28 ноября 2017, источник: Советский спорт

Дневник Родченкова. Из-за него у россиян отбирают медали

«Советский спорт» — о неразыгранной карте экс-главы Московской антидопинговой лаборатории.

Источник: Советский спорт

РОДЧЕНКОВ ИСПУГАЛСЯ, ЧТО НЕ ПРОВАЛИТ ЗАДАНИЕ

О том, что Григорий Родченков не исчерпал запас доказательств существования государственной системы поддержки допинга в России, мы узнали из его колонки в New York Times. В ней он высказал опасение, что расследование на тему массового применения допинга нашими спортсменами будет прекращено, медали Сочи-2014 у них не отберут, а Всемирное антидопинговое агентство (WADA) откажется от требований признать существование допинговой программы на государственном уровне.

Родченков писал, что намерен идти до конца и хочет добиться, чтобы российские спортсмены были изолированы от всех во время Олимпиады и подвергались независимому, строгому тестированию, а также выступали не за свою страну, а как нейтральные атлеты в наказание за все нарушения России.

На основе его показаний составлены две части огромного доклада Ричарда Макларена. Мы видели его электронную переписку, в которой спасали «козлов», «зимних чудил» и так далее. Он раскрыл методологию вскрытия банок с пробами и список медалистов Сочи-2014, которые принимали изобретенный им допинговый коктейль «Дюшес».

Оказывается, это не все. Родченков жаловался, что независимые комиссии МОК под руководством Денниса Освальда и Самуэля Шмида не обращаются к нему за новой информацией и угрожал, что опубликует очередную часть компромата в СМИ, если его проигнорируют, а Россию допустят до участия в Олимпийских играх в Пхенчхане.

ПОЧТИ ЧТО ЛОРА ПАЛМЕР

В итоге, Деннис Освальд его услышал и приобщил к делам наших спортсменов новые доказательства — рукописный дневник Григория Родченкова. Почти как у Лоры Палмер из всем известного сериала. Комиссия МОК ссылается на него в мотивировочной части решения о дисквалификации Александра Легкова. При этом данные, описанные в дневнике, не подвергаются сомнению, как и то, что все записи в нем сделаны именно в 2014 году. Существует вероятность, что этот компромат сыграл ключевую роль для комиссии МОК в принятии окончательного решения по нашим спортсменам.

Как и в электронных письмах, в дневнике Родченкова описываются конкретные действия по сокрытию положительных проб спортсменов, указываются их фамилии, фиксируются даты встреч с руководителями, раскрываются схемы махинаций, в том числе те, что были использованы во время Олимпиады в Сочи.

Но есть несколько вопросов. Зачем вообще вести дневник, да еще такой подробный, если ты являешься ключевой фигурой суперсекретной спецоперации, которая может претендовать на звание «аферы века»? Родченков в своей колонке писал, что работал под прикрытием агентов ФСБ, неужели он не боялся, что за ним ведется слежка и его могут раскрыть? Вряд ли бы кто-то из представителей спецслужб одобрил его идею записывать в тетрадочку хронологию действий, направленных на обман мирового спортивного сообщества.

Почему Родченков предъявил его только сейчас, спустя полтора года после начала расследования? Он мог сразу отдать его тому же Макларену, но почему-то придержал этот козырь в рукаве. Это все косвенное доказательство того, что ведется игра. Родченков тщательно отслеживает движения МОК и как только почувствовал, что чаша весов может качнуться в пользу России, тут же разыграл припасенную карту.

ЗАПОЗДАЛЫЙ ОТВЕТ СК

Хорошо, допустим, что экс-глава Московской антидопинговой лаборатории действительно вел дневник. Но что мешало ему в своих записях отразить недостоверную информацию? Кто может подтвердить эти данные? Если комиссия МОК не смогла найти хотя бы еще одного свидетеля, а судя по мотивировочной части решения о дисквалификации Александра Легкова, она и не смогла, то как можно всерьез принимать за ключевое доказательство дневник человека, который страдал шизотипическим расстройством личности, подтвержденным документально?

Все это очень сильно напоминает подгон задачи под ответ. Макларен своим докладом создал презумцию виновности наших спортсменов, они сразу оказались в положении защищающихся, несмотря на то, что в их пробах не найдено ничего, кроме царапин на банках, да и то не у всех. Есть постулат о том, что в России существует государственная система поддержки допинга, но точно доказать это никак нельзя. Поэтому комиссия МОК из косвенных улик сложила определенную картину, позволившую начать отнимать у россиян медали и пожизненно их дисквалифицировать. И последним ее элементом стал дневник Родченкова.

Отрицать допинговые проблемы России глупо, но спортсмены должны понимать, за что их наказывают. Сейчас появляется все больше информации, доказывающей, что после сдачи пробы, с пробиркой спортсмена может происходить все, что угодно. Ее могут бесследно вскрыть, поцарапать, соли в нее насыпать, какое-нибудь насекомое туда подсадить. И чья это зона ответственности? По идее, за то, что происходит с пробами после их сдачи, отвечает WADA. Но не в случае с россиянами.

А тем временем, Следственный комитет РФ пытается наносить ответные удары по Родченкову, но, кажется, опоздал с этими действиями минимум на полгода-год. Сейчас представителям следственных органов удалось установить, что экс-глава Московской антидопинговой лаборатории имел доступ к ее базе данных уже после бегства в США.

Об уязвимости базы также было известно представителям WADA, которые еще до 2014 года указывали Родченкову на данные недостатки и необходимость блокировки возможности зайти в нее удаленно. Обладая правами доступа к базе и результатам тестирования спортсменов вплоть до июня 2016 года, сам Родченков и его соратники Олег Мигачев и Тимофей Соболевский, которые были сотрудниками Московской антидопинговой лаборатории, имели возможность бесконтрольно изменять их с целью создания ложных доказательств.

Вот только как это поможет спортсменам, которых уже дисквалифицировали? Сейчас они завалят CAS исками, но, кажется, Россию уже ничего не спасет. Все указывает на то, что МОК принял решение — Олимпиада-2018 пройдет без нас.