7 декабря, источник: Чемпионат.com

Как может пройти объединение НХЛ с КХЛ? В Америке это всерьёз обсуждают

Клубы со всего мира будут бороться за Кубок Стэнли. Лет через 50. Они либо сумасшедшие, либо всё знают.

Источник: Reuters

НХЛ завершила эпоху расширения принятием в лигу 32-й команды — из Сиэтла. В обозримом будущем новые команды в Северной Америке не появятся, но что насчёт всего мира? The Athletic попросил заместителя комиссара НХЛ Билла Дэйли, бывшего президента федерации хоккея Канады и президента «Эдмонтона» Боба Николсона, исполнительного директора Альянса европейских клубов и хоккейной Лиги чемпионов Шимона Шемберга, бывшего тренера сборной Канады и клубов КХЛ Дэйва Кинга и тренера «Виннипега» Пола Мориса порассуждали о том, как может измениться НХЛ через 50 лет.

Возможно ли через 50 лет расширение НХЛ за пределы Северной Америки?

Кинг: Это очень вероятно. Это не та концепция, которая не сможет работать, особенно учитывая, что НХЛ в последнее время становится глобальной. У нас есть игроки из Швейцарии, Франции, Словении и других не традиционных хоккейных стран. Надо понимать, как сильно игроки всего мира хотят выступать в НХЛ. Они уезжают из родных стран, чтобы играть в НХЛ. Илья Ковальчук мог бы ещё лет пять зарабатывать $ 9−10 млн в год, если бы остался в КХЛ и его бы там не трогали. Но он вернулся в НХЛ, потому что это всё ещё НХЛ.

Во-вторых, аппетит к энхаэловскому хоккею в Европе растёт. Возьмём для примера Швейцарию. Когда-то матч «Монреаля» с «Детройтом» в Берне собирал 7−8 тысяч человек, а на следующий день на игру «Цуга» с «Берном» приходило в два раза больше болельщиков. Это меняется, потому что появляются швейцарские игроки. Фанаты теперь думают: «Наши ребята там играют, и играют здорово. Может, и мы можем играть на таком уровне.

Морис: Бренд НХЛ двигает глубина лиги, тот факт, что здесь играют лучшие. Если говорить о далёком будущем и допустить, что глубина останется на уровне, я уверен, что идея мировой лиги может сработать. Может получиться как с Олимпиадами, футбол станет мировым летним видом спорта, а хоккей — зимним. Это было бы потрясающе.

Дэйли: Было бы глупо отметать возможность того, что в определённый момент мы перерастём Северную Америку и сможем иметь эффективные и успешные клубы за пределами континента. За время моей работы в НХЛ европейский хоккей проделал большой путь в плане профессионализма и развития, но пока что остаются препятствия, чтобы претворить такую возможность в жизнь. Это перелёты, инфраструктура, экономики рынков. В Европе сейчас способны поддерживать экономику НХЛ только эпизодически. Это трудности ближайшего будущего. Но в любом случае наша лига лучше всех подготовлена для того, чтобы в будущем взять на себя эту инициативу. Грядёт день, когда мы захотим покорить следующий великий рубеж.

Могут ли все клубы НХЛ начинать сезоны в Европе?

Морис: Это было бы фантастически, можно будет проводить сборы в Европе и начинать сезон раньше. И никто не будет переживать за то, что школьные чемпионаты по американскому футболу забирают себе часть аудитории. Европейцы начинают сезон в сентябре, а многие команды НХЛ не хотят играть дома даже в октябре из-за конкуренции с другими видами спорта.

Конечно, год в КХЛ не делает меня экспертом, но я понял, что там люди обожают хоккей. Они бы с удовольствием посмотрели, как Евгений Малкин с «Питтсбургом» играет в Магнитогорске. Малкин там рок-звезда, думаю, сами игроки открыты к таким предложениям.

Шемберг: Европейцы восхищаются НХЛ, но думаю, они больше не хотят смотреть товарищеские матчи. Они хотят настоящего соревнования. На мой взгляд, в будущем надо организовать постоянное соревнование между лидерами НХЛ и лучшими командами Европы. Чтобы в этих матчах было за что сражаться. Рынок матчей между сборными сейчас полностью насыщен, больше игр сделать уже нельзя. В клубном хоккее иначе, и у нас как раз нет значимого соревнования между НХЛ и Европой. Я вижу будущее за этим.

Кинг: Европейские лиги понимают, что экономика игры будет расти, если ты выступаешь в НХЛ, а не в местном чемпионате. Все эти лиги испытывают проблемы, потому что уровень игры падает. Их молодёжь очень хороша, но общий уровень лиг падает. В Швеции играет 12 команд, для этого нужно много хоккеистов. Сейчас в Северной Америке выступает 100 шведов, так что глубина шведских команд уже не та, что раньше. Представьте, что вы швед, и у вас вдруг появляется шанс играть за команду НХЛ из Стокгольма. Ты подумаешь: «Чёрт, конечно, я буду там играть». Думаю, некоторые ассоциации и федерации в Европе должны сейчас встать и сказать: «Это лучший вариант для нашего хоккея. Зачем бороться с НХЛ? Зачем пытаться оставить нашу молодёжь здесь на лишние пару лет? Давайте вступим в эту лигу, тогда некоторые наши ребята будут играть дома».

Как преодолеть препятствия: перелёты, неразвитую инфраструктуру и цены уровня НХЛ?

Дэйли: По большому счёту, перелёты я не считаю серьёзным препятствием. Приведу в пример КХЛ, там некоторые клубы преодолевают 10 часовых поясов, чтобы попасть на выездной матч. Понятно, что нужно больше одной-двух дальних команд, чтобы эти путешествия оправдали себя. Но в некоторых смыслах перелёт с Восточного побережья в Европу — это то же самое, что перелёт между побережьями в Америке. Расстояния — точно не проблема.

Шемберг: Что касается инфраструктуры, то в Европе есть от силы 10 арен уровня НХЛ. Пару стадионов вместительностью 18 тыс., ещё несколько на 14−15 тыс. и несколько на 12 тыс. Но главная проблема в том, что в Европе не платят по $ 100 за билет на хоккей, таких цен просто не существует. Здесь нельзя каждый день собирать по 17 тыс. человек на матч, которые бы покупали такие дорогие билеты. На цену билета влияют зарплаты игроков, которые клубы должны платить по правилам коллективного соглашения.

Дэйли: Соглашусь, что сейчас местная экономика не приспособлена к ценам НХЛ, и это будет негативно сказываться на европейских клубах. Но у нас выработаны механизмы финансовой помощи таким клубам, чтобы у них было время набрать собственный вес, а фанаты смогли понять, что цена справедлива для продукта, который они получают. Здесь это работает, полагаю, сработает и там, просто потребуется время.

Нужно ли будет менять правила драфта?

Шемберг: Сможет ли НХЛ принять тот факт, что «Хельсинки Харрикейнз» или «Берлин Брюинз» получат первый номер драфта и условный Остон Мэттьюс не будет играть в «Торонто», потому что его выбрал «Хельсинки»? Если ты вступаешь в НХЛ, то должен иметь равные права с остальными, ведь так?

Морис: Знаете что, я гарантирую, что в маленьком городке в Онтарио есть парень, который наденет джерси клуба НХЛ, где бы тот ни находился. Это же бренд. Страсть и желание играть в НХЛ одинаковы у всех игроков. То же самое можно сказать о парне из маленького города в Сибири. Они просто хотят играть в НХЛ.

Николсон: Никакая другая лига не сравнится с брендом НХЛ. Все стремятся играть здесь, неважно, в какой стране. Им важны чемпионаты мира и Олимпиады, но главная цель — попасть в НХЛ.

Может ли НХЛ объединиться с КХЛ, как когда-то с ВХА?

Кинг: В КХЛ сейчас обсуждают появление четырёх новых команд за пределами России. Ещё не говорят где, но я полагаю, одна из них будет в Лондоне, ещё одна — в Испании. Это предвестие того, что будет в будущем. Думаю, появится глобальная лига. Думаю, однажды мы увидим мировой чемпионат за Кубок Стэнли. Думаю, страны в итоге примут эту идею, потому что она позволит местным топ-игрокам играть на родине. Шведу не обязательно будет ехать в «Нью-Джерси», чтобы играть в НХЛ.

Заключение

Шемберг: До этого мы обсуждали всё с точки зрения НХЛ, но ещё надо рассмотреть европейскую точку зрения. При расширении в Европу и создании команд в Стокгольме, Праге или Хельсинки, надо понимать, что там уже есть клубы со 100-летней историей. Как это повлияет на них?

Хоккей в Европе развит, и если НХЛ придёт в Европу, надо понять, навредит ли это старым командам или поможет? Надо будет работать совместно с европейским хоккеем, чтобы развивать хоккей, а не одну НХЛ.

Дэйли: Мы не хотим вредить мировой хоккейной инфраструктуре, а работаем совместно и сотрудничаем. Мы не наносим вреда тому, что великолепно развивает наших игроков и лигу.

Мы понимаем, что не являемся единственной профессиональной лигой на свете. Мы не хотим, чтобы нас воспринимали как больших и страшных североамериканцев, которые собираются захватить мир. Мы хотим пойти путём поддержки того, что там уже есть, и предложить другой вариант хоккея на другом уровне.

Мы будем очень досконально во всём разбираться. Возможно, это займёт больше времени, но мы хотим работать в сотрудничестве, а не через агрессию. Не все хотят, чтобы НХЛ произвела фурор в Европе. Они бы хотели, чтобы мы держались подальше и не затрагивали их коммерческие интересы. Это намного сложнее, чем просто прийти, установить свой флаг на земле и заявить, что она наша.