23 февраля 2019, источник: Спорт-Экспресс

«После удара в пах вообще не мог думать». Эксклюзив от Сергея Харитонова

Российский тяжеловес — о Тактарове и том, как пережил тот страшный удар.

Источник: Спорт-Экспресс

Прошла неделя с боя Сергея Харитонова с Мэттом Митрионом в рамках турнира Bellator 215. Сергей уже прилетел в Россию, но по-прежнему не может перестроиться на местный часовой пояс. От тяжелого удара в пах он тоже пока оправился не полностью. В эксклюзивном интервью «СЭ» Харитонов признался — о том, чтобы продолжить поединок с Митрионом, у него не было даже мысли. Сказал пару слов и об Олеге Тактарове.

Такой удар я получил в первый раз в жизни

— Сергей, как себя чувствуете? Последствия удара еще ощущаются?

— Такой прямо острой боли нет, я же пью антибиотики, еще кое-что прописали. Прихожу в себя потихоньку, сплю целыми днями, а ночью — наоборот. Тренироваться пока нельзя, потому что идет воспалительный процесс.

— Какой диагноз в итоге вам поставили?

— Перелома, разрыва нет, но есть гематома. Надо сейчас провести несколько недель без тренировок, комплексно пропить таблетки. И первые несколько дней во льду надо было держать пах, я держал.

— Когда вы поняли, что точно не сможете продолжить бой: сразу или спустя какое-то время?

— Я ничего не понимал вообще, я просто лежал и ни о чем не мог думать. Такой удар я получил первый раз в жизни. До этого пропускал, но восстанавливался быстро и дрался дальше. А тут удар был такой мощный, что ни о каком бое и думать было невозможно.

— Что вам говорили врачи в клетке?

— Я честно говоря их даже не слышал.

Думаю, Митрион бил не специально

— Писали, что у вас не выпрямлялась правая нога. Это так?

— Да. Правда писали, что правая, а на самом деле — левая. Она не выпрямлялась. В согнутом положении пролежала два часа.

— Митрион с вами выходил на связь?

— Нет, не выходил, но я видел его видеосообщения. Я готов с ним провести бой, для меня это вообще не проблема. Он предложил 11 мая, но пока непонятно, будет ли бой это в эту дату. Ждем, что скажет Скотт Кокер (президент Bellator. — Прим. «СЭ»).

— Что думаете о его ударе? Зла не держите?

— Я не думаю, что он это сделал специально. Мне столько народу говорит сейчас, что он умышленно ударил, но я отвечаю, что такого не может быть.

— Как с вами расплатились за бой?

— Это конфиденциальная информация.

Я не знаю, кто такой Неймар

— Вам сразу не предлагали провести бой с Митрионом заново? На следующий день не было предложения выйти?

— В Америке такого не бывает, там таким не занимаются. На следующий день я был на арене, смотрел бой Виталика Минакова, ко мне подошел Скотт Кокер. Мы поздоровались, поговорили немного. Он интересовался моим здоровьем, переживал, но никакие бои мы в тот момент не обсуждали. Там работают адекватные люди.

— Что думаете про слова Олега Тактарова, который сказал, что вы притворялись и выглядели, как брат Неймара?

— Я не знаю, кто такой Неймар. Кто это?

— Футболист, известный не только хорошей игрой, но и частыми симуляциями с гримасами боли на лице.

— Не слышал. В любом случае, то, что говорит Тактаров — это несерьезно. Он просто алкоголик, я не воспринимаю всерьез его слова.

— Он говорил, что вы его кинули, когда не стали драться в его организации. Расскажите про эту историю?

— Он врет, не говорит подробности. Я как-нибудь расскажу эту историю, но не сейчас. Он говорит, что я поступил с ним непорядочно, а на самом деле непорядочно там поступил он.

— Что скажете ему при встрече?

— Какая еще встреча? Я с ним встречаться не собираюсь. Если случайно пересечемся, то даже здороваться не буду. Пройду мимо.