13 июня, источник: Спорт-Экспресс

Анастасия Нифонтова: Даже после перелома позвоночника не думала уходить из гонок

О детстве, допинге и футболе.

Источник: Спорт-Экспресс

Легенда ралли-марафонов — о детстве, травмах, допинге и футболе.

Российская авто- и мотогонщица, двукратная чемпионка мира, вице-чемпионка ралли Дакар-2017 и атлет Team Toyota Russia, Анастасия Нифонтова, рассказала корреспонденту «СЭ» о детстве, переломе позвоночника, допинге в автоспорте, и многом другом.

УЖЕ В ТРИ ГОДА РУКИ ПОТЯНУЛИСЬ К МОТОЦИКЛУ

— Вы родились в Вашингтоне. А где живете сейчас?

— В три года родители меня забрали в Москву и с тех пор я живу тут. А родилась в Америке, потому что мой папа работал там на строительстве советского посольства.

— Как вы попали в столь неожиданный для девушки вид спорта?

— Это тоже история из самого детства. Мне всегда нравились мотоциклы. Родители мне рассказывали, что еще в трехлетнем возрасте, когда мы еще жили в США, на огромной парковке у супермаркета я увидела мотоцикл и меня руки к нему сразу потянулись. Я еще и говорить-то толком не умела. Родители поняли, что это неспроста! Когда я чуть подросла, мне хотелось уже ездить на мотоциклах. Родители поначалу это особо всерьез не воспринимали, думали: вырастит и все пройдет. Но не прошло. И когда мне исполнилось 16 папа решил: ладно, купим тебе мотоцикл, будешь ездить по даче, дорог там все равно нет.

— Когда это переросло в профессиональную деятельность?

— В 16 у меня появился первый мотоцикл — «Тула». На нем, конечно, серьезно ничем заниматься была нельзя. И когда мне исполнилось уже 19 я попала на работу в мотосалон, там познакомилась с ребятами-гонщиками и как раз тогда у меня появился нормальный мотоцикл. Спустя год я попала на первую свою гонку. 2:37.

— Что родители говорили, когда вы в 19−20 лет дали им понять, что мотоциклы и гонки — это всерьез и надолго?

— Мама всегда переживала и до сих пор переживает. Она до последнего надеялась, что это вот-вот пройдет, но это так и не прошло. Хотя с 2001 по 2006 я не участвовала в гонках, ушла в кино, у меня второе образование — кинооператор. А потом с легкой руки друзей, которые меня позвали опять покататься на мотоцикле, я поняла, что все: без этого я жить не могу.

СЕЙЧАС ГОНКИ СТАЛИ СЛОЖНЕЕ

— Что сейчас дети и муж говорят перед стартами и после них?

— Муж, как менеджер и главный инженер команды, весь в процессе. Сам он не гоняет, но на нем вся организация, подготовка автомобиля, мотоцикла. А дети сколько маму знают, она всю жизнь участвует в соревнованиях, поэтому для них это абсолютно нормально и естественно.

— Вы в этом спорте уже почти 20 лет. Чем по эмоциям отличаются выходы на старт сейчас о тех, что были в 1999—2000 годах?

— Глобально ничем не отличаются. Соревнованиях сейчас стали более сложными, чем тогда, а в остальном разницы никакой.

— Самая тяжелая травма, которую вы получали?

— Я думаю, что это компрессионный перелом позвоночника, который был в 2016 году. Я после этого год восстанавливалась, но слава богу, все обошлось, нет никаких последствий.

— Когда вы в последний раз думали, что пора заканчивать с гонками?

— Если такие мысли и были, то через минуту уже уходили. Это только в минуты слабости. Это быстро проходит и я снова понимаю, что это моя жизнь. Каждый раз, когда переживешь одну гонку уже думаешь, как поехать на другую.

— Не думали завязать даже после компрессионного перелома позвоночника?

— Нет! Ничего серьезного со мной не случилось, к счастью, руки-ноги двигались. Было неприятно, встать тяжело, первое время ходила в корсете. Но травмы, как ни странно, меня абсолютно не двигали к тому, чтобы закончить.

У ДОПИНГ-КОНТРОЛЕРОВ НЕТ ПРЕДВЗЯТОГО ОТНОШЕНИЯ К НАМ

— Вас тестируют на допинг?

— Да, бывает. Многие, наверное, знают об истории, которая случилась перед «Дакаром» в прошлом году. У нас вообще с допингом сложно, мы — не олимпийский вид спорта, у нас нет командных врачей, все заняты только тем, чтобы найти бюджет на гонку, стоит это дорого. Поэтому когда ты заболеваешь, то идешь к обычному врачу, он выписывает лекарства и ты их принимаешь, не особо задумываясь о том, можно это или нельзя. У меня случилась как раз такая история: у меня со школьных времен есть небольшие проблемы с обменом веществ, низкий уровень сахара, плохая проходимость сосудов… В общем, врач мне выписывал раз в полгода лекарства, капельницы и я не уследила, что там были запрещенные вещества. У меня начались проблемы, но эксперты международной федерации встали на мою сторону, все медицинские бумаги у меня приняли, историю болезни посмотрели и решили меня не наказывать. Они понимали, что в моем случае не было злостного нарушения, я не ела стероидов, а лишь принимала лекарства от болезни по рецепту врача.

— Спортсмены из других видов спорта говорили, что к русским сейчас особенное отношение со стороны допинг-контроля. Вы такого не замечали?

— В нашем спорте такого нет. У нас вообще далеко не все зависит от физического состояния человека, у нас на первом месте техника, командная работа и умение читать дорожную книгу. Предвзятого отношения ни к кому, включая себя, я не замечала.

НА МОТОЦИКЛЕ ПО ГОРОДУ ОПАСНО

— Когда и почему решили вы пересесть с машины на мотоцикл?

— Эта идея зрела у меня в голове долго, но удовольствие это недешевое. Я как-то собиралась на гонку «Шелковый путь» на мотоцикле, пыталась договориться с организаторами, чтобы мотозачет ввели, но не получилось. С моим партнером по Toyota Тимом Рашем мы все равно решили, что надо ехать на машине. Опыта у меня на ней не было, поэтому решили пробно проехать в феврале Северный лес — этап Кубка мира по ралли-рейдам. Получилось неплохо. Сейчас я уже проехала Дакар на машине, два Африки рейс и, конечно, Шелковый путь. Я давно хотела в нем поучаствовать.

— Почему вы выбрали автомобиль Toyota для участия в ралли-марафоне «Шелковый путь»?

— Во-первых, я и в жизни езжу на Toyota, такая у меня приверженность к этому бренду. А во-вторых, если мы посмотрим на результаты известных ралли-марафонов, там уже на протяжении многих лет в моей категории T2 доезжают на лидирующих позициях до финиша именно экипажи на внедорожниках Toyota.

— Как вы готовились к предстоящему ралли?

— Примерно так же, как и ко всем остальным: тренировки по ОФП с тренером, тренировки на мотоцикле — это позволяет быть в форме. Моя машина сейчас полностью разобрана и находится у механиков. К гонке они ее соберут.

— Летом по городу ездите на машине или мотоцикле?

— На машине. По городу я на мотоцикле боюсь, это очень опасно. Автомобилисты у нас не очень привыкшие к мотоциклистам.

— Есть виды спорта, которыми вы интересуетесь помимо вашего?

— Мне нравятся горные лыжи, я в детстве ими занималась. Не сказала бы, что я особенно слежу за ними, но если включу телевизор и увижу какой-нибудь этап Кубка мира, то с удовольствием посмотрю.

— Чего ждете от сборной России по футболу на предстоящем чемпионате мира?

— Жду, что они скажут: давайте деньги, которые на нас тратят, лучше перенаправим на тех, кто что-то выигрывает на мировой арене!