8 сентября, источник: Спорт-Экспресс

Макгрегор захотел реванш с Хабибом в Москве. Это возможно?

Шансов мало. Обозреватель «СЭ» объясняет, почему.

Хабиб Нурмагомедов уверенно победил Дастина Порье и защитил титул чемпиона UFC в легком весе. Вскоре после боя в Twitter выступил Конор Макгрегор.

— Назначьте мой реванш в Москве, — написал Макгрегор.

6 октября 2018 году Нурмагомедов выиграл у ирландца болевым приемом в четвертом раунде. Дагестанец доминировал. Про такие поражения, какое случилось с Конором, говорят «без шансов».

Глава UFC Дана Уайт на пресс-конференции после боя Хабиб — Порье заявил, что Макгрегор действительно очень хочет реванша. По словам Уайта, следующим соперником Нурмагомедова должен стать Тони Фергюсон, однако если американец вдруг откажется, то вероятен и вариант с Макгрегором.

— Уверен, болельщикам такой бой будет очень интересен, — сказал Уайт.

Конечно, UFC выгоден второй бой между Нурмагомедовым и Макгрегором. Он принес бы организации большую прибыль. Его можно было бы провести снова в Лас-Вегасе. Или в Нью-Йорке — в «Мэдисон Сквер Гарден».

Москва? Шансов немного. Объясням, почему.

1. PPV

Основной заработок UFC — продажа платных трансляций (PPV). Покупают их американцы. Одна трансляция боя Хабиб — Конор стоила 65 долларов. Разница во времени между Москвой и Нью-Йорком — 7 часов, между Москвой и Лос-Анджелесом — 10. Если представить, что поединок Нурмагомедова и Макгрегора решили провести в Москве, то он начался бы по американскому времени не в прайм-тайм, а где-то в 13−16 часов, в зависимости от региона. А чем неудобнее время, тем меньше потенциальных покупателей PPV. В России и в Европе совсем другая система показа спортивных мероприятий, там не привыкли к PPV. UFC с другими странами (т.е. не с США), обычно работает так: продает права на показ боев одной телекомпании, контракт заключается на год. Например, в 2018 году российская компания, ставшая обладателем прав, заплатила за них 1,2 миллиона долларов (данные «СЭ»).


Нажмите,
чтобы включить звук

2. Отсутствие мощного спонсора

Бой Хабиб — Макгрегор собрал 2,4 миллиона платных трансляций на сумму около 180 миллионов долларов. Реванш может собрать еще больше. Для проведения настолько мощного события в Москве UFC нужны гарантии, что новый бой дагестанца и ирландца принесет не меньше денег, чем первый. Такие гарантии нужны и Макгрегору — его гонорар напрямую зависит от того, сколько продано PPV. За битву с Хабибом он получил 26,6 миллиона долларов (дагестанец заработал не намного меньше — около 15 миллионов).

Грубо говоря, для организации реванша в столице России необходимо найти кого-то, кто сможет выложить UFC 180 миллионов долларов. В Абу-Даби такой спонсор нашелся — в лице властей города: департамент культуры и туризма Абу-Даби в апреле заключил с UFC пятилетний контракт, благодаря чему там прошел поединок Хабиба и Порье. Разумеется, контракт предполагает определенные финансовые отчисления UFC.

При всем уважении, Порье по уровню популярности с Макгрегором несравним. Бой Нурмагомедова с американцем вряд ли собрал больше 500 тысяч покупок PPV. 500 тысяч покупок PPV — это 30 миллионов долларов (стоимость одной трансляции составляла 60 долларов). Ну да, совсем не 180.

3. Билеты

Хабиб заявил, что хотел бы провести бой в Москве в «Лужниках». На футбольных матчах арена вмещает 81 тысячу зрителей, а на поединке ММА, учитывая доступ на поле, наверное, смогла бы принять 90 тысяч болельщиков. Даже если продать все билеты, вряд ли доход будет больше, чем от проведения боя Хабиб — Конор в Лас-Вегасе на 20-тысячной арене T-Mobile. Выручка от продажи билетов на поединок Нурмагомедова и Макгрегора составила 17 миллионов долларов. Это официальная цифра. Для сравнения: 21 июля в «Лужниках» концерт провела Metallica, билеты были дорогими — от 4 тысяч рублей (галерка), продали почти все — 61 546 штук, выручка — 6 миллионов долларов. Если самый дешевый билет на бой Хабиба и Конора будет стоить 6 тысяч рублей, то могут быть пустые места — а) это дорого для граждан РФ, б) смотреть турнир ММА на 80-тысячном стадионе — сомнительное удовольствие.

Итог

Слова Конора про реванш — не просто желание что-то сказать, когда появился информационный повод. Если верить Уайту, он и правда хочет поквитаться с Хабибом. А вот слова ирландца о том, что реванш стоит устроить в Москве — не больше, чем пыль в глаза. Если, конечно, еще не нашелся мощный спонсор данного мероприятия.