29 января, источник: Спорт-Экспресс

Леонид Тягачев: При Сталине Родченкова бы расстреляли. Как тут скажешь мягче?

Бывший глава ОКР дал зажигательную пресс-конференцию.

Бывший глава ОКР Леонид Тягачев давно дружит с Томасом Бахом, уверяет, что многие зарубежные спортивные функционеры негласно поддерживают Россию, отстраненную МОК от Игр в Пхенчхане и, вспоминая Олимпиаду-2002 в Солт-Лейк-Сити, говорит, что тогда на нашу страну не оказывалось никакого давления. Но в то же время он предельно резок по отношению к скандальному Григорию Родченкову, считает, что международные спортивные власти принимают несправедливые решения и призывает задуматься о реформах существующей системы.

— По скандальности Олимпиада в Пхенчхане, еще не начавшись, многим уже напоминает турнир 2002 года в Солт-Лейк-Сити. Можно ли провести параллели между этими ситуациями, ведь тогда тоже говорили о возможном бойкоте, снятии российской сборной с Игр?

— Я как руководитель ОКР в то время должен сказать, что мы с Виталием Смирновым тогда встречались со всеми руководителями мирового спорта, обсуждали ситуацию. И знали, что глава МОК Жак Рогге относится к России очень лояльно и настроен положительно. Никакого давления со стороны мы тогда не чувствовали. А история была раздута прессой, причем во многом нашей же. Это журналисты так ставили вопрос — если будете относиться подобным образом, мы встанем и уйдем. Но наше «политбюро» такого решения не принимало. Это дипломатия, она не определяется мнением одного человека. Даже глава государства по законам МОК не имеет права приказывать олимпийцам. Тут много нюансов, но на тот момент у нас с МОК было явное понимание, дружба и хорошие отношения.

— А сейчас нас правда так не любят за рубежом?

— Мне посчастливилось три десятка лет проработать в ФИС, последние 10 — в качестве вице-президента. Конечно, всех коллег я хорошо знаю и знаком с их видением вопроса. Многие из них на нашей стороне, но в прессе об этом не говорят. Потому что представляют страну, которая официально нас не поддерживает. Идет блокада со стороны Норвегии, Швеции, Канады, США и многих государств, которые находятся в американской обойме. И создается ситуация, когда наш спорт не могут защищать даже другие атлеты. Я хорошо был знаком с Самаранчем, Рогге. С Томасом Бахом мы много лет дружим. Помимо того, что он отличный фехтовальщик, он еще и отличный горнолыжник. Мы много общались, разговаривали. Сейчас он, мне кажется, не может сделать то, что сам бы хотел. МОК должен бороться за каждого спортсмена, а сейчас обстановку накаляют политические «звезды».

— «Звездой» стал и информатор ВАДА Григорий Родченков. Вы даже сказали, что при Сталине его бы расстреляли за предательство.

— Я очень резко выступил в прессе, о чем доложили МОК. Мне в ответ посоветовали быть помягче. Но как тут можно мягче? Я всю жизнь провел в спорте, но не был знаком с Родченковым. И вдруг ему вручают государственную награду за удачное выступление сборной в Сочи. И этот же человек потом уезжает из страны. Кто его к нам привел? Зачем? Как он получил условия, чтобы руководить всей спортивной медициной и доступ ко всем секретам? Конечно, при Сталине бы его расстреляли.

ОБРАЩЕНИЕ С НАМИ ВЫГЛЯДИТ КАК ИЗДЕВАТЕЛЬСТВО

— Что же мы имеем на данный момент?

— Нынешняя обстановка неблагоприятная для наших олимпийцев, времени осталось совсем немного. Суды, в которых спортсмены оспаривают решения, идут, но при этом вы догадываетесь — ситуация не в нашу пользу. Команду обезглавили путем дисквалификации ведущих спортсменов, таких как Шипулин, Устюгов, Ан. В лыжных гонках, биатлоне, коньках, фигурном катании. Нас лишили флага, гимна, обещают, что вернут, если хорошо будем себя вести. Но на наш взгляд, это выглядит как издевательство.

— Можно ли было добиться другого исхода?

— Вы знаете, что у нас в стране была создана независимая антидопинговая комиссия во главе с опытнейшим Виталием Смирновым, проделан огромный объем работы. К сожалению, как в песне поется, «что бы мы ни делали, не идут дела». Я уже устал — нервов не хватает переживать то, что несправедливо делают с нашими спортсменами. Это очень обидно и досадно, и отношение к МОК у меня сейчас отрицательное. Не знаю, что думают об этом другие члены Олимпийского собрания, чиновники Минспорта. Да, мы извинились, стали работать, создавать свою лабораторию. Ничего не нарушили, сделали все, что нужно было за год. Но по нам опять ударили со всей силы, и мы не знаем, что будет дальше. Но работа должна продолжаться, потому что у нас много дисквалификаций. Пожизненно отстранены от Олимпиад спортсмены, добившиеся высочайших результатов. А также, например, Александр Зубков и Альберт Демченко.

— Многие призывали совсем не ездить в Пхенчхан.

— У нас сейчас только ленивый не высказывается на олимпийскую тему. Телевизионные программы, круглые столы — кажется, что любой политик является большим специалистом в спорте. Популярный телекомментатор Губерниев кричит на всю страну, что нас незаслуженно атакуют. Все задаются вопросами — как быть, что делать, почему такое произошло? В среду состоится заседание исполкома ОКР, которое станет продолжением того, о чем сейчас говорят каждый день. О списках участников Олимпиады, о том, что часть тренеров и спортсменов не получили приглашения.

ЛУКИН НАЧАЛ УЛЫБАТЬСЯ ВПЕРВЫЕ ЗА ГОД

— Только ли мы должны что-то менять?

— Система, существующая сейчас, заставляет задуматься — можно ли дальше так жить? Мы сейчас выступаем в роли подопытных кроликов. Люди, которые руководят МОК, не могут даже ответить отстраненным ими олимпийским чемпионам. Например, Виктору Ану, который попросил объяснить ему причину недопуска. А отстранили спортсменов, не имея никаких документальных подтверждений каких-либо нарушений. И это по чемпионам, не говоря уже о менее известных атлетах.

— Как относитесь к решению МПК по допуску россиян на Паралимпиаду, которое оказалось куда более жестким, чем вердикт МОК — нейтральный статус, запрет на флаг?

— Международные организации, в том числе и МПК, принимают много несправедливых и необоснованных решений. Но в данном случае, можно сказать, что до этого момента наши спортсмены полтора года вообще были исключены из мирового паралимпийского движения. И прежде всего остального нужно было, чтобы их включили в число участников. Когда это происходит, ты уже можешь обоснованно просить то, другое, третье. Важность решения МПК именно в этом, теперь наши коллеги из ПКР должны работать дальше. По крайней мере, Владимир Лукин теперь улыбается, а до этого целый год не улыбался. Понятно, что мы обижены на них, они — на нас. Но процесс, по крайней мере, сдвинулся с мертвой точки, и хоть кого-то допустили до Паралимпиады.

— Многие сомневаются, что МОК сдержит обещание и вернет нам к закрытию Игр в Пхенчхане флаг и статус ОКР. Есть ли здесь подводные камни?

— Есть. Если на 17 пунктов будет хотя бы одно нарушение, то будем в телогрейках возвращаться, без гимна и знамени. Если к нам сейчас придираются, то без внимания в Корее нашу страну не оставят. Поэтому нам нужно действовать единой командой и с хорошей дисциплиной.

Антон БАБОШИН
из Москвы.

Admin
Готово
Произошла ошибка