10 ноября 2016, источник: Спорт-Экспресс

«Я не мог поверить, что играю в финале Кубка мира». Каково выступать за сборную Европы

«СЭ» переводит материал сайта The Player’s Tribune, в котором голкипер Ярослав Галак делится своими впечатлениями и теплыми воспоминаниями о выступлении на Кубке мира в составе сборной Европы.

Источник: Спорт-Экспресс

По ходу финала Кубка мира бывали моменты, когда я не мог поверить в то, где нахожусь и что вижу своими глазами. Я не мог в это поверить. Совершенно.

Понимаете, будучи вратарем, нужно очень хорошо понимать, что происходит вокруг. Но знаете, какая картина открывалась моему взору? Я видел своих партнеров по сборной Европы: пять представителей моей родной Словакии, шесть немцев, четверых швейцарцев, трех датчан и по одному игроку из Австрии, Франции, Норвегии и Словении. Я видел их всех облаченных в одни цвета. Все эти разные национальности, но вот они здесь, вместе бьются со сборной Канады за чемпионство.

Конечно, эти мгновения размышлений должны были быть короткими. Я должен был больше волноваться о Канаде, ведь у этой команды нет четвертого звена. Канадцы могут заставить тебя поплатиться за малейшую ошибку, так что ты должен оставаться начеку.

Но я размышлял о том, кто мы есть и как попали сюда, во время остановок в игре. Когда я в очередной раз мог разглядеть через решетки вратарской маски мою новую форму, на ней красовалась большая буква «Е». И я мог думать лишь об одном: «Я попал в финал… против Канады. И у нас есть шанс выиграть матч! С игроками из наших стран это происходит крайне редко!».

Для большинства представителей сборной Европы такая ситуация действительно была в новинку. В 2010 году в Ванкувере моя Словакия выступала очень хорошо и заняла четвертое место — наш лучший результат в истории Олимпиад. И 11-е место на Олимпиаде-2014 стало большим разочарованием.

Но в этот раз все было иначе. Сборная Европы была собрана из хоккеистов из восьми стран. В каждой стране рождаются прекрасные игроки, но их число не сравнить с представителями Швеции, России или Канады. Для нас сыграть в финале против Канады… такое могло не случиться ни с кем из нас. Так что в этот момент мы были просто счастливы. Нет, мы не выиграли турнир, но мы можем гордиться своими усилиями. Наш успех сделал этот процесс лишь еще приятнее и создал очень дружную команду. Мы добились многого, и это здорово.

Никогда не поверю, что вы предсказывали наш успех перед стартом турнира. Я прибыл в Квебек всего за пару дней до нашего первого выставочного матча. На первую тренировку вышли всего десять человек. Остальные еще находились в Европе, где в составе своих национальных команд сражались за путевку на Олимпиаду.

Даже когда на следующий день прибыли все остальные, никто друг с другом особо не разговаривал. Но не потому, что мы не переносили друг друга. Мы просто еще не знали друг друга достаточно хорошо.

Когда мы садились в автобус, который должен был отвезти нас на арену, игроки пытались устроиться на месте рядом с представителем своей страны. Мы шли на ужин и ели в обществе друзей. На бумаге мы были «сборной Европы», но на первый взгляд так не казалось.

Понимаете, поначалу мы общались на родных языках. Но вскоре стали говорить на одном общем языке: языке хоккея. Действительно удивительно, как эта игра умеет объединять людей.

А затем настало время выставочных матчей.

Множество репортеров спрашивали меня, что же произошло в первых двух матчах против команды Северной Америки. В ответ я объяснял, что мы должны были научиться играть как команда, чтобы добиться успеха. Мы понимали, что легких матчей ждать не стоит, даже в выставочных встречах. Понимали, что должны стать лучше, сильнее. Каждый должен был прибавить. Сборная Северной Америки действительно была быстра. Она была создана из молодых звезд НХЛ — очень талантливая команда.

Но мы стали прибавлять. И это пошло от наших тренеров: Ральф Крюгер, Пол Морис, Брэд Шоу. После поражения в первом матче от Северной Америки со счетом 0:4 тренеры попросили нас прийти в комнату для видеопросмотра. Мы не знали, как отреагирует тренерский штаб. Но они поступили мудро. Они сделали акценты на удачных моментах игры. Они объяснили нам систему, по которой мы должны играть и которая может принести нам успех.

Мы быстро стали учиться. Во втором матче против Северной Америки мы забили четыре гола… и пропустили семь. Очередная неудача. Но по нам нельзя было сказать, что мы потерпели болезненное поражение. Лидеры смогли найти нужные слова и настроить всех на позитивный лад. Это нельзя было увидеть невооруженным взглядом, но то поражение сплотило нас и заставило нас двигаться вперед, играть лучше.

В третьем выставочном матче, против Швеции, мы доказали сами себе, что можем играть вместе. Победили со счетом 6:2. После той игры раздевалка стояла на ушах. Повсюду раздавался смех и с лиц не сходили улыбки.

Должен отметить, что главным весельчаком в команде был Матс Цуккарелло. Мне смешно даже сейчас, когда я вспоминаю о тех вещах, которые он говорил или делал. Те слова, что вылетали из его рта… это было забавно. Одно лишь наблюдение за тем, как 170-сантиметровый Цуккарелло стоит рядом с моим земляком Здено Харой, который ростом за два метра, было уморительным.

Многие люди смотрят на Хару и думают: «Ох, этот парень должен быть грубым тафгаем, потому что он такой здоровый». Но это неправда. Я уже давно знаю Здено, и это очень добродушный человек. В нем нет какой-то звездной заносчивости. Помню, как в 21 год я попал на свой первый чемпионат мира. Здено был в той команде. И уже тогда он был настоящим лидером.

Несмотря на то, как начались те две недели, что мы провели вместе, я сблизился со всеми своими новыми партнерами и не только представителями Словакии. В команде сформировалась дружеская атмосфера.

Когда начались официальные матчи, мы постарались сохранить настрой, который подарил нам успех в последнем матче против Швеции. Мы удивили многих, победив США со счетом 3:0. Затем мы оказались сильнее Чехии в овертайме — 3:2. И пусть мы уступили Канаде в последнем матче группового этапа (1:4), но все равно пробились в полуфинал. Восемь маленьких стран объединились вместе, чтобы достичь того, что многие люди считали невозможным. Никто не думал, что мы пройдем так далеко, за исключением тех ребят, с которыми я делил раздевалку.

Наша волевая победа в полуфинале над Швецией (3:2) стала самым ярким моментом. Слава богу, что шайба отлетела в ворота шведов в овертайме от конька Томаша Татара. В раздевалке все просто сошли с ума. Это было потрясающе. А затем нас ждал финал.

Люди постоянно спрашивают: «Как это произошло? Как это получилось? Как вы оказались в финале?» Я отвечал: «Мы просто играли в хоккей и получали от этого удовольствие». На плече каждого игрока красовался флаг его родной страны, но на груди все мы носили букву «Е». Мы были одной командой, и лишь это имеет значение.

Да, Канада выиграла турнир. Но то, что мы сделали… это было здорово, я могу сказать вам лишь это. И я до сих пор считаю, что мы можем гордиться собой и тем, чего добились.

Так что, если кто-то когда-то скажет вам: «Это невозможно», — не слушайте их. Потому что группа хоккеистов из восьми маленьких стран вышла в финал Кубка мира. Господи, да наш главный тренер — президент футбольного клуба «Саутгемптон»! Глядя на это, вы можете сказать лишь одно: «В жизни возможно все».

Не думаю, что в скором времени расстанусь с маской или какой-то другой частью формы, в которых я выступал на Кубке мира. Я буду беречь и лелеять каждое воспоминание и сборной Европы, ведь этот опыт может оказаться однократным.

Продолжая выступление в регулярном чемпионате и защищая ворота «Нью-Йорк Айлендерс», я стараюсь пронести все пережитое с собой. Опыт выступления на Кубке мира стал уникальным, потому что он вывел нашу игру на новый уровень. Я буду помнить Кубок мира. Это было огромная честь и опыт, который я буду ценить до конца своих дней.

Admin
Готово
Произошла ошибка