Источник: AP 2020

Все лето и первый месяц осени 2019-го фанаты «Нью-Йорк Рейнджерс» ждали дебюта за их клуб российского форварда Артемия Панарина. Дождались 5 октября — новый сезон «синерубашечники» открывали домашним матчем с «Виннипегом». Панарин не испортил праздник болельщикам и забил в первой же игре.

По ходу одной из атак «Рейнджерс» он первым оказался у бесхозной шайбы в левом круге вбрасывания и тут же упаковал ее в сетку. Хозяева победили 6:4, Артемий добавил к голу результативный ассист и заработал показатель полезности «+3». Идеальный дебют.

«Для меня было реально важно забить этот гол. Первая игра получилась действительно напряженной. И я очень счастлив, что мне это удалось сделать».

Слова Панарина после той игры нельзя считать дежурными. Для хоккеиста, в котором видит лидера или даже спасителя многотысячная армия фанатов, очень важно сходу начать оправдывать ее ожидания. Интересно, что за 17 лет до Артемия в подобной роли оказывалась другая русская суперзвезда — Павел Буре. В него тоже безумно верили поклонники «Рейнджерс», и он тоже выдал мощный дебют на льду «Мэдисон-Сквер-Гарден».

В марте 2002-го обмен Русской Ракеты из «Флориды» в «Нью-Йорк» казался делом решенным, но в какой-то момент в дело вмешался «Даллас», и дело застопорилось. Кажется, Буре реально мог отправиться в Техас, но накануне трансферного дедлайна все-таки сработал более очевидный сценарий — Павел стал игроком «Рейнджерс». Он мгновенно вылетел в направлении Большого яблока — нужно было быстрее адаптироваться в команде и помочь ей выйти в плей-офф.

Источник: AP 2020

«Впечатления самые лучшие. Нью-Йорк не зря называют столицей мира. Мы должны вернуть ему Кубок Стэнли».

Антураж для дебюта был очень подходящим — в соперниках у «Рейнджерс» был бывший клуб Буре «Ванкувер». А настроя россиянину добавил уже бывший партнер по «Пантерз» Билл Линдсей, параллельно с ним обменянный в «Монреаль». Форвард-разрушитель раскритиковал своего суперзвездного коллегу за лень:

«Я разочарован тем, как Павел вел себя во “Флориде”. Порой я не верил своим глазам — лидер команды, зарабатывающий 10 миллионов в год, первым уходил с тренировки и со стадиона! Я проводил 8 минут за матч и старался больше, чем Павел, игравший по полчаса. Сомневаюсь, пожму ли ему при встрече руку…».

Уже через несколько часов Линдсею предстояло увидеть, как Буре купается в обожании фанатов «Нью-Йорка». Чтобы впервые забить за новый клуб, ему понадобилось всего полтора периода. Счет еще не был открыт, когда Эрик Линдрос потерял шайбу в попытке выскочить «1 в 0», а Русская Ракета подобрала ее и отправила в сетку. Гуляй, «Мэдисон-сквер-гарден»!

Увы, праздник на трибунах нью-йоркской арены продолжался недолго — хозяева проиграли тот матч со счетом 1:3. Но с личной точки зрения Буре стартовал в «Рейнджерс» нисколько не слабее Панарина — помимо голевого он нанес еще 6 бросков по воротам Дэна Клутье. Записав в свою биографию очередной легендарный эпизод, Буре после игры рассказывал о том, почему взял 9-й, а не привычный 10-й номер и отвечал на обвинения со стороны Линдсея:

«Я удивлен. Конечно, у каждого может быть свое мнение. Но все же мне кажется, что Линдсей ведет себя непорядочно — особенно учитывая ту роль запасного, которую он играл в команде. Есть такая хорошая пословица: собака лает, а караван идет… Для меня значительно более важным является мнение моего старого друга и нового одноклубника Марка Мессье. Вот кто может дать мне верную оценку.

«Десятка», как известно, занята Сэнди Маккарти. Поэтому я взял номер, под которым выступал великий хоккеист Морис Ришар. Именно его именем назван трофей лучшему снайперу НХЛ, который я завоевывал в предыдущие два сезона. До меня номер «9″ много лет принадлежал в “Рейнджерс” Адаму Грэйвзу — я позвонил ему в Сан-Хосе и, можно сказать, попросил у него разрешение».

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс. Дзене.