9 февраля, источник: Чемпионат.com

«Обидно до слез»: Олимпиада как легкий способ изоляции России

Запрещённый «Русский дом» стал «Домом спорта». Но вместо праздника в него пришёл траур.

Томасу Баху здесь не верят. И его третьей Олимпиаде тоже. Да и как вообще можно воспринимать человека, который боится говорить о главном и не способен выучить заурядные фразы?

«Рады приветствовать гостей», — глядь в бумажку.

«Эти Игры будут особенными», — еще раз на шпаргалку.

«Мы выступаем за дружбу и мир во всем мире», — и вновь это отвратительное чтение с листа.

Половину своего выступления нынешний глава МОК посвятил лицемерному объединению Северной и Южной Кореи под флагом его Игр. Союзу, которому при нынешней мировой политической системе никогда не суждено сбыться. Этакой зефирке, при переваривании которой Олимпиада может показаться сладкой и не вредной. И такому же пустословию, что было четыре года назад, когда Бах сочинял любовь к России во время украинского майдана. Корейцы-то, как и мы в Сочи, танцуют под немецкие песни о своей уникальности, пока не понимая, что будут беззаботно преданы при первой же опасности.

Во время загрузки произошла ошибка.

Но на них-то, что северных, что южных, всем на самом деле плевать. Достаточно посмотреть новости. В Корее весь день крутят сюжеты, как сестра Ким Чен Ына прилетела в Сеул на ИЛ-62, но весь мир дает новости о другом — о том, как CAS не допускает до Олимпиады наших атлетов. Но Бах во вступительной речи не скажет о них ни слова. Будто не говорил по-русски четыре года назад. Будто не называл те Игры важнейшими в истории. Будто Шипулина, Ана, Легкова и других главных зимних атлетов планеты не существует. И в этом забытье — суть изоляции России от мира, опробовать которую взялась вроде бы самая аполитичная организация на свете. И это тот самый случай, когда нам всем должно быть стыдно за них, а не за самих себя.

Мы, напротив, имеем право гордиться нашими спортсменами. Например, Еленой Никитиной, которая за собственные деньги купила билеты до Кореи, забронировала гостиницу и тренировалась в Сеуле, веря, что CAS допустит ее, чистую спортсменку, до Игр. Или молодыми парнями из разных видов спорта, в том числе имеющими шансы на медали, до последнего отказывавшимися ехать в Пхёнчхан в знак солидарности с отстраненными товарищами. И, конечно, теми, кто обязательно победит хоть под нейтральным флагом, но все-таки для России.

Во время загрузки произошла ошибка.

Все они обязательно придут в «Дом спорта», точнее, в запрещенный «Русский дом» в Пхёнчхане, который в день открытия Игр не смог имитировать счастье. Да, здесь, как и на предыдущих Олимпиадах, ощущалось богатство — арендованная лучшая площадка в городе, пляж за окном и широкое меню. Здесь были талант (выступления лучших оперных певцов Санкт-Петербурга) и красота (группа поддержки СКА). Но не было радости — прелюдия к церемонии открытия чужих Игр выглядела натужно и горько.

— Сегодня на Олимпиаде я впервые заплакала, — призналась Нина Мозер, тренер великолепно выступивших пары фигуристов Морозова и Тарасовой. — Не из-за проката своих ребят. Просто увидела российские флаги на трибунах, и стало обидно до слез из-за всего этого.

Во время загрузки произошла ошибка.

И она права — как бы мы, журналисты или чиновники, все эти 20 дней не пытались создавать праздник, все равно в Корее получится траур. Траур по нашему беззащитному и непопулярному спорту, к своему горю ставшем еще и разменной монетой в большой политической игре.

Admin
Готово
Произошла ошибка