18 февраля, источник: ТАСС

«Великий игрок, человек и бомбардир». Александру Могильному — 50 лет

ТАСС вместе с Сергеем Федоровым и Павлом Буре вспоминает карьеру первого российского капитана в истории Национальной хоккейной лиги.

Источник: РИА "Новости"

Член Тройного золотого клуба, в который входят хоккеисты, побеждавшие на Олимпиаде, чемпионате мира и завоевывавшие Кубок Стэнли, Александр Могильный 18 февраля отмечает юбилей.

Могильный родился в 1969 году в Хабаровске. В детстве он тренировался в местной школе СКА, после чего в возрасте 15 лет оказался в столичном ЦСКА, который на тот момент являлся флагманом отечественного хоккея. В армейском клубе Могильный провел три сезона и играл в одной тройке с Сергеем Федоровым и Павлом Буре.

«Познакомились мы с ним в середине 80-х годов во взрослой команде ЦСКА. Саша уже жил в Москве пару-тройку лет, а я только приехал из Минска, где играл за “Динамо” в первой лиге. Я понял, насколько он мощнее меня, сильнее, быстрее. Я в первый год предсезонных сборов в ЦСКА не смог поднимать слишком много разных тяжестей и делать силовые упражнения. Саша же был в этом плане уникален: он мог выполнять все то, что уже делал состоявшийся игрок того времени, того ЦСКА. С ним было очень здорово играть, потому что он был очень скоростной, у него был отличный дриблинг на сумасшедшей скорости, что сейчас редко можно встретить. Он был очень координирован, мы понимали друг друга с полуслова», — отметил в беседе с ТАСС Федоров.

Играя с Федоровым и Буре, Могильный создал себе имя и в сборной СССР. Он стал лучшим нападающим молодежного чемпионата мира 1988 года (8 заброшенных шайб + 10 голевых передач), где команда выиграла серебро. В том же году стал и олимпийским чемпионом.

После этого Могильный был выбран на драфте НХЛ клубом «Баффало» под общим 89-м номером, но следующий сезон провел в составе ЦСКА, с которым стал чемпионом. Год спустя он вместе с советской сборной одержал победу на молодежном и взрослом чемпионатах мира.

«Наша тройка была очень хорошей и перспективной, но мы не добились тех результатов, которых добилась тройка (Игоря) Ларионова, в тех условиях противостояния Запада с Востоком при всем том, что было тогда в Советском Союзе. Можно долго гадать, как мы могли выступить вместе в дальнейшем, но как тройка мы были очень даже перспективными ребятами. Как правило, следующее поколение немного сильнее, и эти авансы мы отработали в индивидуальном плане больше, чем тройкой», — рассказал Федоров.

«Саша решил построить хоккейную карьеру по-другому»

К 20 годам Могильный выиграл все, о чем мог мечтать хоккеист ЦСКА, — от союзного чемпионата до Олимпиады, — а среди молодых игроков равных в мире ему не было. В том же 1989 году, несмотря на запрет со стороны спортивных чиновников СССР, он принял решение продолжить карьеру в НХЛ. 5 мая Могильный прилетел в США, а вскоре подписал контракт с «Баффало».

«Конечно, он уехал в НХЛ вовремя, — отметил Федоров. — Саша был состоявшимся игроком, и тогда мы показывали достаточно зрелую игру на том уровне. Доказательством было то, что нас брали в сборную СССР на чемпионат мира 1989 года, и мы бы поехали на следующий чемпионат мира. Но Саша решил немного по-другому построить свою хоккейную судьбу и карьеру. Я был рад, что он решился на такой серьезный шаг. Конечно, переживал за него, болел, также понимал, что это взвешенное решение, а не желание просто так поехать посмотреть. Он поехал завоевывать ту хоккейную площадку, тех хоккейных зрителей, которые оценивали его игру. Я понимал, что для него это очень большая ответственность. Повторюсь, что это был достаточно взвешенный шаг, хотя тогда мы были очень молоды. Впереди в наших решениях шел какой-то юношеский азарт».

Впервые после отъезда в НХЛ Могильный вернулся на родину в 1994 году, уже после распада СССР. «Мы оба переживали во время возвращения в Россию в 1994 году, — признался Федоров. — Были какие-то опасения, все-таки давно не были в России. Мы уехали из одного государства, а приехали в другое. Но нашим товарищам, учителям, партнерам удалось нас не только защитить, но и убедить, что все будет нормально и что мы здесь играем в хоккей и никаких проблем не будет. И в очередной раз они доказали, что являются нашими учителями и теми людьми, которые вложили в нас то, кем мы являлись».

Могильный сыграл за сборную России в 1996 году на Кубке мира. После этого привлечь к играм за сборную его не смог ни Владимир Юрзинов на Олимпиаду 1998 года, ни Вячеслав Фетисов, собиравший всех лучших рoссийских хоккеистов для участия в Олимпийских играх 2002 года.

«У него было такое мнение: может, травма, может, еще что-то хроническое его беспокоило. Не думаю, что он бы отказался, если бы был здоров. Мы общались и понимали, что что-то вроде не так. Я уже не помню, что с Сашей было в то время, но я не чувствовал, что он смог бы выступить “на все 100”. Может, с тренерским штабом были какие-то вопросы, которые, в его понимании, не были еще решены. Поэтому, думаю, его отказ был связан, во-первых, со здоровьем, а во-вторых, с тем, что какого-то отношения, понимания, уважения со стороны ему было в этом плане недостаточно», — пояснил Федоров.

Первый российский капитан в НХЛ

Дебют Могильного в НХЛ состоялся 5 октября 1989 года в матче «Баффало» и «Квебек Нордикс».

Российский хоккеист забросил шайбу уже на 20-й секунде встречи, а его команда одержала победу со счетом 4:3. По ходу первых трех лет в «Баффало» Могильный постепенно прогрессировал, создавая себе имя результативного нападающего.

В первом сезоне он набрал 43 (15+28) очка, во втором — 64 (30+34). С появлением в команде Пэта Лафонтейна, обменянного из «Айлендерс», результативность Могильного стала увеличиваться, и в сезоне-1991/92 он набрал 84 (39+45) очка.

Лучшим в карьере Могильного по индивидуальной статистике стал сезон-1992/93. В том регулярном чемпионате он забросил 76 шайб и сделал 51 голевую передачу, разделив первое место в списке снайперов с финном Теему Селянне.

42 из 76 шайб Могильного были заброшены с передач Лафонтейна. По ходу того сезона у Александра был шанс войти в компанию великих и забить 50 голов за 50 первых матчей сезона. Морис Ришар задал высокую планку в 40-х, и после него такого результата добивались только Уйэн Гретцки, Марио Лемье, Бобби Халл и Майк Босси. Могильному из-за пропущенных в начале чемпионата шести игр нужно было уложиться в 44 встречи. В 47 матчах нападающий забросил 45 шайб, в 48-й — еще одну, но в Филадельфии один гол не засчитали, а в игре с «Вашингтоном» удалось сделать лишь результативную передачу.

«Александр — великий игрок, человек, забивавший огромное количество голов. У него отличное катание, супербросок и уникальное голевое чутье. Он приехал в НХЛ и сразу вышел на лидирующие позиции, представлял там нашу страну на протяжении многих лет. Он играл в “Баффало” долгое время один, и ему было поначалу тяжело. Он показал, что советские и российские ребята могут не только играть, но и быть лидерами своей команды. Забитые им 76 голов — уникальный результат. С кем бы он ни играл, в любом случае надо забить самому, и он забивал», — отметил Павел Буре.

«Его скорость, дриблинг на очень высокой скорости ставили оппонентов в очень серьезное непонимание того, что произошло. И они до сих пор, спустя столько лет, думают, как он мог буквально на двухкопеечной монете поменять вместе с шайбой направление движения. Мощный, точный кистевой бросок Саши был как кинжал, его нельзя было предотвратить. Не просто так он забил 76 голов», — рассказал Федоров.

Перед началом следующего сезона Могильный стал первым российским капитаном в истории НХЛ. «В любой команде капитана просто так не дают, это надо иметь определенные качества, быть лидером. Просто лидеры бывают разные — кто-то больше говорит в раздевалке, кто-то больше показывает на льду. Александр из тех, кто, может, не такой многословный, но является настоящим лидером, забивает много голов, и команда идет за ним. Поэтому ему и дали капитана в достаточно молодом возрасте», — подчеркнул Буре.

В семи первых матчах сезона-1993/94 нападающий забил восемь голов, а потом травмировался Лафонтейн. В следующий раз он появился на льду только через 16 месяцев и сразу же отдал Могильному голевую передачу.

В июне 1995-го «Баффало» решил разгрузить платежную ведомость обменом Могильного в «Ванкувер», за который тогда играл Павел Буре. Буре получил тяжелую травму в начале сезона, а результативность Могильного с годами снижалась. В сезоне-1995/96 он забросил 55 шайб, в следующем — 31, а в сезоне-1997/98 — 18. В том чемпионате 51 голом отметился Павел Буре.

«С ним всегда приятно играть, и, насколько я помню, голов 50 с ним забил. 50 голов считается хорошим результатом, это входит в историю, и это было сделано, когда я с ним играл», — сказал Буре.

Победа в Кубке Стэнли

Весной 2000 года генеральный менеджер «Нью-Джерси» Лу Ламорелло, расставаясь с молодым центром Бренданом Моррисоном, рисковал получить взамен от «Ванкувера» Могильного, находящегося на спаде. Но в результате эта сделка стала одной из самых удачных в карьере функционера. Российский нападающий в решающие моменты розыгрыша Кубка Стэнли внес весомый вклад в завоевание трофея. Он забросил победную шайбу в шестой игре (2:1) серии с «Филадельфией» и отдал голевую передачу Патрику Элиашу в седьмом матче (2:1). В финале «Нью-Джерси» переиграл «Даллас» (4−2), а Могильный к олимпийскому золоту и победе на чемпионате мира добавил в свою коллекцию Кубок Стэнли.

В следующем сезоне Могильный забросил 43 шайбы и сделал 40 голевых передач за «Нью-Джерси», после чего на правах свободного агента подписал контракт с «Торонто». Летом 2005 года он вернулся в «Нью-Джерси», а в 2006-м завершил карьеру.

«Александр всегда вел за собой, начиная с юношей, юниоров, молодежки. Везде, где он играл, он всегда был лидером. Всегда, где он выходил, был одним из лучших игроков, и остальные ребята тянулись за ним. Это и есть лидерство», — заключил Буре.

В России в последний раз Могильный выступал в ноябре 1994 года. Во время локаута в НХЛ вместе с остальными российскими хоккеистами заокеанской лиги в составе сборной звезд он принял участие в шести играх с российскими клубами. Два матча состоялись в Москве, также игры проходили в Ярославле, Нижнем Новгороде, Магнитогорске и Новосибирске.

Свой последний матч за российский клуб (и единственный в составе красно-белых) Могильный сыграл за «Спартак» вместе с Буре и Вячеславом Фетисовым по окончании того турне в рамках поддержки воинов-интернационалистов.

23 ноября они вышли на лед против ярославского «Торпедо», Могильный сыграл в тройке с Буре и Дмитрием Клевакиным и отметился голевой передачей на Буре. А «Спартак» победил со счетом 4:2, уступая по ходу 0:2.

В национальной сборной тройка Могильный — Федоров — Буре сыграла единственный раз в 1996 году. Это был контрольный матч перед Кубком мира против финнов (5:4). На самом турнире этому звену помешала выступить травма Буре.

Артем Крук, Рустам Шарафутдинов