18 июня, источник: Спорт-Экспресс

Кузнецов: В США я изменился. Но я русский и всегда им останусь

Долгожданный разговор.

Источник: Reuters

Российский нападающий «Вашингтона», обладатель Кубка Стэнли и лучший бомбардир плей-офф Евгений Кузнецов в первом большом интервью после триумфа «Кэпиталз» рассказал «СЭ» о том, как праздновал победу клуба и какова была его травма в финальной серии с «Вегасом», а также объяснил, в чем прибавил Александр Овечкин.

НЕ ЛЮБЛЮ ВЫПИВАТЬ НА ПУБЛИКЕ. СТЕСНЯЮСЬ

— Рад слышать вас через десять дней после победы в Кубке Стэнли. Удивительно, что вы дома. Вообще не праздновали?

— В смысле не праздновал?

— Ну, фото и видео с кубком мелькают чуть ли не каждый день, а вас там нет. Вы в фонтане плавали?

— Нет, не плавал. У меня же в Вашингтоне родители, семья. Я хотел с ними провести как можно больше времени. Да и не особо я люблю на публике выпивать. Стесняюсь.

— Да что стесняться-то?

— Все равно как-то. Мама увидит потом — ей будет неприятно.

— То есть самое веселье у вас было дома, с родными.

— Так не было особого веселья. Усталость — чувство, которое я сейчас испытываю.

— Кто бы мог подумать.

— Пока даже понимания нет, что я выиграл Кубок Стэнли. Может быть, позже, когда привезу трофей в Челябинск.

— У вас уже есть план, сроки?

— Пока нет, еще не планировали расписание, когда трофей поедет в гости. Думаю, что это будет не во время предсезонного турнира на призы губернатора Челябинской области, а чуть раньше. Хочу привезти Кубок в детскую школу, выставить потом на арене на пару часов, чтобы любой мог посмотреть, сфотографироваться.

— Есть фотография, где на трофее сидит ваша дочка. Это очень мило. Что еще сделали с Кубком?

— Да пока ничего. Дома все это скромно было. Надеюсь на фантазию моих друзей в Челябинске, которые что-нибудь придумают.

— Говорят, что у Александра Овечкина трофей не забрать. И в лиге с этим ничего поделать не могут.

— Ладно вам. Забрали уже давно, все в порядке.

— Вы здорово выступили во время парада.

— Да уж, до сих пор неловко. Я тогда не ожидал, что меня отправят говорить какие-то слова болельщикам. И настолько разволновался, что все слова из головы вылетели. Хотел просто отметить, как важен этот трофей для наших близких, для фанатов. И потом случайно вылетела эта фраза.

— Да нечего тут стесняться.

— Мне потом и ребята говорили, мол, выступил в своем стиле. От души.

— Слушайте, а насколько в Вашингтоне ваша победа стала праздником?

— Вы видели парад?

— Видел, но это все-таки ролики, которые не дают объективной оценки.

— Это стало настоящим праздником для всего города. Опять же во время парада, когда установили сцену, я смотрел вдаль и не видел, где заканчивается толпа. Радуются все, весь Вашингтон.

ЗА СУТКИ ДО МАТЧА ДОКТОР СКАЗАЛ: «ИДИ НА ЛЕД»

— Итак, плей-офф уже закончился и можно говорить о травмах. Так что у вас было с рукой?

— С плечом. Это же началось еще в регулярном чемпионате. У меня вылетело плечо, но, к счастью, проблема оказалась не слишком серьезной. Помните, давно у меня была проблема с плечом?

— Еще бы.

— Все, что оперировали, осталось на месте, не повредилось. Возникла новая сложность. В итоге в первый раз я восстанавливался десять дней, отправился с командой в поездку, думал, что, возможно, сыграю в Детройте, но потом перенесли выход на встречу с «Монреалем».

— Но могли бы еще отдохнуть.

— Наверное, и мог. Но я очень люблю играть в Монреале и сказал тренеру, что готов выйти на лед. Получилось удачно. Причем, я внимательно следил за ощущениями, пошел в контакт, чтобы понять, будут ли проблемы. Но все оказалось нормально. Я продолжал восстанавливаться, закачивал руку, но играть не прекращал.

— И потом случилось этот силовой прием в финале против «Вегаса».

— Да, снова возникли проблемы с этим плечом. Знаете, я еще тогда хотел вернуться на лед. Был готов, разговаривал об этом с врачами и тренером. Но в той встрече наша команда стала забивать, все было удачно, я еще отметил, что без меня «Вашингтон» выглядит лучше, так что лучше не форсировать.

— Никто не говорил, сыграете ли вы в третьем матче или нет. Это обычная ситуация для плей-офф, чтобы запутать соперника?

— Нет-нет, реально было непонятно, сыграю я или нет. Боль была, повреждение никуда не делось. Повезло с тем, что между вторым и третьим матчем была пауза. Мне ставили уколы, тейпировали руку, врачи колдовали, как могли. И за сутки до игры доктор мне говорит: «Иди на лед». Я удивился.

— Чему?

— Да плечо болело же. Но доктор настаивал — иди, мол, катайся. И я пошел. И понял, что травмы — не травмы, а финал Кубка Стэнли случается не каждый раз. Понял, что могу играть, осознал, что мое появление на скамейке важно для команды. Договоренность была с тренером, что если у меня возникнут проблемы, то я просто буду реже выходить на лед.

— И вместо редких появлений провели великолепный матч. Вообще заметил, что как у вас травма, так вы играете еще лучше.

— Ага, я тоже об этом задумался. Но реально получилось, что было непросто, но я справился. Только не думайте, что это какой-то подвиг. У нас тут и не с такими травмами играли.

— Никлас Бэкстрем вышел со сломанным пальцем.

— Вот тоже пример. Причем, стал рваться на лед, как только опухоль спала. Но даже со сломанным пальцем Бэки — лучший.

— Много споров было, нарушал ли против вас правила Макнэбб или нет.

— Да все там нормально было. Там не было ничего грубого, я прекрасно видел соперника и мог уйти от столкновения.

— А чего же не ушли?

— Слушайте, я был с шайбой на красной линии. У меня был выбор: уйти и совершить потерю на красной линии или сохранить шайбу. Не хотелось бы с таким соперником давать им возможность совершить потенциально опасную атаку.

— Кстати, про «Вегас». Мы с вами говорили о них во время сезона. Но они удивляли и удивляли, да даже в финале могли зацепиться.

— И у нас бы возникли серьезные проблемы, если бы не сам «Вегас». Понимаете, они играют в конференции, где совершенно другой хоккей. Запад и Восток — это вообще, как две разные лиги. И если бы они продолжали действовать в своем стиле в финале, то у нас бы возникли очень серьезные проблемы. Но они почему-то стали против нас играть в хоккей. А это для нас удобно. Вот из-за этого мы и достаточно быстро завершили серию.

ЕСЛИ БЫ Я ГОЛОСОВАЛ, ОТДАЛ БЫ ОВЕЧКИНУ «КОНН СМАЙТ»

— Знаю, что вы не любите, когда вас выделяют, но все-таки по общему признанию вы были главным претендентом на «Конн Смайт Трофи». Потом ассоциация журналистов опубликовала результаты голосования и только пять репортеров поставили вас на первое место. Всего пять журналистов разбираются в хоккее в НХЛ.

— Да ладно вам. Если бы я голосовал, то тоже бы поставил на первое место Александра Овечкина. Он ведь реально стал другим. Он сумел в таком возрасте, после стольких лет очень сильно изменить свой хоккей. Вы посмотрите, как он добавил в черновой работе. Нет-нет, Овечкин заслуженно взял трофей.

— Вы выиграли титул в первый год после подписания великолепного контракта. Теперь семь лет можно просто получать удовольствие от хоккея и ничего не делать.

— Самое главное, что я понял после победы в Кубке Стэнли, что это самое великолепное чувство и я очень хочу снова поднять трофей над головой. Ни о какой потере мотивации не может идти и речи. Я хочу снова выиграть, я готов сделать это. Буду очень усиленно тренироваться в Челябинске, готовиться к сезону, чтобы снова идти за победой. Это непередаваемое чувство.

— Так кто вам даст готовиться в Челябинске после такого?

— Готовился же раньше. На самом деле, очень немногие знают мой номер телефона, нет такого, что мне постоянно названивают и куда-то приглашают. Да и потом уже все известно, когда я начинаю тренировки, когда работаю два раза в день, то меня даже бессмысленно куда-то звать, что-то предлагать. Я до воскресенья вообще никуда не хожу — только тренировки. Но могу вечером выйти во двор, раздать автографы, сфотографироваться.

— Все это было до того, как вы выиграли Кубок Стэнли. Сейчас, наверное, будет торжественная встреча с участием властей.

— Да ладно вам, кто меня там знает.

— Вы же прошлым летом должны были встретиться с Барри Тротцем. О чем шла речь?

— Не-не, я с ним не встретился. Дима Орлов виделся, а мы как-то не смогли пересечься в России. По телефону говорили.

— И о чем?

— Обсуждали сезон. Но я вообще не любитель говорить на тему команды. Я не из тех, кто будет настаивать на каких-то сочетаниях. Даже были случаи, когда Барри пытался со мной обсудить, с кем мне удобней сыграть, с какими партнерами. Я сразу это пресекал. Говорил, что вообще не готов говорить на такую тему, определять состав. С кем выпустят, с тем и буду играть.

Я РУССКИЙ И ВСЕГДА ИМ ОСТАНУСЬ

— Брукс Орпик говорит, что вы стали американцем и это помогло вам стать лидером. Вы действительно уже больше американец, чем русский?

— Конечно, нет. Я русский и всегда им останусь. У меня есть родина, я люблю свою страну. В словах Брукса есть здравое зерно в том, что в США я, конечно, изменился. Если ты работаешь в Америке, то должен понимать менталитет этой страны, стараться быть таким, как все, не выделяться.

— Ладно, скажите, а вы видели ту женщину, которая оголила грудь на трибуне после того, как вы получили кубок?

— Да все видели, конечно. Ха-ха, смешно получилось, да и не каждый раз такое случается. Знаете, рядом с дамой был ее муж. И он тоже радовался и, кажется, одобрял.

— Скоро драфт в НХЛ. Андрея Свечникова считают чуть ли не вашим преемником, пусть вы, конечно, и совершенно разные хоккеисты.

— Мы же виделись с ним. Он и другие ребята приходили в раздевалку нашей команды. Очень скромный парень. Мы немного пообщались, минут пять, так как у нас была игра, но я даже за это время понял, как он любит хоккей, как предан ему. Надеюсь, что у него будет большое будущее.

— Как вы справляетесь с тем, что вас постоянно хвалили в этом сезоне? Даже я в нашем разговоре пару раз не выдержал.

— А никак не справлялся. Давно уже удалил все сайты, где есть хоккейные новости. Вообще ничего не читаю, только изредка узнаю новости из КХЛ. А так — сплошной вакуум.

— О, неожиданно. Хотите расскажу, что происходит?

— Нет-нет, новости я знаю, все-таки живу в коллективе, среди людей. Мне говорят. Но сам ничего не читаю.

— И последний вопрос. Многие после победы, говорят: «Вот вам всем, кто в меня не верил». От вас я не слышал ничего такого, но есть ли люди, которые не верили в вас, а сейчас вы можете сказать, что все им доказали.

— Нет. Наоборот, я хотел бы поблагодарить всех, кто болел за меня, переживал, верил или не верил — неважно. Знаете, ко мне пришло много сообщений после победы. Я всем ответил, пусть не сразу, но ответил всем. Вы ведь получили ответ?

— Да, конечно.

— Никого не пропустил, хотя еще не смог ответить в двух социальных сетях. Это очень приятно, я понял, как важно, когда тебя поздравляют с титулом ли, с днем рождения, который у меня был во время плей-офф. Я всем благодарен, спасибо, что следите за мной. И ни к кому я не испытываю чувства, о котором вы говорите. Просто хочу сказать огромное спасибо всем.