Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 февраля, источник: Чемпионат.com

Мы не умеем побеждать на заказ. Почему золото Олимпиады еще не у России

Россия не первая, кто недооценивала немцев.

Источник: AP 2018

Перед решающем матчем с Германией наши игроки и тренеры вспоминали, какой финал Олимпийских игр им запал в душу больше всего. Харийс Витолиньш без раздумий упомянул Лэйк-Плэсид и то, что американцы называют «Чудом на льду». Для нас, разумеется, это никакое не чудо, а чёрное пятно на хоккейной истории. Богдан Киселевич, как представитель более молодого поколения, назвал финал с Чехией в Нагано.

Объединяет эти два финала не только то, что по ним сняты художественные фильмы. Прежде всего, это примеры того, как Голиаф приклоняет колено перед Давидом. Причём в роли коллективного великана неизменно выступали наши хоккеисты: в 1980 году советские, а в 1998 — российские. Нет, конечно, у чехов в Нагано были и Ягр, и Гашек, и в целом их сложно ставить на одну ступень с американскими студентами, но и фаворитами в том финале они тоже не были.

Здесь, в Пхёнчхане, столько отсылок к этим двумя финалам, что от параллелей никуда не деться. Нагано вспоминали в преддверии полуфинала с чехами, а Лэйк-Плэсид всплыл в памяти после немецкой шоковой терапии. Ну, а главное, что не позволяет отгонять от себя скверные мысли, это нынешний статус сборной России. Здесь её называют и «Красной машиной», и командой уровня НХЛ, и просто безоговорочным фаворитом.

На команду Олега Знарка ставили и до начала турнира, а путь российской команды к финалу только подтвердил авансы букмекеров. Здесь вам и уверенная победа над сборной США, и более чем лояльная кубковая сетка. С каждым днём нашим парням всё активнее примеряли золотые медали. Они на это пытались не реагировать, но полностью абстрагироваться, забившись в кокон, не под силу никому. И то, что в финал пробилась именно Германия, а не Канада, способно только усугубить ситуацию.

Чисто игровых причин, по которым от нас может уплыть золото, нет. Россия сильнее Германии абсолютно во всех линиях. Нельзя назвать неудобным и стиль немецкой команды. Это перед встречей с чехами мы небезосновательно опасались, что соперник затянет нас в болото и утопит там под градом из контратак. Подопечные Марко Штурма пусть и выглядят командой организованной, сами и играют и другим дают. Нет у Германии и такого вратаря как Павел Францоуз, которым можно пугать нападающих мирового класса.

Так как же тогда шведы с канадцами умудрились слить такой Германии, где нет ни топового голкипера, ни звёзд даже европейского хоккея, не говоря уже про мировой? В полуфинале им очень помог Кевин Пулин, появившийся в раме вместо травмированного Бена Скривенса. Прямо скажем, и вратарь «Салавата Юлаева» — не оплот стабильности, а уж его сменщик и подавно. Василий Кошечкин со своей сухой серией идёт на лучше вратаря турнира, но мы же помним его игру со Словакией. Если соперник играет вторым номером, а магнитогорский вратарь замерзает, жди беды.

Виктор Фаст, к слову, тоже свой матч против Швеции провёл не идеально, но его ошибки — это всё же не главная причина скандинавского конфуза. «Тре крунур», прежде всего, не ожидали активной игры и размякли при немецком давлении. Грозит ли это сборной России? Мы всё же будем побоевитее шведов, у которых бесхарактерность, кажется, зашита в ментальный код. А вот скатиться к глупым удалениям, чем грешили как шведы, так и канадцы, можем на раз-два. Эта проблема при Знарке сопровождала нашу команду из турнира в турнир, а за примерами далеко ходить не надо. Чего только стоит срыв Ильи Ковальчука с чехами.

Чуть ли не все проблемы, с которыми сборная России может столкнуться в финале, лежат исключительно в области психологии. Попадись нам Канада — опасений за золото, как ни странно, было бы куда меньше. Настроиться на извечного соперника не составило бы никакого труда, а на поверку команда Дежардена не ровня ни сборной России, ни тем версиям Канады, которым регулярно проигрывал Знарок. Под «настроиться», разумеется, понимается не желание победить как таковое. Любой уважающий себя спортсмен хочет сделать этот последний шаг. Скорее стоит говорить о некой мышечной памяти, которая вопреки предупреждениям тренеров убеждает, что Германия — ни разу не Канада.

Вспомните, при каких обстоятельствах наш хоккей добывал свои самые знаковые победы. Квебек-2008: финал в Канаде, у Ковальчука не идёт игра, мы «горим». Баффало-2011: весь зал за канадцев, кошмарное начало, травма Тарасенко. Альбервилль-1992: страна распалась, все звёзды рванули в НХЛ, у нас нет ни флага, ни гимна. Сейчас сборная России также выступает под вывеской ОАР, а вокруг не перестают взрываться допинговые скандалы. Да только тянет ли это на то самое «вопреки», которое из раза в раз поднимает из окопов русского хоккеиста? Мы крайне редко выигрываем на заказ, когда нужно сделать ровно то, что от нас ждут. Оттого и тревожно за матч с немцами, потому что побеждать вот так — без заусенцев и актов преодоления, это не по-нашему.