3 декабря 2020, источник: Чемпионат.com

Хабиб идёт не тем путём. С его бизнес-планом затея обречена на провал!

Слабость лиги Eagle Fighting Championship в том, что держится она на одном лишь имени.

2 декабря чемпион UFC в лёгком весе Хабиб Нурмагомедов провёл большую пресс-конференцию в Москве. Множество вопросов касалось двух тем — возможного возвращения в спорт и ребрендинга лиги GFC, которая после покупки Хабибом стала называться Eagle Fighting Promotions. И если относительно возобновления карьеры вопросы отпали быстро (Хабиб твёрд в намерении не возвращаться), то вот с лигой EFC появилось много пищи для размышлений.

Но пока складывается впечатление, что направление развитии компании выбрано не самое перспективное.

На первый взгляд, всё кажется интересным. Хабиб хочет использовать наработанные связи с UFC и получить для своего нового детища выгодный пакет условий.

Во время загрузки произошла ошибка.

«Мы начинаем подписывать молодых бойцов. Я тоже буду участвовать в отборе, как и другие люди. Хотел бы подписать тех, о которых через три-четыре года узнал бы весь мир. Другие промоушены ставили бои звёзд, но я смотрю на это иначе. Один хороший бой выходит в 10−15 миллионов, мы лучше потратим эти деньги на молодых бойцов. Будем растить и делать акцент на молодое поколение, делать для них площадку для роста. Я хотел заключить контракт с UFC Fight Pass, чтобы там показывали наш промоушен. Примерно такой, как у М-1. С Даной Уайтом хотелось обозначить, сколько боец должен сделать защит, чтобы попасть в UFC. Также хотим подписать контракт, чтобы его уже вели UFC. Если боец туда попадает, мы продолжим вести его дела за океаном. Хочу, чтобы эта площадка послужила трамплином на мировую арену, нужно смотреть на вещи реально. Даже если делать большие шаги, то нам нужно десять лет, чтобы мы стали лучше UFC. Пока таких целей нет. А вырасти бойцам — это реально», — сказал Нурмагомедов.

Согласитесь, всё это кажется интересным и разумным планом. Но всё-таки есть в нём несколько слабых мест. Первый вопрос возникает к ростеру. Давать шанс молодым — хорошая и благородная идея. Но в плане бизнеса она довольно убыточная. Достаточно посмотреть на молодёжные лиги в других видах спорта, и можно понять, что идея с развитием промоушена путём приглашения «молодняка» в финансовом плане обречена.

Второй момент — отказ от приглашения звёзд. Хабиб, имеющий безусловный авторитет в мире единоборств, реально мог бы привлечь в лигу топ-бойцов ММА из России и, возможно, даже из-за рубежа. Это сразу же бы дало возможность делать прибыльные турниры. Но он выбирает другой путь. И, если смотреть на вещи беспристрастно, очевидно, что бой условного Ислама Мамедова или Мовлида Хайбулаева не вызовет такой же интерес, как схватка Маги Исмаилова, Александра Шлеменко или Владимира Минеева. Так что второй просчёт также налицо. И он вновь связан с очевидными финансовыми потерями.

Третий пункт — договорённости с UFC. Да, конечно, задумка классная и возможность получить гарантированный контракт с ведущей лигой мира будет мотивировать многих бойцов идти именно в EFC, но и тут есть подводные камни. UFC — это в той же мере бизнес, что и спорт. А потому во многом незваных гостей в лице чемпионов других лиг там не всегда принимают с распростёртыми объятиями.

Об этом рассказывал недавно отчисленный из UFC Роман Богатов, который получил контракт с лигой как чемпион М-1.

«На первый взгляд, это выгодное для бойцов соглашение, удобное. Будто бы тебе не нужен менеджер, чтобы попасть в UFC. Стал чемпионом М-1 — перешёл в UFC. На самом же деле много подводных камней. Меня очень долго не брали в UFC. После первой защиты был разговор, мы долго общались. Они говорили: “Да-да, скоро подпишем, но проведите ещё один бой”. Я провёл вторую защиту. Потом они снова стали тянуть. Мы надавили на них другими рычагами, и мне прислали контракт. С зимы до лета мне не давали боев. Да, пандемия, но турниры всё же проводились. Я размышлял над тем, почему так. UFC выгодно, чтобы бойцы заходили в лигу через менеджеров. Система налажена. А тут какое-то соглашение. В итоге оно плохо работает. Кунченко долго не мог перейти в UFC, мучился. Зашёл туда в итоге только через менеджера. Так же и Дамир Исмагулов. Через соглашение подписались только я и Шавкат Рахмонов, которого кинули под Эмеева, сильного бойца. И мне тоже дали не какого-то простого противника, а Леонардо Сантоса. Дали мне сложный вариант», — говорил Богатов.

Конечно, можно подумать, что в Романе говорила обида. Но можно вспомнить пример и с другим чемпионом М-1 Хадисом Ибрагимовым, которого сразу же бросали под сильных соперников или предлагали бои на коротком уведомлении. Всё это говорит о том, что соглашение с UFC — далеко не гарантия безоблачного развития карьеры молодых бойцов, вышедших из новообразованных промоушенов. Так что идея контракта с UFC может быстро обесцениться, что поставит EFC в один ряд с другими заурядными лигами.

Все эти недостатки лежат на поверхности, а ведь наверняка будут и подводные камни, которые не бросаются в глаза сторонним наблюдателем. Так что, возможно, Хабибу стоит немного пересмотреть стратегию развития своего нового проекта. Впрочем, мы, безусловно, не претендуем на истину в последней инстанции и желаем лиге EFC занять большую нишу в сегменте ММА-сообщества.

За годы карьеры Хабиб приучил, что скучать с ним не приходится. Но мир видел массу примеров того, что блеск легенды тускнеет куда быстрее, чем она успевает своё имя и образ в достаточной степени монетизировать. И то, что сейчас Орёл может себе позволить, через пару-тройку лет рискует обернуться настоящим фиаско.

Микаил Гусейнов