27 января, источник: Спорт-Экспресс

Илья Ковальчук: Недопуск Шипулина и других наших звезд на Олимпиаду — это несправедливо

Нападающий сборной России на специальном мероприятии в Туле, посвященном поездке хоккейной команды в Пхенчхан, ответил на вопросы журналистов.

Источник: Спорт-Экспресс

Петр ПОРТЯНСКИЙ

из Тулы

— В пять лет меня отдал отец в тверскую хоккейную школу. — начал разговор с журналистами Ковальчук. Он сам играл в баскетбол и был фанатом хоккея. Меня не надо было заставлять, и каждый день в 7 утра мы ходили на тренировку.

— Никогда не хотелось бросить?

— Такого никогда не было. Я даже сам поднимал родителей, чтобы успеть на лед.

— Какие неспортивные вещи мешали себя реализовать?

— Иногда спорту мешала школа, и приходилось делать выбор не в пользу учебы. Мама помогала с уроками дома.

— Как ощущали себя первым номером драфта?

— Тогда я играл за «Спартак». До 15 лет не знал, что такое НХЛ, — признался Ковальчук. — О заокеанской лиге рассказали агенты и скауты и сообщили, что я могу стать первым номером драфта. Конечно, следил за нашими в Америке — за Пашей Буре, который забивал много голов. Когда меня выбрали, отец был еще жив. Это была его заслуга. Номер 17 я выбрал из-за папы, кумиром которого был Валерий Харламов. Я родился после того, как он ушел из жизни, но я смотрел его игры на записях — неординарный игрок был с отличным катанием и техникой.

— С чем можно сравнить победный гол в финале чемпионата мира?

— До сих пор, когда его вижу, мурашки бегут по телу. Дай бог, это не последний гол в моей карьере.

— Перед Олимпиадой настраиваетесь на что-то подобное?

— Нет, надеюсь, обойдется без овертайма. Выходишь на каждую игру как на последнюю, тем более когда надеваешь майку сборной. Эта Олимпиада будет особенной, так что будем работать как можно лучше.

— Почему отдали приз MVP плей-офф пару лет назад Евгению Дадонову?

— Посчитал, что Женя его отыграл здорово — побил рекорд снайперов и бомбардиров, был лучшим в нашей команде. Организаторы выбрали меня.

— У вас же случались конфликты с тренерами.

— Я тогда был молод и горяч, сейчас Илья Ковальчук совсем другой: семьянин, четверо детей. Сейчас я чувствую силу и уверенность, взволнован только в хорошем смысле слова. Дождемся первой игры 14 февраля.

— Были уверены, что МОК вас пригласит на Олимпиаду?

— В себе я уверен всегда, у меня не было инцидентов с допингом. Не допустили Виктора Ана, Антона Шипулина, наших лыжников и конькобежцев — это уже неспортивная игра получается. Это несправедливо, надеюсь, все еще поменяется. Слава богу, я попал в список приглашенных.

— В Пхенчхане болельщики надеются на хоккейное золото. «Красная Машина» — в деле?

— Чтобы стать «Красной Машиной», надо выиграть что-то достойное. Перед нами стоит цель, для ее выполнения есть все возможности и созданы все условия. Мы полностью выложимся, чтобы выиграть золото.

— Будете удалять аккаунты в соцсетях в связи с ограничениями МОК?

— Нет, конечно.

— Многие начинают подсчитывать вероятные медали России. Сейчас это имеет значение?

— Для нашей сборной мы можем выиграть только одну. Мы займемся этим. А ваше дело — считать остальные награды. Желаю удачи.

— Какое настроение в команде после отстранения пятерых хоккеистов?

— Это мы не можем контролировать. Ребята собираются в Новогорск с огромным желанием и осознают всю ответственность,

— Что насчет старта в Пхенчхане?

— Каждая Олимпиада — это событие. Мечта любого пацана — попасть в сборную России и сыграть на Олимпиаде. Для меня, дай бог, это будут пятые Игры, и хочется выиграть что-то более весомее, чем бронзовые медали.

Admin
Готово
Произошла ошибка