Источник: РИА "Новости"

ЦСКА, Кубок Гагарина

— ЦСКА наконец выиграл Кубок Гагарина. Какие ощущения были, когда держали приз в руках?

— Когда держал Кубок, было ощущение… Тяжести. Он немало весит (смеется). Впечатления после победы? Конечно, только хорошие. ЦСКА давно не выигрывал — мы долго шли к этой победе. Было очень приятно сделать это, особенно при всей моей семье, они тоже были на стадионе. Это мой первый серьезный трофей, если не считать олимпийское золото.

— В следующем сезоне будет уже необходимо защищать титул.

— Конечно. Цель у нас все так же одна — Кубок Гагарина.

— Состав ЦСКА станет еще сильнее — армейцы уже подписали Иржи Секача из «Ак Барса».

— Усилится не только ЦСКА. Много хороших команд — нам будет непросто.

— Как проведете день с Кубком Гагарина?

— Еще не готовился к этому. Повезу Кубок в Челябинск. Заедем в мою школу, потом — на какой-нибудь ужин.

— Когда Евгений Кузнецов привез Кубок Стэнли в Челябинск, пришло пять тысяч человек. Как думаете, сколько придет к вам?

— Не знаю. Человек сто. Это же не Кубок Стэнли. Шучу. Думаю, только моих друзей тысяч пять будет.

— Многие защитники жалуются, что на их долю выпадает самое сложное, а вся слава достается форвардам. Вас это беспокоит?

— Защитники тоже бывают разные: атакующие и домоседы. Нападающие, конечно, более заметны: забивают голы, набирают много очков. Но защитники делают очень много работы для успеха команды. Оборона — ключевой фактор победы.

— Вы — атакующий защитник, и все ждали гораздо больше, чем 18 очков в регулярке. Что пошло не так?

— Я все оставил на плей-офф (смеется). Игорь Никитин научил меня лучше играть в обороне. Я бы не сказал, что стал меньше подключаться к атаке. Просто у нас такой стиль игры.

— Было что-то конкретное, что Никитин хотел бы в вас изменить?

— Он научил меня правильным действиям в обороне: не обыгрывать последним, не терять шайбу, играть просто, надежно.

— В КХЛ в обороне играют не так, как в НХЛ. Если идет выход «три в два», — вы никогда не выдергиваетесь. За океаном защитники играют намного активней.

— Там и поляна меньше. А здесь нападающие отрабатывают, всегда жду их (смеется).

— Где сложнее обороняться: в сборной или в ЦСКА?

— Думаю, что в сборной. Здесь уровень выше. Плюс новая команда, и иногда мы теряем игроков. Нужно постоянно перестраиваться.

Сборная, Италия

— В этом году у сборной России очень звездный состав. Как вам играть с такими мастерами? Легче или наоборот сложнее?

— Команда на льду, конечно, звездная, но в быту все — абсолютно обычные ребята: общаемся, поддерживаем друг друга. У всех одна цель, мы к ней вместе идем.

— Вас сразу же поставили играть с Михаилом Сергачевым. Быстро сработались?

— Мы играли с Мишей в «Монреале» в одном матче. Я знаю его давно. Знаю, как он играет.

— Вы уже олимпийский чемпион. А многие энхаэловцы только мечтают об этом. Не подкалываете их?

— А что их подкалывать? Они не приехали, а я вот приехал.

— В сборной, помимо вас, еще несколько армейцев. Но что Кирилл Капризов, что Илья Сорокин сейчас не играют. Не жалко чемпионов Кубка Гагарина на скамейку сажать?

— Действительно сильная сборная — конкуренция заоблачная. Думаю, все сами все понимают. Надеюсь, они сыграют еще. Все впереди.

— Наверняка вам как защитнику интересно на тренировках с таким звездным нападением. Вы говорили, что против Никиты Кучерова играть тяжело. Как сейчас?

— Сейчас трудности возникают со всеми. А вообще я не люблю тренироваться.

— Как Аллен Айверсон?

— А кто это?

— Знаменитый баскетболист. Он говорил: «зачем нужны тренировки, когда есть матчи».

— Типа того. Но баскетбол я не смотрю.

— У сборной перед игрой с Латвией были выходные. Тяжело настраиваться на игру после перерыва?

— Я абсолютно спокойно ко всему отношусь. Все по плану: раскатился, пообедал, поспал, поехал на игру. Все по классике.

— Можете назвать себя суеверным?

— Зависит от ситуации. В какие-то особые моменты — да. Но в основном — не так сильно.

— Кто был самым суеверным их тех, с кем вы играли?

— Думаю, Дима Рябыкин. Но об этом спросите у него лучше сами.

— За другими сборными следите?

— Не особо. Смотрел матч Чехия — Латвия. Хорошая, агрессивная игра. Все команды сильные. Настраиваться нужно серьезно на каждого соперника. Прежде всего, нам нужно концентрироваться на обороне. Нападающие в сборной хорошие: свои шайбы забьем. Главное — не пропускать.

— После пропущенных шайб Василевский вам что-то выговаривает?

— Вася — лучший вратарь. Ничего лишнего и сложного он нам не говорит, чтобы не забивать голову. Но мы общаемся с ним, взаимодействуем.

— Интересно было с Италией играть?

— Конечно. Они выиграли в своем дивизионе и попали к нам. Значит, были достойны этого.

— Овечкин после матча пожалел парней.

— Мне тоже жалко пацанов. 10:0. В футбол нужно было с ними сыграть. На самом деле, было очень сложно настроиться на Италию. Хорошо, что никто не получил травмы в этой игре, так как все были расслабленные. Нашим ребятам удалось взять себя в руки.

— Как вам сэйв Овечкина? Красиво спас Дадонова?

— Видел его потом в инстаграме. Нормальный такой сэйв (смеется).

— Может быть, Василевскому стоило поменяться местами с итальянским вратарем? Было бы веселее.

— Думаю, Вася был бы против. Он же на этом чемпионате все рекорды бьет.

— Запомнился вам матч с чехами? Они вышли на игру немного испуганными.

— Вы наш состав в нападении видели? Конечно, они испугались. Куда там.

— Считается, что звезд тренировать сложнее.

— В большом спорте — все профессионалы. Если хочешь добиться чего-то, должен выполнять все установки. Если что-то не нравится — идешь к тренеру и говоришь напрямую. Еще раз повторюсь, хоккей — командный вид спорта. У нас — общая цель. Все играют на благо команды, и не важно, кто сколько голов забил.

— В НХЛ с тренером разговаривать не принято.

— Кто вам это сказал? Ну да, Малкин с тренером не разговаривает — это точно.

— Тренеры разные бывают. У вас в «Монреале» были Мишель Террьен, Клод Жюльен.

— Думаете, Андрей Марков с ними не разговаривал?

— Ну, а вы разговаривали?

— Если есть Марков, зачем мне разговаривать?

НХЛ, контракт

— Монреаль сильно отличается от Тампы?

— В Тампе все только и делают, что валяются на пляже. А Монреаль — хороший хоккейный город. Очень приятно было там играть, отличные болельщики.

— Вас повсюду узнавали?

— Ну, иногда. Но с назойливыми канадскими фанатами я не встречался.

— По НХЛ скучаете? Вернуться не хочется?

— Какой вопрос у вас. Отвечу на него в следующий раз.

— Через год у вас заканчивается контракт. А там еще и потолок зарплат в КХЛ.

— Я сейчас за океаном — неограниченный свободный агент. Но у меня еще контракт с ЦСКА. Так что пока я никуда не уезжаю. Армейское руководство может не волноваться.

— Какой у вас уровень английского?

— My English is okay. Maybe it's little bit низко (смеется). Нужно добавлять. Тяжело в России учить английский. Нужна постоянная практика, в Америке это сделать гораздо легче. Я освоил язык там только в последний год. Потому что когда приехал в НХЛ, в команде было очень много русских. Вот и общался с ними.

— С кем ближе всего?

— С Кучером, с Васей. Еще у нас был Коробов Дима, Артем Сергеев. С американцами не общался. Менталитет у них совершенно другой. Немного понимали друг друга с чехами. Да со всеми нормально: пришел, потренировался, ушел. Мне же с ними детей не крестить.

— Кузнецов сказал, что эта сборная у вас супердружная.

— Это правда. Мы всегда ходим толпами. Постоянно общаемся с Кузей, Капризом (он живет в соседнем номере), Григой, Орлом, Зайцем, Малычем… Да со всеми.

— С ними можно и детей покрестить?

— (Смеется). Да, обязательно.

Блиц

— Если бы не хоккей, какой вид спорта вы бы выбрали?

— Думаю, никакой. Только хоккей.

— Футбол смотрите?

— Иногда смотрю. Но не болею ни за кого.

— Любимый хоккеист?

— Их много, в основном, — защитники. Гончар, Зубов, Лидстрем — все в порядке.

— Три вещи, без которых не представляете свою жизнь?

— Жена, дети, хоккей.

— Самая вредная привычка?

— Вредная привычка? Я лучше промолчу.

— Есть татуировки?

— Да, есть. (Показывает руку в татуировках, одна из которых — символ олимпиады — пять колец). Эту набил в честь победы в Пхенхчане.

— «Игру Престолов» смотрите?

— Да, конечно. Вот посмотрел пятую серию восьмого сезона.

— Кто займет железный трон?

— Так финальная же еще не вышла!

— Скажите свой прогноз.

— Думаю, что Джон Сноу.

— Расстроились, когда он умер в конце пятого сезона?

— А он умирал? (смеется). Я сразу перемотал просто.

— Кто умрет в следующей серии первым?

— Думаю, что Мать Драконов. ​

Игорь Еронко, Алена Гребенькова