7 декабря, источник: Известия

Нурмагомедов-старший: Бой с Мейвезером может пройти весной в Грозном

Отец и тренер непобежденного российского бойца — о потенциальном поединке Хабиба с легендарным боксером и будущем сына после дисквалификации.

Десятого декабря состоится слушание Атлетической комиссии штата Невада по делу о массовой драке после поединка Хабиба Нурмагомедова с Конором Макгрегором. На нем обоим бойцам вынесут приговоры. Ожидается, что 30-летний россиянин получит денежный штраф и дисквалификацию. От того, какое именно наказание получит Хабиб, будет зависеть дальнейшее развитие его карьеры. Сценарии могут быть совершенно разными: от очередной защиты пояса в UFC до дебюта на боксерском ринге в бою с легендарным американцем Флойдом Мейвезером. «Известия» пообщались с заслуженным тренером Российской Федерации, отцом Хабиба и его наставником Абдулманапом, который назвал возможные дату и место проведения боксерского поединка с Мейвезером, а также рассказал о потенциальных соперниках своего сына в UFC.

— Какие ожидания от предстоящего вердикта атлетической комиссии?

— Сложно что-то прогнозировать. Предположу, что будет наложен штраф в размере $500 тыс. Что касается дисквалификации, то мой прогноз: от шести до девяти месяцев.

— Если срок дисквалификации составит полгода, то сможем ли мы увидеть бой Хабиба 7 апреля на турнире UFC?

— Да, в таком случае эта дата подходит для проведения следующего поединка в UFC.

— В случае отстранения Хабиба на девять месяцев, когда ваш сын вернется в октагон?

— Трудно сказать. В худшем случае Хабиба отстранят до июня 2019 года, но выступить сразу после истечения срока дисквалификации не получится. Дело в том, что с 5 мая по 3 июня он будет соблюдать пост в священный месяц Рамадан. Только в начале лета появится возможность вернуться к полноценным тренировкам. Тогда бой Хабиба мы сможем увидеть примерно через 11 месяцев с момента последнего поединка.

— Потенциальный бой вашего сына с Флойдом Мейвезером — одна из самых обсуждаемых тем в мире спорта. Вероятность проведения такого поединка существует?

— Бой Хабиба с Мейвезером возможен. Флойд сам вышел на связь с нашей командой. Так что это интересно не только обеим сторонам, но очень серьезным инвесторам. Поединок может состояться на 30-тысячной «Ахмат-Арене» в Грозном 4 мая.

Хабиб много спаррингует с боксерами высокого уровня и выглядит весьма прилично. Если нас отстранят на девять месяцев, то мы можем воспользоваться этим и потратить все время на подготовку к боксерскому поединку. Мы смотрели бой Макгрегора и Мейвезера, в котором Конор выглядел неплохо 3−4 раунда. Уверен, что Хабиб способен на большее. Как минимум, на 7−8 раундов. Стоит взять во внимание возраст Флойда, которому уже 41 год, и выносливость Хабиба.

— Но Мейвезер — боксер высочайшего уровня, и еще ни один конкурентоспособный оппонент даже не пошатнул его…

— Мейвейзер силен на дистанции. Он очень скоростной и уверенный в себе боец. Но разве Хабиб плох на дистанции? Какие могут быть вопросы к его ударной технике, если он роняет Эдсона Барбозу, Майкла Джонсона и Конора Макгрегора? К тому же у нас есть время подтянуть и боксерскую технику, занимаясь с Анатолием (известный украинский тренер по боксу) и Василием (чемпион мира по боксу) Ломаченко.

— Говорят, с ними непросто договориться. Или всё дело в цене?

— Нет, деньги тут вообще ни при чем. У нас с отцом и сыном Ломаченко схожее мировоззрение. Я, как и мой брат (Нурмагомед Нурмагомедов — чемпион мира по спортивному самбо 1992 года. — «Известия»), многое отдали украинскому спорту. Вкалывали там еще при СССР, и к нам на Украине относятся очень хорошо. Уверен, что Ломаченко помогут.

— Была информация, что руководство UFC уже начало работу над проведением боя Хабиба с Тони Фергюсоном. Вы получали контракт на поединок с американцем?

— На данном этапе вести переговоры о поединке с Фергюсоном неправильно, так как мы ждем итогов заседания атлетической комиссии.

— Но в целом вы считаете Тони интересным соперником?

— Фергюсон — человек, который заслуживает поединка за титул. Он побеждал топовых бойцов: Рафаэля Дос Аньоса, Эдсона Барбозу, Кевина Ли. Но мне бы не хотелось превозносить Тони. Он хороший оппонент, но мы знаем, как его побеждать. Мой подопечный Ислам Махачев спокойно мог бы разобраться с американцем — он гораздо сильнее физически, а его удары намного плотнее тех, от которых Фергюсон падал ранее.

— За последние несколько месяцев Хабиб стал одним из самых популярных людей в России. Он сильно изменился за этот небольшой срок?

— Отвечу поговоркой. Ему просто стало тяжелее выбирать яблоки на базаре.

Вокруг Хабиба бешеный ажиотаж, рядом постоянно кто-то бегает, бесконечные фотографии, и все следят за каждым его шагом. Эта популярность, с одной стороны, мешает, но есть и положительные моменты.

Например, мы сумели привлечь внимание и к ребятам из своей команды — недавно они подписали рекламный контракт и благодаря этому на ближайшие три года будут обеспечены зарплатой. Уверен, что из этих 12 бойцов смогут пробиться 2−3 человека.

— На вас лично как сказалась популярность сына?

— Раньше я большую часть времени проводил на тренировочных сборах. Сейчас на мне лежат и другие обязанности, например увеличение количества залов. У меня просто не хватает места для тех, кто хочет заниматься единоборствами. Есть четыре зала, и они все битком, а еще огромное число желающих стоят на улице. Все хотят тренироваться рядом с Нурмагомедовым, Махачевым и другими нашими ребятами, чтобы повышать свой уровень.

— У вас не появилось желание открыть свои школы в других странах мира?

— За последнее время я был в семи странах. Индонезия и Малайзия хотят иметь на своей территории наши тренировочные клубы. В этих странах смешанные единоборства сейчас очень популярны. У них есть личный интерес ко мне, как к тренеру, и они на государственном уровне заинтересованы в том, чтобы я работал там, если не постоянно, то хотя бы переодически. То есть чтобы я хотя бы раз в полгода приезжал на несколько недель и развивал там самбо и смешенные единоборства.

— Как относитесь к таким предложениям?

— Всё зависит от того, насколько они заманчивы. Скажем так, меньше, чем за $15 тыс. я не поеду вообще никуда. Кроме того, они должны создать все условия 10 моим молодым ведущим бойцами, чтобы во время моего отъезда они были со мной и продолжали тренироваться. Тогда бойцы из той страны, которая нас пригласит, получат лучших спарринг-партнеров во всем мире. Если эти условия будут соблюдены, то готовы ехать хоть в Перу, хоть в Гонконг.

Севастиан Терлецкий, Ринат Шигаев