт-Экспресс

Стивен Грегори АЙЗЕРМАН

Родился 9 мая 1965 года в Крэнбруке (Британская Колумбия, Канада).
Бывший канадский хоккеист, центральный нападающий, в настоящее время — генеральный менеджер «Тампа-Бэй».

В НХЛ выступал только за «Детройт» (1983 — 2006), который задрафтовал его в 1983 году под 4-м номером. Трехкратный обладатель Кубка Стэнли (1997, 1998, 2002). Девятикратный участник Матча звезд НХЛ. В 1998 году получил «Конн Смайт Трофи» — приз самому ценному хоккеисту Кубка Стэнли.

В составе сборной Канады участвовал во многих международных турнирах. Олимпийский чемпион 2002 года, победитель Кубка Канады-1984.

С 2010 года работает генеральным менеджером «Тампа-Бэй». Занимал эту должность в сборной Канады на победных для нее Олимпиадах в 2010 и 2014 годах.

Игорь РАБИНЕР
из Тампы

БОЛЕЮ ЗА «ЛИВЕРПУЛЬ». ПОМНЮ АРШАВИНА. МОЖЕТ, ПОЕДУ НА ЧМ-2018

Одетый по-спортивному Айзерман поразил меня сразу. После нескольких дней переписки мы после Матча звезд-2018 встретились в его генменеджерском кабинете на Amalie Arena — отдельное спасибо за содействие Игорю Ларионову. Кабинет, кстати, совершенно рабочий, без чего-либо парадного — ни медалей тебе, ни Кубков, ни портретов. Экс-капитан звездного «Детройта», в котором играли 11 будущих членов Зала славы в Торонто, трехкратный обладатель Кубка Стэнли живет сегодняшним днем.

Но поразил Стив меня не этим. Для начала он решил узнать, о чем я пишу, — и выяснив, что не только о хоккее, но и о футболе, страшно обрадовался. Из интервью двухлетней давности с главным тренером сборной Европы на Кубке мира-2016 и президентом «Саутгемптона» Ральфом Крюгером я уже был в курсе о том, что Айзерман неравнодушен к самой популярной игре на планете — но даже не предполагал, до какой степени.

Хотите верьте, хотите нет, однако наше более чем полуторачасовое интервью не началось до того момента, пока он во всех подробностях не выяснил у меня, почему в России при таком населении и футбольных традициях не произрастают мастера, и сборная терпит поражения на одном большом турнире за другим. И ведь не для проформы Стив меня об этом спросил, а задавал уточняющие вопросы!

— В первую очередь слежу за английской премьер-лигой, — рассказал Айзерман. — По выходным просыпаюсь спозаранку, чтобы смотреть игры в прямом эфире — по нашему времени они начинаются в семь утра. Смотрю много бундеслиги, чуть-чуть Испании.

А переживаю больше всего за «Ливерпуль». Году в 2008-м или 2009-м Джордж Джиллетт, владелец «Монреаль Канадиенс», пригласил меня присоединиться к его поездке в Англию, во время которой была возможность сходить на «Энфилд» на матч «Ливерпуля» с «Челси». И там я осознал, что у «Ливерпуля» очень много общего с «Детройтом» — и у клуба, и у города. История, традиции, клубные цвета, наконец. В то время Стивен Джеррард находился на пике своей карьеры, и я стал смотреть все матчи «Ливерпуля». Но ими не ограничиваюсь, ведь футбол — мой любимый вид спорта, помимо хоккея.

— Смотрели ли вы в декабре матч «Ливерпуля» со «Спартаком», который команда Юргена Клоппа выиграла — 7:0?

— Да. «Ливерпуль» — очень волнующая команда. Порой слишком волнующая (улыбается). Но смотреть на нее всегда очень интересно, и я очень надеюсь, что она сможет сделать следующий шаг и в премьер-лиге, и в Лиге чемпионов.

— Нет ли желания съездить в Россию на ЧМ-2018, по крайней мере на его решающие стадии, которые состоятся уже и после Кубка Стэнли, и после драфта?

— А что, рассмотрю этот вариант! Чемпионаты мира пока наблюдал только по телевизору. Но если будет возможность — поеду с удовольствием. В России я был в роли генерального менеджера на мировом первенстве по хоккею 2007 года в Москве и на Олимпиаде в Сочи. В обоих случаях мне очень понравилось. Все мои знакомые, которые были на ЧМ по футболу, говорили, какое это огромное удовольствие — не только смотреть игры, но и наблюдать за людьми со всего мира, которые приехали праздновать.

Обычно, когда заканчивается драфт, и все контракты подписаны, у тебя в июле-августе есть шесть недель на отдых. Все предыдущие футбольные турниры я наблюдал дома на большом экране. Но тут, может, поступлю иначе.

— Кого-то из футболистов сборной России знаете?

— Из сегодняшних — нет. Последним российским футболистом, имя которого громко прозвучало в мире, был Аршавин. Его помню хорошо. Чемпионат России я смотреть не могу, поэтому вижу ваши команды только в Лиге чемпионов. Шевченко — он же не россиянин, верно?

ПЕРЕПУТАТЬ КУЧЕРОВА С НЕСТЕРОВЫМ? ТАКОЕ БЫЛО НЕВОЗМОЖНО

Впрочем, пора уже было переходить к хоккею. Вначале — к клубу, который Айзерман строит уже восьмой год. И побывал уже в финале и полуфинале Кубка Стэнли, а сейчас лидирует в регулярном чемпионате НХЛ.

Я подарил генменеджеру «Тампы» номер «СЭ» с разворотом о Кучерове, и он, впечатлившись тем, сколько пишут о игроках его клуба в России, сразу сказал: «О, фотография маленького Никиты с Ягром! Я видел ее на прошлой неделе!» Именно тогда ее и опубликовало наше издание. А из новых для него снимков Айзермана больше всего поразила машинка, подаренная Кучерову как лучшему игроку какого-то детского турнира, на которой было написано — Lightning.

— Уместно ли говорить, что нынешняя «Тампа» — это продолжение «Детройта», в котором вы играли? В том числе по части отношения к россиянам и их игровому стилю? — спрашиваю Айзермана.

— Хоккей в НХЛ за это время сильно изменился. И меняется он во многом как раз в том направлении, в котором играл тот «Детройт». Годы в нем научили меня многому — находясь рядом с такими людьми, как Кен Холланд, Джим Девеллано, Скотти Боумэн, Майк Бэбкок, нужно было только впитывать. Меня больше всего интересовал процесс строительства команды.

В «Тампе» я постарался сформировать похожий стиль игры, для чего подбираю под него соответствующих хоккеистов. А манеру российских игроков мне повезло узнать по «Ред Уингз». Те русские, которые есть у нас в «Лайтнинг», подходят под эту модель. Но мы не берем игроков исходя из того, откуда они — из Канады, России или других стран. Мы подбираем тип игроков, которые нам нужны.

— Когда вы возглавили «Тампу», на драфте-2011 взяли Наместникова, Кучерова и Нестерова, год спустя — Василевского и Гусева. И это произошло во времена, когда «русский фактор» в НХЛ был на пике: КХЛ купалась в деньгах. То есть были российско-ориентированным менеджером с самого начала?

— Да. В тот период все волновались, драфтуя русских, и многие не рисковали делать это в первом и втором раундах. Потому что никто не был уверен, захотят ли они в принципе приезжать из КХЛ. Но у того же Влади Наместникова, выбранного нами в первом раунде, не было такой проблемы: часть детства он провел здесь, позже приехал в Канаду и играл в юниорской лиге, явно нацеливаясь на НХЛ. Фактор КХЛ в его случае вообще не существовал.

Эл Марри (директор скаутской службы «Тампы», пришедший туда вместе с Айзерманом, а до того работавший главным скаутом сборных Канады. — Прим. И. Р.), поговорив с агентами двух Никит, Нестерова и Кучерова, был уверен, что эти игроки хотят в НХЛ, готовы ехать сюда и играть в АХЛ. Они сами спрашивали, что должны делать, чтобы приехать. Мы доверились их реакции и не прогадали. Взяли Кучерова 58-м номером, в конце 2-го раунда. Он уже тогда был игроком, который заслуживал быть выбранным раньше. Так же, как и Нестеров, взятый в 5-м раунде.

Да, мы знали, что, возможно, придется подождать. Особенно это касалось случая с Василевским, который был на контракте (с «Салаватом Юлаевым». — Прим. И. Р.). Но в случае с молодым вратарем спешить и вовсе некуда, и мы были к этому готовы. В общем, нам удалось создать атмосферу доверия между нами и игроками, и мы рады, что они оказались людьми слова.

— Иными словами, вы удивились, что Кучерова никто не выбрал до вас?

— Я тогда только начинал как генеральный менеджер. Знал имя, но никогда не видел Никиту в деле лично. Марри и другие скауты как раз в предыдущем сезоне видели его на юниорском чемпионате мира (я посмотрел оттуда немного видео), и, зная диспозицию, Эл предположил, что Кучерова будет возможно взять во втором раунде. В то время он был на контракте (с ЦСКА. — Прим. И. Р.), и в связи с этим клубы слишком уж внимательно за ним не смотрели. Это, думаю, была единственная причина, почему его выбор настолько задержался. Марри говорил: «У этого парня есть шанс стать очень хорошим игроком». Сам Никита сказал нам, что хочет поехать в Северную Америку, когда его контракт истечет.

— Многие видят в вас визионера, который предугадывает события наперед. Мол, Айзерман — единственный, кто знал, что русские, пусть и не как в 90-е, но опять хлынут за океан.

— Если оглянуться чуть назад, то нельзя сказать, что «Тампа» начала этот процесс. Но помню, как тот же Марри пришел ко мне и сказал: «Погляди, топ-русские все равно едут. Парни поскромнее предпочитают не АХЛ, а КХЛ. Те, кто в НХЛ не поднялся бы выше 3−4 звеньев и хотят в первую очередь заработать деньги, предпочитают КХЛ. Но подавляющие большинство элитных российских хоккеистов стремятся играть здесь». Ковальчук, Овечкин, Малкин, Тарасенко, Кузнецов — пусть последний и не сразу. Для «Вашингтона» это был абсолютно правильный выбор, и он стоил того терпения, которое клуб проявил, ожидая его.

Так что мы не были первопроходцами. Но сомнений, стоит ли драфтовать русских, у нас не было, и мы продолжаем в том же духе. И сейчас вы можете видеть, что во всей НХЛ у многих команд сейчас гораздо меньше колебаний, делать ли это, чем несколько лет назад.

— На том драфте-2011 было задрафтовано всего девять (!) русских, и три из них пришлись на «Тампу».

— Да, потому что тогда, возможно, зарплаты в КХЛ достигли своего пика. Русские, которых выбирали, допустим, в пятом раунде, попадали в НХЛ с вероятностью в процентов пять.

— В России до сих пор в ходу (об этом написано даже на русскоязычной страничке Кучерова в Википедии) слух, будто на драфте вы перепутали двух Никит, Кучерова с Нестеровым, и на самом деле планировали взять первого в 5-м раунде, а второго — во 2-м. Верится с трудом, и все же?

— Нет, конечно. Такого не было и не могло быть. Кучерова на том драфте лично не было, а Нестеров присутствовал на нем с Гари Гринстином (его тогдашним агентом. — Прим. И. Р.). Мы знали, кто он есть, Никита сидел там, и мы видели его. У нас в том году были первый и второй раунды, а потом сразу пятый. В нем мы запланировали взять Нестерова, что и произошло. А в седьмом задрафтовали Палата и Пеку. То есть у нас тогда получился очень хороший драфт.

— Вы можете представить, откуда растут ноги у этого слуха?

— Нет. Более того, я даже о таком и не слышал.

КУЧЕРОВ НАПОМИНАЕТ МНЕ КРУТОВА. А ЕГО ТРЮК В МАТЧЕ ЗВЕЗД ПАЦАНЫ БУДУТ ПЫТАТЬСЯ ПОВТОРИТЬ, КАК КОГДА-ТО ДАЦЮКА

— Напоминает ли вам Кучеров кого-то из ваших партнеров по «Детройту» из Русской Пятерки?

— Из них — нет, а если его с кем-то сравнивать, то с (Владимиром) Крутовым. Мне кажется, их стили в чем-то похожи. Он не торопится принять первое попавшееся решение, выжидает — и затем направляет шайбу именно туда, куда хочет направить. Конечно, Крутов не играл за «Детройт», и я не наблюдал за ним на тренировках, но мы достаточно много играли друг против друга за сборные (на Кубке Канады-84 и трех чемпионатах мира. — Прим. И. Р.). Разница, понятно, есть, любое сравнение условно — но вот именно оно пришло мне в голову. А игра Влади (Наместникова) в чем-то похожа на Игоря Ларионова.

— Красивейший хет-трик Кучерова в Матче звезд, который смотрела вся Северная Америка, может сделать его популярнее повсюду?

— Да. All-Star Game смотрят все, он привлекает большое внимание, и от него ждут в первую очередь удовольствия. И особенно такие голы, как третий, который забил в той игре Никита, способны сделать очень многое. Мальчишки по всей Канаде и Штатам будут пытаться повторить этот трюк. Когда-то Павел Дацюк, выйдя один на один с вратарем «Далласа» Марти Турко, исполнил такой финт, что все пацаны, которые занимались хоккеем, вдруг стали подражать ему. Поэтому такой гол, забитый в таком матче, несомненно, привлечет еще большее внимание к Кучу. Но когда я путешествую по стране и общаюсь в том числе со своими друзьями из хоккейной среды, то вижу: все и так понимают, каким уникальным талантом он обладает.

— Мама Кучерова рассказывала мне, что ее очень впечатлило, когда 19-летний Никита приехал в Тампу на операцию, и вы выкроили из своего графика время, чтобы приехать и поговорить с ней.

— Да, помню этот момент. Куч проделал большой путь из России с мамой, лег на операцию — и мы просто хотели заверить ее, что позаботимся о ее ребенке со всей серьезностью. И в самой клинике, и после выхода из нее. Можно себе представить, как волнуется человек, который привез через океан сына, они не говорят на языке, его кладут на операцию. Чего ждать, о чем думать?

Вот я и решил, что нужно обязательно поговорить с ней самому. Представиться, сказать, что для Никиты и для нее мы сделаем все необходимое, не бросим их. Мы вообще уделяем внимание и по-человечески относимся ко всем нашим игрокам, и Никита не стал исключением. Его мама — очень приятная женщина, я тоже порадовался, что мы увиделись. И вообще всегда считаю нужным общаться с семьями хоккеистов, поскольку таким образом мы начинаем лучше понимать друг друга.

— То, как к Кучерову отнеслись в «Тампе», во многом повлияло на его решение остаться в Северной Америке. Потому что в ЦСКА он столкнулся с совсем другим.

— Не знаю, как все было там, не могу это комментировать. Но для нас все было однозначно: это — игрок, права на которого в НХЛ у нашего клуба, и мы должны сделать для него все. Мы хотели объяснить, как смотрим на жизнь и делаем свое дело — только и всего. И нам поверили.

— Вы в тот приезд не убеждали его остаться в США?

— Нет, это было его решение. Он сказал: «Хочу играть в НХЛ». Он, собственно, всегда это говорил. Понимая, что это лучшая лига мира и здесь играют сильнейшие хоккеисты.

КУЧ СКАЗАЛ: «ХОЧУ ИГРАТЬ В НХЛ. И БУДУ ДЕЛАТЬ ДЛЯ ЭТОГО ВСЕ, ЧТО ВЫ СКАЖЕТЕ»

— Помните, кто первым в «Тампе» взял Кучерова на карандаш?

— Эл Марри. Я уже упоминал юниорский ЧМ-2011, и там Никита играл в звене с Григоренко и Якуповым. Последние двое оттянули на себя наибольшее внимание скаутов. О Куче говорили меньше, он смотрелся, может, не так эффектно, но Эл сказал мне: «Продолжай наблюдать за ним. Он не просто забивает, а делает множество маленьких игровых вещей, и из этих троих именно он, по-нашему, — особенный игрок». Это было весной 2011-го.

Сам я первый раз увидел его на Subway Series, в звене с Наместниковым и Гусевым. Смотрел игру в Оттаве, и там уже можно было заметить особые инстинкты, которые у Куча развиты. Мне стало ясно, что у этого парня есть шанс стать очень хорошим игроком. Он доминировал в каждой лиге, куда приходил! И в юниорской лиге Квебека, и в АХЛ, а теперь и в НХЛ.

— Думаете ли, что у Кучерова есть потенциал стать более сильным хоккеистом, чем Овечкин и Малкин?

— Он отличается от них. Каждый из этой тройки обладает уникальными качествами, своим стилем. Ови — это пробивная мощь, сила щелчка. Малкин — габариты и умение обыграть любого один в один, классные руки. А у Куча, кстати, абсолютно те же рост и вес, что были у меня. Выражусь так: он позволяет шайбе делать всю работу. Отдал — открылся, отдал — открылся. Он не просто имеет шанс встать на один уровень с этими парнями, он уже там стоит. И он моложе них. Овечкин и Малкин — элитные хоккеисты, но и Никита, отличаясь от них по стилю, тоже один из лучших игроков в НХЛ.

— Услышал про «отдал — открылся» — и вспомнил, что его первый тренер Геннадий Курдин как раз и воспитывал Кучерова, по его выражению, как «советского хоккеиста».

— Я играл против тройки Крутов — Ларионов — Макаров. А еще против парней, которых тут помнят не так хорошо, но я запомнил на всю жизнь — Хомутова и Быкова. Фантастические хоккеисты! Против них было очень сложно играть. Шайба у них ходила так, что могла обнаружиться где угодно. И вот как раз они обладали особыми навыками, позволявшими шайбе делать всю работу. Так же, как сейчас Куч. Именно поэтому у них так все работает в звене с Влади и Стэммером.

Большие игроки — такие, как Марио Лемье, Малкин — обладают своими достоинствами. Но Уэйн Гретцки был гораздо менее мощным, чем они, но обладал способностью доставить шайбу в абсолютно любую точку. И Куч играет в той же манере.

— Много раз слышал тезис — и от Ларионова, и от кучеровских мамы и первого тренера — что ему очень повезло получить вас в качестве генерального менеджера.

— А нам повезло, что мы встретили парня, который при первой встрече сказал нам: «Хочу играть в НХЛ. Скажите мне, что я должен для этого делать». В итоге он поехал сначала в Квебек, оттуда — в Руэн-Норанду, где у него были очень хорошие тренеры. И там, и в АХЛ он продолжал говорить: «Просто скажите мне, что я должен делать, — и я сделаю». Куч — умный человек, и он работает на каждым аспектом своей игры. И он как мало кто другой заслужил то, что показывает в этом сезоне. Его рабочая этика, решимость — все это на высшем уровне.

— Выбор Наместникова в первом раунде, а Кучерова — во втором объяснялся только тем, что первый к тому моменту играл в Канаде, а второй в России? Или были еще какие-то соображения?

— Ты никогда не знаешь точно, как будет проходить драфт. На шесть месяцев позже порядок выбора игроков может быть уже совсем другим. Но у Влади не было контракта в КХЛ, он играл в Северной Америке, и мы предполагали, что он должен уйти где-то между 20-м и 40-м номерами. В итоге мы взяли его 27-м.

Никита не был настолько на виду. И у него был контракт в России. Сейчас уже не вспомню, на какой позиции в общих списках он значился, но мы предвидели, что если поменяем их местами и возьмем в первом раунде Кучерова, то Наместникова к моменту, когда подойдет наша очередь, уже кто-то заберет. А наоборот — скорее всего, нет. И наш план сработал.

— Прямо шахматы какие-то!

— Да. Эл Марри — очень опытный человек в драфтовых хитросплетениях, у него работает чутье, как все должно сложиться. У него есть идеи и план, который почти всегда сбывается. За редкими исключениями.

ПЕРЕГОВОРЫ С НАМЕСТНИКОВЫМ НАЧНЕМ В МЕЖСЕЗОНЬЕ. ЭТОТ СЕЗОН ГОВОРИТ В ЕГО ПОЛЬЗУ

— Помните, как Вячеслав Козлов приводил своего маленького племянника Влада в раздевалку «Детройта»?

— Да. Еще помню, как сестра Славы часто приходила с ним гулять в парк в городке Бирмингем под Детройтом, а я там же гулял со своими детьми — чуть помладше, чем Владди. Это уникальная и интересная ситуация — драфтовать игрока, семью которого ты много лет знаешь и самого видел еще совсем маленьким. Помню даже, как немного играл против отца Влади. Все это очень помогло в плане того, что мы всегда хотим знать о наших будущих хоккеистах, какой у них характер, какие корни. Здесь с этим не было вообще никаких проблем.

— Семья Наместниковых — первая российская династия в НХЛ. Никогда еще отец и сын из нашей страны не играли в лучшей лиге мира.

— Не знал этого. Но думаю, что дальше будет больше. Ведь российские игроки начали приезжать в НХЛ только на стыке 80-х и 90-х, и сейчас как раз подросло или подрастает поколение их наследников.

— Путь Наместникова в первое звено «Тампы» получился весьма долгим и сложным для игрока, задрафтованного в первом раунде. Два сезона в юниорской лиге, три — в АХЛ. Не ожидали, что дорога получится более гладкой?

— Это нормальный путь для большинства хоккеистов, которых драфтуют в 18. К тому же у него были травмы, замедлявшие процесс. В первом сезоне в «Сиракьюз» он повредил плечо, в следующем сезоне — сломал руку. Тем не менее в АХЛ он был очень хорош.

Еще одной причиной задержки было то, что у «Тампы» все это время все было в порядке с форвардами, и ему приходилось находиться за спинами других. Но в этом сезоне мы пошли на определенные перемены, внедрили группу молодежи, а ему дали возможность играть больше. Он терпеливо ждал своего часа и воспользовался им. И все же подчеркну — путь, который он прошел, как раз можно назвать традиционным.

— Козлов рассказывал, что звонил вам пару лет назад, и вы посоветовали, чтобы племянник подкачался, набрал мышечную массу.

— Да, ему надо было стать мощнее. Он силен в катании и при этом играет весьма жестко. Влади — не из тех, кто боится уходить в углы площадки и вести там борьбу за шайбу. Он там отвоевывает ее, рубится на пятачке — и все это означает, что силовой компонент ему необходим. Стиль его игры требует этого.

— Как бы вы охарактеризовали его роль в звене с Кучеровым и Стэмкосом?

— Будучи от природы центрфорвардом, Наместников играет в этом звене на краю. По-моему, он адаптировался к этой роли очень хорошо, и важно то, что когда они играют втроем, то каждый оказывается везде. У этой тройки нет «желобов», по которым каждый катается, они постоянно меняются местами.

Я всегда больше воспринимал Влади как плеймейкера, а в этом звене он, как это ни парадоксально, больше проявляет себя как наконечник. Куч и Стэммер привлекают к себе огромную часть внимания защитников, создают моменты, а Наместников проникает к воротам и ими пользуется. Он забил очень много шайб, находя пустые пространства, которые возникают в результате творческих действий его партнеров по звену. Русские и вообще европейцы играют чуть иначе, чем большинство североамериканцев, но эти трое понимают друг друга просто здорово.

— У Наместникова — контрактный сезон. Еще не начали переговоры?

— Дождемся окончания сезона. Его агент Дэн Мильштейн и я немного поговорили на эту тему, но пока без какой-либо конкретики. Просто сошлись на том, что у Влади однозначно хороший год. Это, безусловно, говорит в его пользу.

КУЧ ХОЧЕТ НЕ БАСТОВАТЬ, А ИГРАТЬ В ХОККЕЙ

— Многие считают вас гениальным переговорщиком. Многие ведущие игроки «Тампы» подписали куда более скромные контракты, чем могли бы требовать. Тот же Кучеров осенью 2016 года — никто не думал, что он согласится на 4,76 миллиона в год.

— Нет, мы не гении ни в каких смыслах (улыбается). Просто все должны понимать разницу между коротким и длинным контрактами, что напрямую связано с тем, о неограниченно и ограниченно ли свободном агенте идет речь. Неограниченно свободные имеют значительно большую цену, тем более что у них нет права на арбитраж.

Учитывая все эти нюансы, если бы мы подписали Куча на семи- или восьмилетний контракт, он был бы совершенно другим. Но в тот момент внутри клуба была такая позиция, что все наши игроки выходили из-под контракта новичка, и мы заключали с ними 2−3-летние соглашения — до того, как они затронут «неограниченно свободный» возраст.

Таков путь, которым мы решили идти, чтобы наша зарплатная структура справилась с потолком зарплат без ущерба для команды. У нас не было иного выхода, как выгадывать преимущество из «ограниченно свободных» лет. Очевидно, что после следующего сезона контракт Куча пойдет вверх. У него останется один «ограниченный» сезон, а дальше начнутся неограниченные. Поэтому соглашение будет принципиально иным.

Некоторые клубы сразу после контрактов новичка заключают с хоккеистами долгосрочные договоры. Мы же стараемся сохранить всех хороших игроков, каких только возможно, оставаясь конкурентоспособными. И используем для этого систему, о которой я только что рассказал. В следующем году потолок зарплат станет намного выше, и это облегчит нашу задачу.

В прошлом году мы собирались бороться за Кубок Стэнли, но даже не вышли в плей-офф. То есть по части результата наш план не сработал. Теперь в нашем распоряжении нынешний и следующий сезоны, когда Куч еще будет играть по прежнему контракту. Понятно, что и у него, и у того же Василевского новые соглашения будут выше, но мы постараемся компенсировать это за счет вливания новых молодых хоккеистов и одновременного роста потолка зарплат.

Повторяю: ничего гениального в том, что мы делаем, нет. Просто мы работаем по плану. Но рынок меняется каждый год, и с тем, как играет Куч, он от этого выгадает.

— Но если бы Кучеров был Федоровым, Яшиным или Хабибулиным, он в прошлом сезоне мог бы спокойно сидеть, бастовать и ждать, пока ему заплатят требуемые деньги.

— Да. Не могу говорить за Куча и не должен этого делать — но он хочет играть в хоккей. Выходить на лед, играть и выигрывать.

— Идут споры, кто MVP «Тампы» и одновременно всей лиги в этом сезоне — Кучеров или Василевский. Фил Эспозито сказал мне, что, по его мнению, Василевский, поскольку при неудачной игре Кучерова команда все равно способна выиграть, а Василевского — нет. Ваше мнение?

— Они одинаково важны. Так же, как и, например, Виктор Хедман. Вратарь, защитник, нападающий — и все они жизненно важны для нашей команды. Не хочу выбирать кого-то одного из них. И если борьба действительно развернется между Васи и Кучем, я только порадуюсь, что они оба у нас есть (улыбается).

ДАЖЕ В САМЫЕ СЛОЖНЫЕ МОМЕНТЫ ВАСИ ГОВОРИЛ: «ХОЧУ ИГРАТЬ ЗАВТРА!»

— Ожидали ли вы, что взлет Василевского произойдет столь круто? Он ведь играет первый сезон в качестве вратаря № 1.

— Не удивлен этому точно. В прошлом сезоне, когда мы обменяли Бена Бишопа, Васи стал играть каждый матч и провел за оставшееся время, по-моему, 26 встреч. Нужно было решать — готов ли 22-летний Васи к роли первого вратаря?

Когда мы в прошлом году сделали обмен, мы должны были так поступить. У нас имелся молодой голкипер, который по нашему мнению, на каком-то этапе должен был превратиться в элитного вратаря НХЛ. И должны были пойти на обмен Биша, чтобы дать Васи время. Плюс потолок зарплат, не учитывать который не могли.

В этом сезоне все складывается хорошо. Васи показал, что он готов играть 60 с лишним матчей за сезон плюс плей-офф. И даже если что-то не сложится в этом году — значит, сложится в следующем. Мы уверены в том, что он должен справиться.

Конечно, мы не были убеждены, что он будет настолько хорош к этому моменту. В прошлом сезоне (после обмена Бишопа) у Андрея были взлеты и падения, что ему самому не сильно нравилось. Но очень важно, что он всегда говорил: «Я хочу играть завтра! Я хочу играть завтра!» Не было ни поисков оправданий, ни стремления себя пожалеть. Как-то у нас было много травм, и Васи должен был выходить в каждом матче. У нас была серия встреч с сильными командами, мало что получалось, по нашим воротам наносилось по 40 бросков, и мы пропускали по 5−6 голов (вероятно, имеется в виду отрезок с 3 по 8 января 2016-го, когда «Тампа» потерпела четыре поражения подряд, и в трех матчах от «Виннипега», «Нэшвилла» и «Питтсбурга» Василевский пропустил по 6 шайб. — Прим. И. Р.). Но он не сдавался, хотел играть — и становился все лучше и лучше. У него есть ментальная сила, чтобы после неудач вставать и идти дальше. Глядя на все это, мы и пришли к выводу, что все будет в порядке.

— Василевский помнит, что единственный Кубок Стэнли «Тампа» выиграла с вратарем из России — Николаем Хабибулиным. Как вы думаете, ему эта успешная русская вратарская история в клубе психологически помогла?

— Если в целом посмотреть на лигу и на драфт-пики в ней, то в последние пять-семь лет Россия произвела на свет множество хороших голкиперов. Не знаю, что изменилось в подготовке вратарей внутри страны, но это факт. В КХЛ играют молодые вратари, задрафтованные «Рейнджерс», «Айлендерс» и «Вашингтоном» (Шестеркин, Сорокин и Самсонов. — Прим. И. Р.), и каждый год драфтуются новые — в частности, в прошлом году Жуков (в «Вегас» в 4-м раунде; на том же драфте были взяты Устименко в «Филадельфию», Тарасов в «Коламбус». — Прим. И. Р.). Думаю, что в том числе и это укрепляет уверенность Васи в себе.

— Мне доводилось слышать о том, что «Лайтнинг» пытаются, но нигде не могут найти Хабибулина — чтобы он участвовал в ветеранских мероприятиях клуба, в юбилеях Кубка-2004. Якобы даже капитан той команды Дэйв Андрейчак, статуя которому стоит перед ареной, не смог его нигде обнаружить.

— Знаю одно: Хабибулин в Тампе очень-очень популярен. Болельщики до сих пор расстроены его уходом после выигрыша Кубка Стэнли и локаута в «Чикаго» и были бы очень рады увидеть и поприветствовать его здесь. «Лайтнинг» 2004 года для них очень дороги. Хабибулин в воротах, Дэн Бойл в защите, Марти, Винни (Сан-Луи, Лекавалье), Брэд Ричардс, Модин в атаке — яркие характеры и популярные игроки. Я его давно не видел, и знаю, что его очень хотят сюда пригласить.

— Когда вы обменяли Друэна на Сергачева, предполагали, что в этом сезоне 19-летний хоккеист уже будет твердым игроком первой команды?

— Мы дали ему все возможности на предсезонке себя проявить и хотели, чтобы он начал сезон в команде, — но не знали, будет ли он играть регулярно. Когда дело касается юниоров, не нужно на что-либо закладываться при переходе на совершенно другой уровень НХЛ. Мы допускали, что он может на пару сезонов отправиться в АХЛ, но Сергачеву удалось попасть в «Тампу» сразу. Опять же, не знали, сможет ли он играть по 8 или по 18 минут за матч. Но он адаптировался быстро, а ведь в этом сезоне по-прежнему имел право играть за «Виндзор» в юниорской лиге! Хотя ему еще многому нужно учиться.

— Почему он и отсидел в ложе прессы две игры перед Матчем звезд.

— Да. Наш тренер хорош и тем, что задает достаточно строгие стандарты игры, и такими решениями подчеркивает, что надо им соответствовать. Оборона в НХЛ — сложная работа, чтобы все хватать на лету. Но у Сергачева многое получается, и мы его любим. Харизматичный, умный человек, который имеет все, чтобы стать по-настоящему хорошим хоккеистом.

— «Норрис Трофи» — единственный из важнейших индивидуальных призов в НХЛ, который россияне никогда не выигрывали. По-вашему, у Сергачева есть потенциал, чтобы однажды это сделать?

— Эту награду выиграть очень сложно. У него однозначно есть инструменты, чтобы это сделать. Не собираюсь плодить неоправданные ожидания или привлекать ненужное внимание, но потенциал у него есть. И если он на протяжении длительного времени будет прикладывать к нему соответствующую работу, однажды может стать новым Виктором Хедманом. Они разные игроки, но кое-что их объединяет — большие габариты, прекрасное катание. Хедман в 26 гораздо сильнее, чем был в 19, и с Михаилом, надеюсь, произойдет то же самое.

НЕСТЕРОВ ДО КОНЦА НЕ АДАПТИРОВАЛСЯ К ИГРЕ В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ

— В 7-м раунде 2012 года вы задрафтовали Никиту Гусева, но минувшим летом обменяли права на него в «Вегас». Не жалеете, что он так пока и не собрался в НХЛ, учитывая, что он лучший друг и партнер по звену Кучерова с детства?

— Да, мы не раз наблюдали их играющими вместе и знаем, насколько они хороши в связке. 7-й раунд был связан с пониманием, что он еще какое-то время за океан не поедет. Но мы надеялись, что однажды Гусев все-таки примет такое решение.

Видим, что в России он от года к году становится все лучше. Но, когда был драфт расширения, мы старались удержать у себя всех важных для нас хоккеистов. И постарались совершить с «Вегасом» сделку, которая позволила бы сохранить действующую команду. Обмен прав на Никиту был связан еще и с тем, что мы опять же понимали: он и сейчас не собирается переезжать за океан, то есть как минимум еще пару лет придется подождать. К тому же у нас есть достаточно много более молодых форвардов, которые проходят через нашу систему и не сегодня-завтра будут стучаться в основной состав. Поэтому мы и смогли позволить себе отдать права на него.

Надеюсь все же, что он приедет в НХЛ. Гусев — очень приятный человек, и хотя последние пару лет мы не общались, но отлично помню, что это счастливый молодой парень, от которого исходил позитив. Наши скауты наблюдают все международные турниры и всегда отмечают, как он растет. Думаю, на данный момент у него карьера идет вверх, он получает удовольствие от хоккея. Будет интересно, если он все-таки приедет.

— Слышал мнение, что, когда его контракт со СКА истечет, он в 27 лет как раз станет для НХЛ неограниченно свободным агентом, и при желании вы сможете спокойно взять его в «Лайтнинг».

— Гусев принадлежит «Вегасу», и мне просто нельзя говорить о таких вещах в подобном разрезе. Поэтому повторю: было бы очень любопытно увидеть его в НХЛ.

— Можно ли назвать единственным вашим российским разочарованием в «Тампе» Никиту Нестерова?

— Не рассматриваю его как разочарование. Более того, как человек Никита мне нравится, и общение с ним было приятно. Защитник Нестеров очень хороший. И техника, и игровой интеллект, и катание, и мощь — у него есть все. Но по каким-то причинам он так до конца и не адаптировался к хоккею в Северной Америке. Не знаю, захочет ли он в какой-то момент сделать вторую попытку — но вижу, что в КХЛ он играет много, и это помогает ему.

Надо понимать: не каждый игрок, которого ты драфтуешь, успешно преодолевает все препятствия на пути в команду, независимо от того, откуда он. Возможно, он был расстроен тем, что хотел проводить на льду гораздо больше времени. По-прежнему считаю, что у него есть все, чтобы играть в НХЛ, и он достаточно молод, чтобы сделать это.

— Мне говорили — в том числе и сами игроки, — что его английский был далек от совершенства.

— Конечно, владение языком помогает игроку, тем более что все собрания тренеры проводят на английском. По крайней мере, когда мы с ним общались, я видел, что Никита все понимает, хотя свободно изъясняться не мог. В конечном счете, не думаю, что это было основным вопросом.

НЕ ВЗЯТЬ КОСТИНА БЫЛО ДЛЯ НАС СЛОЖНЫМ РЕШЕНИЕМ

— Недавно вы публично хвалили Александра Волкова из фарм-клуба, задрафтованного в прошлом году. Когда ждете его в первой команде?

— Не хочу задавать никаких графиков по его появлению в НХЛ. Но Волков реально хорош. Это умный хоккеист, и этот игровой интеллект впечатлил нас во время просмотра прошлогодней Subway Series. Он знает, что нужно делать на площадке! Позиционно, в принятии решений… А когда он приехал в тренинг-кемп, то мы поняли, что в свои 20 лет он настолько хорош, что мы даже этого не ожидали. АХЛ — сложная лига, и он сражается там достойно. Алекс — двусторонний форвард с качественным броском и желанием бросать с разных позиций. Его привыкание к Америке проходит благополучно. Так же, как и Наместников, он умеет придержать шайбу и прикрыть ее от соперника.

Когда Кучеров играл первый сезон в АХЛ, мы уже к ноябрю поняли, что он слишком хорош для этой лиги. На данный момент Алекс развивается в правильном русле и хорошими темпами. Пройдет ли месяц или год до его вызова в «Тампу», не знаю, но скажу: мы считаем, что Волков должен играть в НХЛ. У него есть для этого все.

— Недавно Клим Костин — единственный россиянин, задрафтованный в прошлом году в первом раунде, рассказывал в интервью, что был уверен: он окажется не в «Сент-Луисе», а в «Тампе». Что пошло не так?

— Для нас это стало сложным решением. Мы выбирали 14-ми и задрафтовали защитника Кэла Фута. В нашей системе не было достаточного количества праворуких защитников, и в выборе между Климом и Кэлом мы предпочли последнего именно потому, что нам в конкретный момент такие защитники были нужны больше, чем форварды.

Мы внимательно наблюдали за Костиным. Он был часто травмирован в прошлом году, но нам нравился стиль, в котором он играет — и Клим здорово сыграл недавно на МЧМ. К тому моменту, как «Сент-Луис» его взял 31-м, мы уже начали обдумывать, что бы такое провернуть, чтобы он все-таки оказался у нас. Но тут его забрали «Блюз».

— Как дела у двух ваших драфт-пиков, играющих в юниорских лигах, — 204-сантиметрового гиганта-защитника Олега Сосунова и центрфорварда Алексея Липанова?

— К сожалению, Сосунов не участвовал в Subway Series, но он играет в очень хорошей юниорской команде «Мус Джоу», и у него впечатляющей показатель полезности — «плюс 22» или что-то вроде того, он набрал около 30 очков. У него все идет хорошо. Стэйси Руст, директор «Тампы» по развитию игроков, внимательно за ним наблюдает. По моему впечатлению, хоккеист очень доволен, получает удовольствие от игры, и мы впечатлены его потенциалом. Не думаю, что год назад кто-то в Северной Америке знал, кто это такой. Но в тренинг-кемпе он показал не только свои габариты, но и катание, и интеллект.

Липанова недавно обменяли из «Бэрри Колтс» в «Садбери Вулвз». У него была хорошая первая половина года, отличная Subway Series. Отличным получился у него и тренинг-кемп. Умный и техничный форвард. Мы видим у него яркое будущее, и для него хорошо находиться в Северной Америке. Пусть даже сейчас он перешел в более юную команду, зато там у него будет много игрового времени. Как и Волкову, ему нужно быть терпеливым, набираться силы — и все будет идти своим чередом. В целом мы впечатлены обоими парнями, играющими в канадских юниорских лигах, причем и их человеческими качествами тоже.

ЧТОБЫ ВЫИГРАТЬ КУБОК СТЭНЛИ, ДОЛЖНО СОЙТИСЬ МНОГО ВЕЩЕЙ

— Если бы Джон Купер не был поклонником российского стиля игры или даже был бы настроен против него, как, например, Клод Жюльен, у него были бы шансы возглавлять «Лайтнинг»?

— Куп в лиге уже пять лет, и он хочет умных игроков и хороших людей. Неважно откуда. В каждой стране, в том числе Канаде и США, есть хорошие и плохие люди. До НХЛ Куп работал в разных лигах, и до АХЛ не работал с большим количеством европейцев. Ему потребовалось время, чтобы узнать их культуру и найти к ним подход. Все ведь смотрят на вещи по-разному.

Считаю, одна из вещей, которые делают Купа успешным тренером на данный момент, — он умеет слышать игроков, понимать и различать моменты, которые мотивируют каждого из них. В то же время он очень требователен и может бросить игрокам вызов. Мне по-настоящему нравится тот стиль игры, который он хочет привить команде. Его приятно смотреть и с ним можно быть успешным. Одна из ключевых вещей — чтобы генеральный менеджер и главный тренер сходились во взглядах на хоккей. У нас это есть.

— Учитывая лидерство команды в регулярке, сбалансированность ее состава, недавний опыт достижения финала и полуфинала, любой результат, кроме Кубка Стэнли, вы расцените как неудачу?

— Ох… Во-первых, говорить об этом на стыке января и февраля очень рано, все ведь меняется каждый день. Во-вторых, поймите: выиграть Кубок Стэнли по-настоящему сложно. Его нельзя запланировать. Невозможно предсказать, кто победит в этом году — «Тампа», «Питтсбург» или кто-то еще. Должно сойтись очень много вещей, чтобы ты победил. Да, наша цель — выиграть Кубок Стэнли. Надеюсь, это случится в нынешнем сезоне. Если нет — надеюсь, в следующем. И так далее. Мы будем продолжать ставить эту задачу из сезона в сезон.

В лиге 31 команда, и лишь одна из них выигрывает Кубок. У твоей команды может быть прекрасный сезон — но вы все равно не возьмете трофей. Сейчас мы просто стараемся завоевать место в плей-офф, а о Кубке будем думать, когда он наступит.

— В «Детройте» вы играли с Русской Пятеркой. Возможно ли, что в один прекрасный день за «Тампу» выйдет русская шестерка: Василевский; Сергачев — Сосунов; Волков — Наместников — Кучеров?

— Это очень даже возможно! Сергачев уже в «Тампе», и мы считаем, что Сосунов будет играть в НХЛ. Как и Алекс Волков. И потенциально мы вполне можем увидеть их всех вместе.

В СОЧИ СПОРТСМЕНАМ ОСТАВАЛОСЬ ДУМАТЬ ТОЛЬКО ОБ ИГРЕ

— И еще одна тема — олимпийская. Для вас не чужая, поскольку еще в Сочи вы работали генеральным менеджером сборной Канады и выиграли свое второе золото после Ванкувера в этой роли.

— Я получил от этой Олимпиады и опыта, полученного на ней, огромное удовольствие.

— Сейчас за пределами России о Сочи-2014 говорят в основном применительно к допинговому скандалу. А как те Игры воспринимаете вы?

— Как игрок, я был в Нагано и Солт-Лейк-Сити, как менеджер — в Ванкувере и Сочи, и все это оставило великолепную память. Но в Сочи было нечто особенное. Что нужно любому спортсмену на таких турнирах? Думать только о спорте. Так вот, на Олимпиаде-2014 было то, чего не было нигде больше, и знаю, что хоккеистам это очень нравилось. Олимпийская деревня, где они жили, находилась в считаных метрах ходьбы от игровой и тренировочной арен. Пройти пять минут от жилья до раздевалки — да об этом только мечтать можно! У каждого в распоряжении был велосипед. Все было так легко, и им оставалось думать только об игре. И сами дворцы были прекрасны. Хозяева проделали великолепную работу при их строительстве. То есть, с точки зрения самих спортсменов, вся организация Игр была просто выдающейся.

— Будете скучать по Олимпиаде, когда она вскоре начнется в Пхенчхане? Насколько мне известно, вы по-прежнему являетесь сторонником участия хоккеистов НХЛ в зимних Играх.

— Определенно да. Олимпиады — это великолепно для хоккея в целом, в них очень здорово участвовать и наблюдать за ними со стороны. Я успел понять, как это важно для игрока — иметь возможность сыграть за свою страну на Олимпиаде. Но и как человеку, любящему хоккей, мне приятно наблюдать за этим зрелищем.

Надеюсь, что НХЛ проведет работу с МОК и ИИХФ в дальнейшем, чтобы туда вернуться. Работаю в НХЛ, отвечаю за клуб и понимаю вещи, которые были важны для лиги и поспособствовали такому решению. Но считаю, что все это можно преодолеть. Это важно для хоккея.

— Отправите ли вы в Пхенчхан скаутов «Тампы»?

— Нет. У нас очень напряженное время — европейским скаутам будет чем заняться и помимо Олимпиады, тем более что все игры можно увидеть по ТВ. Это не одно и то же, но общее представление даст. Что же касается профессиональных скаутов, то это будет жаркая пора подготовки к дедлайну по обменам.

— Вы в роли генерального менеджера сборной Канады выиграли обе свои Олимпиады. Какой опыт вы извлекли из этой работы, который помог вам в «Тампе»?

— У нас был доступ ко всем лучшим игрокам, тренерам, менеджерам Канады. И одним из главных принципов той работы был такой: привлечь к работе всех лучших, кого только можно! И работа, и общение с этими лучшими, конечно, очень сильно мне помогли на будущее. Взять хотя бы менеджмент. Питер Чиарелли, Даг Армстронг, Кен Холланд, Кевин Лоу — все эти опытнейшие люди входили в нашу команду. А какая группа тренеров во главе с Майком Бэбкоком!

— Но как могут сработаться люди, каждый из которых привык быть в своей организации номером 1? Меня это всегда поражало.

— Каждый в нашей группе менеджеров превратился в скаута. Нам нужно было знать об игроках все. Мы должны были понимать, кто в какой ситуации окажется на льду. Все забыли о своих эго. Мы просто хотели выиграть. Мы понимали, что всю Канаду волнует только золотая медаль в хоккее, а что именно мы будем для этого делать и как распределять роли — для страны второстепенно. Работой Майка Бэбкока как главного тренера было принимать окончательные решения по составу, и он при помощи ассистентов делал это.

— Почему вы оба раза назначили главным тренером именно его?

— Последний год своей игры за «Детройт» я играл у него. Видел, как он работает, как принимает решения. Он выиграл Кубок Стэнли. Когда ты возглавляешь сборную Канады на Олимпиаде, вся страна, разбирающаяся в хоккее, въедливо анализирует каждое твое решение, и с этим очень сложно сладить. Но он не боялся принимать решения любой степени сложности. Бэбкок — сильный лидер, и я получил удовольствие в процессе работы с ним. Он очень честен и говорит тебе то, что реально думает. Все эти качества перенеслись из Ванкувера-2010 в Сочи-2014.

— Вся Россия по-прежнему помнит 3:7 в четвертьфинале Россия — Канада в Ванкувере. Что, по-вашему, этому разгрому поспособствовало?

— В группе мы провели, считаю, очень приличный по качеству матч против США, но уступили (3:5. — Прим. И. Р.). Была и встреча со Швейцарией, которую мы выиграли только по буллитам. У нас было множество шансов, и мы просто не могли забить. Понимаю, все ожидали, что мы будем выигрывать каждый матч — 8:0, но так не бывает.

Так или иначе, нам пришлось играть дополнительный матч за выход в четвертьфинал с Германией. У России, занявшей в своей группе первое место, такой встречи не было. И она в итоге нам очень помогла, дав дополнительное время для того, чтобы сыграться и поработать над определенными вещами.

Игра с Россией была сверхважной. Канада — Россия — это всегда круто, но тут речь шла и о реванше за поражение в четвертьфинале Олимпиады-2006, и о том, что все происходит у нас дома, но при этом Россия перед турниром рассматривалась как его фаворит. Словом, наши парни были готовы. К счастью, у нас получился очень удачный старт. Быстрый гол снял очень большой вес с плеч хоккеистов. Возможно, это была лучшая наша игра на турнире — хотя финал с США, может, оказался еще лучше.

— Считаете Россию в Пхенчхане фаворитом — с Ковальчуком, Дацюком и Войновым в составе?

— Турнир могут выиграть все. Думаю, будет очень интересно именно потому, что никто не знает, чего ждать от команд в таких составах. Но, не особо вглядываясь в глубину составов, можно ожидать, что Россия будет фаворитом. Все-таки опыт — и в НХЛ, и за сборную — у ряда российских ведущих игроков огромен.