26 марта, источник: Sport24

«В Америке смотрят на русских и называют их волшебниками». Хоккеист Мальцев, променявший СКА на АХЛ

Интервью воспитанника питерских армейцев, который прошлым летом уехал в «Нью-Джерси».

Мальцев стал одним из тех, кто в прошлом году неожиданно для всех собрался в Северную Америку. Ему только начали доверять в СКА и вроде бы очень рассчитывали на него в следующем сезоне. Но Михаил отказался от контракта на внушительную сумму с родным клубом и подписал трехлетнее соглашение новичка с «Нью-Джерси». Несмотря на удачное выступление в тренировочном лагере, его все равно отправили в АХЛ, где он провел весь сезон. После приостановки сезона из-за пандемии коронавируса 22-летний нападающий вернулся в Петербург и рассказал корреспонденту Sport24, почему он выбрал Америку и не пожалел.

«Клуб на днях устраивал прямой эфир йоги»

— Вы насовсем вернулись в Россию?
— Официального решения нет, пока чемпионат АХЛ отменили до мая. Нам сказали, что можем уезжать по домам, все ребята из команды разлетелись. Лучше дома в России быть. Тем более в Америке даже тренировать нельзя, все закрыто.

— Джетлаг уже прошел?
— Я прилетел в прошлую среду, так что уже перестроился.

— Вас после Америки посадили на карантин?
— Не совсем. В АХЛ сказали, что нужно до конца марта быть на самоизоляции. Иногда выхожу гулять, тренируюсь на улице.

— В Петербурге пока не закрыли спортзалы (разговор состоялся 24 марта, до их закрытия. — Sport24). Как поддерживаете форму?
— Первую неделю я отдыхал, только один раз выходил на пробежку и дома занимался с клюшкой. В спортзалы не рискую ходить.

— В команде рассылали планы домашних тренировок?
— Нам прислали рекомендации, устраивали еще прямой эфир йоги. Но я не смог посмотреть, так как у нас ночь была. Это по желанию было. Не думаю, что много кто занимался.

— Как вы относитесь к йоге? Знаю, что во многих клубах НХЛ популярна и йога, и разные медитации.
— У нас один раз на выезде после долгого переезда было занятие йоги. Когда была травма спины, то для восстановления ходил на растяжку.

— Сейчас не думали о том, чтобы арендовать в Петербурге лед и кататься?
— Я занимался этим вопросом. Там, где я катался прошлым летом, сейчас никого нет. Думал в «Хоккейном городе» позаниматься, но в медцентре карантин, так что не знаю, получится ли со льдом. На следующей неделе еще буду узнавать.

«Было немного страшновато лететь»

— Учитывая, что многие игроки АХЛ разъехались по домам, уже отменили Мемориальный кубок CHL, допускаете, что и сезон в АХЛ, скорее всего, доигран не будет?
— Все может быть. Но НХЛ должна продолжить сезон. С АХЛ сложнее, но игроки из фарм-клубов все равно нужны будут. Нам сказали, что до мая точно можем сидеть дома.

— 12 марта в НХЛ и АХЛ объявили о приостановке сезона. Расскажите, что тогда делали?
— Сидел дома, ждал решения лиги, нельзя даже было на арену прийти в зал потренироваться. Потом сказали, что можем уезжать домой. Все обрадовались, что хотя бы ясность наступила. Делать было нечего — весь день дома проводили.

— Я видела, как в Калифорнии пустуют уже пару недель полки магазинов: нет ни туалетной бумаги, ни круп, ни куркумы, которая укрепляет иммунитет. Что было в Бингхэмтоне?
— Мой друг, Егор Шарангович, рассказывал, что у него дома закончилась туалетная бумага, и не мог ее купить. Полки были пустые в продуктовом: раскупили консервы, крупы, туалетную бумагу. К счастью, у нас все было дома.

— Вас до этого момента тема коронавируса наверняка не очень беспокоила?
— Вы правы. Я знал, что происходит в Китае, но и представить не мог, что это распространится на весь мир.

— В самолетах летали в маске?
— Нет, но было немного страшновато лететь. Я перед отъездом у доктора взял перчатки и антисептик. А масок в Бингхэмтоне было уже не достать — все раскупили.

«Я все хотел красиво играть, а надо было быстрее»

— Первый сезон за океаном получается неполным. Но все-таки какие выводы можете сделать об этом периоде?
— Первая половина сезона получилась сложной. Хоккей здесь совсем другой, плюс у меня была травма. Не было друзей, город совсем не похож на Питер, да и бытовых проблем было достаточно. Но зимой уже привык, и игра пошла.

— 21 очко в 49 матчах — вы довольны результатом или считаете это неудачей?
— У меня в начале сезона было три очка в 17 матчах. Это гораздо хуже. Я даже не всегда в состав попадал, выходил в четвертом звене, не получал большинства и меньшинства. Приходилось каждый день доказывать, на что я способен. Честно, думал, что дальше будет хуже, но ситуация выправилась.

— На сайте АХЛ вы числитесь крайним нападающих, хотя в России всегда играли в центре. Вас передвинули на край?
— Нет, так и остался в центре. На сайте ошибка, не знаю, почему они меня в левые крайние записали.

— Какое игровое время вам давали в последнее время?
— Сначала в среднем играл по девять минут, то потом стали выпускать по 15−17 минут за матч.

— Егор Рыков рассказывал, что в «Хартфорде» с ним много работали над катанием. В «Бингхэмтоне» что-то подобное было?
— Мне говорили, что нужно быстрее играть, потому что я был таким типичным русским центрфордом, который встанет на две ноги и будет искать пасы. Я все хотел красиво играть, а надо было быстрее бежать и бросать. Тренеры целый год на это обращали внимание.

— Чему вас Сергей Брылин научил?
— Он помог влиться в команду. Если я что-то не понимал, то он помогал с переводом. В принципе, английский я знал хорошо, но кое-какие хоккейные словечки пришлось выучить. Брылин ко мне всегда подходил с компьютером, показывал каждый день кое-какие моменты, говорил, чего от меня тренер хочет.

— Языковой барьер преодолели?
— Его, в принципе, и так не было, просто надо было разговорный подтянуть.

— Бингхэмтон — город с населением в 50 тысяч жителей. Вам там повеситься от скуки не хочется? Как убивали свободное время?
— Было очень скучно. Там город: каток, гостиница, одна улица и все остальное — это жилые дома. К середине чемпионата я посмотрел все сериалы и купил себе компьютер — начал играть.

— У вас были командные вечеринки?
— Вечеринка новичков должна была быть в Монреале, но тогда чемпионат приостановили. Помню, что вместе собрались и смотрели Супербоул.

— Интересно было?
— Я правила понимаю, но мне неинтересно. Никогда его не смотрел, он еще и идет часа четыре. Было много благотворительных встреч: навещали больных, детей, общались с фанатами.

— Вы один жили?
— Нет, с двумя партнерами по команде в доме. Должен был жить с Попугаевым, но его отправили в лигу пониже.

— К самостоятельному быту привыкли?
— С уборкой проблем не было. А вот готовить я не умею: сначала что-то готовил, потом надоело, и стал заказывать.

«Мне сначала в АХЛ нужно было многое доказывать»

— На предсезонке вы забили потрясающий гол в ворота Георгиева, который потом все обсуждали. Признайтесь, вы после этого думали, что дорога в НХЛ открыта?
— Конечно, думал, что после этого все пойдет хорошо. Но после этой игры я провел только один матч, после которого меня отправили в АХЛ. В то же время понимал, что у «Нью-Джерси» была перспективная команда, много хороших центральных, на предсезонке мы всех обыгрывали, поэтому пробиться в основу будет очень непросто.

— Глядя на то, как неудачно выступают «Дэвилз» по ходу сезона, все время ждали вызова в основу?
— На самом деле, нет. Мне сначала в АХЛ нужно было многое доказывать. По ходу сезона вызывали только лучших бомбардиров. Надо было сильно выделяться в фарм-клубе, чтобы получить вызов. В начале «Нью-Джерси» вообще никого не поднимали, хотели своими силами исправить сезон.

— По ходу сезона понимали, что вызова можете в этом году и не получить?
— Я, конечно, надеялся. Но в концовке уже окончательно сосредоточился на игре за «Бингхэмтон». В январе мы были на последнем месте, а в феврале-марте вышли в зону плей-офф.

— В декабре и январе вы еще исполнили в этом же стиле буллит, и кто-то даже предполагал, что финт Форсберга нужно переименовать.
— Ну, у меня с детства получался этот буллит. Знаю, как его надо исполнять. Так что похвалу спокойно воспринял.

— Что партнеры говорили?
— Все время говорят: «Вот русские, все время они чего-то на льду придумывают». Смотрят и называют волшебниками.

— Пробовали на тренировках лакросс-голы исполнять или другие финты?
— Иногда пробую что-нибудь новенькое, прошу вратарей после тренировки остаться, чтобы я смог побросать.

«Я приехал в Америку и очень многому научился»

— После одного сезона в Америке, в частности в АХЛ, многие задумываются о возвращении в Россию. К примеру, Загидулин вернется в «Металлург». У вас такие мысли появлялись?
— Конечно, возникали. Не буду врать, когда были плохие матчи, когда мало играл, то всякое в голове было. Агент и близкие поддержали. Сейчас понимаю — хорошо, что в тот момент не стал принимать никаких решений и не стал возвращаться. Пока я буду чувствовать, что смогу там заиграть, то я буду бороться и стараться пробиться. Если пойму, что не могу, то буду говорить об этом. Я подписал трехлетний контракт с «Нью-Джерси» и собираюсь его отработать.

— В прошлом году вы провели всего 13 матчей в КХЛ, но наверняка знаете, сколько сыграли в этом Марченко, Морозов и Подколзин. В связи с этим не поторопились ли вы с отъездом?
— Думаю, я бы играл в КХЛ. В начале сезона меня мучили мысли: «Блин, мог остаться и играть». Но я приехал сюда и очень многому научился. Здесь хоккей реально намного быстрее. Я из-за этого и уезжал. Чтобы играть в НХЛ, мне надо прибавлять в скорости. В АХЛ как раз такой хоккей: концентрацию потеряешь, и тебя сразу в борт впечатают.

— Я знаю, что многие ваши знакомые, в том числе из СКА, хотят последовать вашему примеру и уехать в Америку. Вы их не будете останавливать?
— Меня много кто спрашивает про Америку, было ли сложно, что удивило и так далее. Я даю советы исходя из того, какие у ребят есть варианты. Кому-то лучше здесь продолжить карьеру, кому-то там. Но в итоге всегда человек должен сам принимать решение и нести за него ответственность.