25 января, источник: Спорт-Экспресс

Теперь «Родченковых» станет много. Чего добился МОК скандальными решениями

Реальные последствия решений Международного олимпийского комитета о недопуске наших звездных спортсменов на Игры в Пхенчхан гораздо глубже, чем вероятный провал сборной на конкретной Олимпиаде.

ИТОГ ПЕРВЫЙ
ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ИНСТИТУТА ИНФОРМАТОРОВ

МОК и Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) уже несколько лет требуют от России появления новых «родченковых» и «степановых». За это время у нас был только один человек, отважившийся рассказать о чужих допинговых нарушениях и даже снимавший их скрытой камерой. Речь о легкоатлете Андрее Дмитриеве, который вскоре вынужден был уехать из страны и теперь живет в Германии. Кроме него, никто на громкие разоблачения не пошел. «Горячие» линии для информаторов существуют на сайтах РУСАДА, Независимой общественной антидопинговой комиссии, многих федераций, но все они молчат. Желающих «стучать» нет. Теперь, вероятно, все изменится.

Поставьте себя на место любого из спортсменов, кого МОК в последний момент не пригласил на Игры. Постоянно варясь среди товарищей по команде, ты, конечно, имеешь свое мнение на счет того, кто употребляет допинг, а кто — кристально чист. До сих пор делиться подобными подозрениями, даже анонимно, считалось некорректным и даже преступным. В конце концов, точной информации нет, а ябедничать на коллегу-соперника — это аморально. Пусть, мол, каждый живет в соответствии со своей совестью.

Но теперь оказывается, что из-за таких вот подозрительных личностей ты пропускаешь Олимпиаду, лишаешься своей мечты. Можно, конечно, сказать, что это происходит из-за врагов в МОК и ВАДА. Но понятно, что каждый допинговый случай, каждая поимка нарушителя — это гвоздь в крышку гроба, где будет упокоена твоя олимпийская надежда. Так неужели ты станешь по-прежнему молчать?! Или при малейшем подозрении все-таки обратишься анонимно на «горячую» линию и поделишься всей информацией? И тогда потом хотя бы сможешь сказать: моя совесть чиста, я сделал все, что мог. Можно сколько угодно спорить на тему того, насколько нравственно существование института информаторов. Но несомненно, что он крайне эффективен в борьбе против допинга на любом уровне. По крайней мере, в этом мы должны сделать шаг вперед.

Своим решением МОК легализует допинг в России? | Источник: AFP 2018

ИТОГ ВТОРОЙ
ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ДОПИНГА

Второй вектор явно противоречит первому. Но идти они будут параллельно, и большой вопрос, что в итоге станет доминантой. Дело в том, что до последних решений российское общество вроде бы выработало, наконец, то самое неприятие допинга, о котором нам столько говорили на мировом уровне. Уличенных в употреблении запрещенных средств спортсменов у нас в последние пару лет почти презирали. Болельщики, наконец, перестали испытывать к пойманным на допинге жалость, а руководители порой даже снимали их с зарплаты. Аргументы про то, что «жрут все, а ловят только наших» все больше становились уделом совсем уж маргинальной аудитории.

И вот теперь мы имеем дело с явной несправедливостью со стороны МОК. Лучших наших спортсменов, любимцев публики и фаворитов Олимпиады, без вины, без суда и следствия лишают шанса всей жизни. Как это можно объяснить? Выходит, псевдопатриоты были правы, и неважно, употребляешь ты допинг или нет — тебя все равно накажут, только потому что ты из России? Так зачем тогда бороться с допингом, принимать новые законы и что-то реформировать, если даже «чистых» россиян не хотят видеть на Играх?

Фактически, своим решением не приглашать несколько десятков не замешанных абсолютно ни в чем подозрительном спортсменов МОК легализовал допинг в России. Теперь мы спокойно можем отказаться от присутствия в РУСАДА иностранных экспертов, прекратить ежегодные выплаты в ВАДА, отыграть назад закон об уголовном преследовании за распространение запрещенных препаратов. Какой во всем этом смысл, если даже абсолютная «чистота» от допинга вообще ничего не гарантирует? Это все, конечно, фантазии, и столь решительные шаги вряд ли последуют. Но отношение болельщицкой аудитории теперь сломать будет крайне сложно. Сторонники теории заговора однозначно победили. А положительные пробы на допинг теперь будут толковаться как происки врагов, а не преступления спортсменов или их персонала.

ИТОГ ТРЕТИЙ
РЕЗЕРВИСТЫ НА ПЕРВОМ ПЛАНЕ

Так сложилось, что наше общество на любой Олимпиаде, в первую очередь, интересуют медали и место в неофициальном командном зачете. Для России спорт — это про национальное самоутверждение, а не про конкретных маленьких человечков. На Олимпийских играх в Пхенчхане никакой национальной гордости, похоже, нам испытать не придется. Причем по независящим от самих спортсменов причинам. То есть поругать нерадивых тренеров, что мы тоже весьма любим, не удастся.

Возможно, эти Игры станут для страны поводом увидеть за медалями и занятыми местами живых людей. Парней и девчонок, которым больно, тяжело, плохо. Которые порой чего-то не умеют, ошибаются, падают, а потом снова встают и доходят до финиша. Они финишируют не в медалях, а в первой «десятке», «двадцатке», иногда даже ниже. Но вдумайтесь: что такое стать, скажем, 30-м в мире в своей профессии? Многие ли из болельщиков могут похвастаться аналогичным достижением?