8 августа, источник: Спорт-Экспресс

«Ждали повод, чтобы меня слить». Российский боец откровенно рассказал об увольнении из UFC

Главная лига в ММА расторгла контракт с Романом Богатовым, объяснив это тем, что он нарушал правила в бою с Леонардо Сантосом. Богатов считает, что истинная причина не в этом.

Источник: Спорт-Экспресс

Роман Богатов
Возраст: 29 лет. Страна: Россия. Весовая категория: до 70,3 кг. Победы: 10. Поражения: 1. Ничьи: 0.

12 июля российский боец Роман Богатов дебютировал в UFC, проиграв единогласным решением судей Леонардо Сантосу. Во время боя Богатов несколько раз нарушил правила. При этом Богатов уверен: бразилец симулировал попадания в пах. После поединка прошел слух о том, что президент UFC Дана Уайт распорядился расторгнуть контракт с российским бойцом из-за нелегальных ударов. В СМИ фигурировала и другая версия — якобы Богатова решили уволить из-за татуировок со славянскими символами его секунданта Алексея Кисера. Через несколько дней у Уайта спросили на пресс-конференции, действительно ли он хочет прекратить сотрудничество с Богатовым. Тот сделал вид, будто не понимает, о чем речь. Показалось, что пронесло. Но нет. Еще неделю назад Богатов думал, что останется в UFC, и рассуждал о том, что в полулегком весе способен победить Макса Холлоуэя. Однако в пятницу слухи подтвердились: он уволен из UFC.

— Вчера UFC скинули мне на почту письмо, где говорится, что Zuffa расторгает рекламный контракт со мной, — сказал Богатов «СЭ».

— Как объяснили решение?

— Объяснений не было. Просто расторгли, и все. Но я уточнил у менеджера, в чем дело. Оказалось, что из-за нарушений правил во время боя — как я и предполагал.

Что теперь буду делать? Не знаю, чувства смешанные. Посмотрю, подумаю, возьму паузу. Думаю над тем, надо ли вообще продолжать все это — выступления в ММА. Да, мне только 29, но я занимаюсь спортом с семи лет. Уже болит все, связки… Я устал, если честно. Думал, сейчас в UFC выложусь… Не знаю, посмотрю. Может, будут варианты. Но пока возьму паузу. Что, если не ММА? Может, в какой-нибудь бизнес вложусь. Я для всего открыт.

— Суд с UFC бесполезен?

— Да, в бумагах было написано, что UFC имеет право расторгнуть контракт с бойцом в одностороннем порядке.

— Увольнение стало шоком?

— Да. Я думал, что все уже обошлось. Думал, что он [Дана Уайт] в тот конкретный день разозлился, а потом уже забыл про это. Так что увольнение для меня — холодный душ. Такие ожидания были. Думал, что это моя лига, что там мое место, хотелось себя проявить. Даже в самом страшном сне не предполагал, что у меня не получится в UFC, и уж тем более что меня уволят уже после первого боя, что случится так много всяких казусов.

Но складывается впечатление, что меня там изначально видеть особо не хотели. Объясню, почему. Мой руководитель хотел привести меня в UFC по соглашению, которое было подписано между М-1 и UFC (о том, что чемпионы М-1 автоматически получают право на подписание контракта с UFC. — Прим. «СЭ»). На первый взгляд, это выгодное для бойцов соглашение, удобное. Будто бы тебе не нужен менеджер, чтобы попасть в UFC. Стал чемпионом М-1 — перешел в UFC. На самом же деле много подводных камней. Меня очень долго не брали в UFC. После первой защиты [титула в М-1] был разговор, мы долго общались. Они говорили: «Да-да, скоро подпишем, но проведите еще один бой». Я провел вторую защиту. Потом они снова стали тянуть. Мы надавили на них другими рычагами, и мне прислали контракт. Затем была история с милдронатом, все затянулось. Они прислали еще один контракт. Я его подписал, но с зимы до лета мне не давали боев. Да, пандемия, но турниры все же проводились. Если бы не Саят [Абдрахманов, менеджер], думаю, Шон Шелби так бы и не дал мне бой. Ни через год, ни через два, ни через три.

Я размышлял над тем, почему так. UFC выгодно, чтобы бойцы заходили в лигу через менеджеров. Система налажена. А тут какое-то соглашение. В итоге оно плохо работает. Кунченко долго не мог перейти в UFC, мучился. Зашел туда в итоге только через менеджера. Так же и Дамир Исмагулов. Через соглашение подписались только я и Шавкат Рахмонов, которого кинули под Эмеева, сильного бойца. И мне тоже дали не какого-то простого противника, а Леонардо Сантоса. Дали мне сложный вариант. Впрочем, я и хотел соперника такого уровня. ]

Думаю, рефери [Марк Годдард] был частично заряжен. Судья же, по сути, за бой отвечает. Это политика. Годдард в спорных эпизодах судил в пользу бразильца, а не в мою. Им не интересно, чтобы люди приходили в UFC через соглашение. Им нужно, чтобы бойцы платили менеджерам определенный процент.

— Почему считаете, что бразилец симулировал?

— Я знаю, куда я бил. Я не грязный боец. Я бил в живот. Странное решение рефери… Он больше половины не видел, но принял решение. Мой секундант кричал Годдарду: «Посмотри повтор!» Он ответил, что ему не надо ничего пересматривать, что он все видел. Потом я смотрел видео боя. И там видно, что рефери ничего не мог видеть.

Остался осадок от UFC. Когда я стал выступать по любителям — в 2016 году — стал смотреть бои Конора, Альдо, Хабиба. Для меня UFC была как сказка — как Олимпийские игры. А тут такое наглое судейство… Рефери должен был предупредить бразильца за симуляцию. Мы же знаем, как бразильцы умеют играть. Да, я нанес нелегальный удар коленом в голову. Ну накажите меня. Зачем сразу увольнять? Может, он [Дана Уайт] хочет искоренить нарушения правил. Но как по мне — это слишком жестко. Мне кажется, меня там видеть не хотели и только ждали повод, чтобы меня слить.

— Если продолжите выступать, будет шанс вернуться в UFC?

— Думаю, если буду хорошо выступать, показывать красивые бои, это возможно. Но, если честно, сейчас нет желания туда возвращаться. Да, это лучшая лига мира. Да, красивая картинка, все так распиарено. Но на деле есть такие неприятные моменты. Увольняют, даже не пообщавшись с бойцом. Никто не стал разбираться в ситуации. Значит, такой у них бизнес. Мне было бы интересно выступить в One, Bellator, PFL. А UFC… Я так мечтал туда попасть, а в итоге ничего особенного не увидел. Когда картинку смотришь — бомба, а в реальности — ничего такого. Такая же лига, как и другие. С такими же бойцами. Просто более распиаренная, просто там больше денег — и все.

Илья Андреев