30 ноября 2017, источник: Советский спорт

«МОК и WADA все знали о Родченкове». Адвокат Легкова против всех

Немецкий юрист Кристоф Вишеманн в интервью порталу DW несколькими панчами нокаутирует МОК, WADA и Россию.

Вишеманн представляет интересы двух российских лыжников — Александра Легкова и Евгения Белова. Он подавал апелляцию на их временное отстранение в Спортивный арбитражный суд (CAS), а потом представлял их интересы на заседаниях комиссии Международного олимпийского комитета (МОК), которая отобрала у россиян уже 11 медалей Сочи-2014.

Александр Легков стал первым, кто подвергся этому наказанию и получил мотивировочную часть решения комиссии. Вишеманн среагировал оперативно и уже подал на него апелляцию в CAS. В настоящий момент немецкий юрист добивается максимально оперативного рассмотрения дела. Он надеется, что слушания пройдут еще до начала Олимпийских игр.

Но самое интересное — то, с какой позиции он защищает своего клиента.

Похоже, что Вишеманн не намерен воевать с МОК в попытках опровергнуть доводы Ричарда Макларена и Григория Родченкова.

Он ставит задачу разрушить доводы обвинителя о причастности Легкова и Белова к допинговой системе, которая была выстроена в России. Кажется, он разобрался в этом деле лучше всех.

О наказании Легкова

— Учитывая слабую доказательную базу в отношении замешанности лично Легкова в систему допинговых махинаций, я считаю приговор слишком строгим, вне всякой меры. Мы знаем, что пожизненную дисквалификацию может заслужить тот, кто умышленно идет на нарушения и чья вина доказана. Это, так сказать, нарушения первой степени. Но в этом конкретном случае не выглядят доказанными даже факты его участия, не говоря об умысле.

Родченков и Макларен заявляют, что все спортсмены из списка «Дюшес» были участниками программы по защите, и их пробы автоматически менялись, но они оба также утверждают, что хотя большинство и использовали допинг, но не все. И Макларен сам говорит, что неизвестно, знали ли атлеты об этой системе.

О показаниях Родченкова

— Я не интересовался достоверностью его заявлений, потому что до сих пор Родченков не высказывался по отдельным спортсменам. Но, действительно, он впервые высказался по делу Легкова. Когда он заявляет, что поменял его пробу, то я не хочу слишком банально комментировать, но мне это все равно, потому что это в лучшем случае подтверждает, что Легков находился под защитой, но не подтверждает, что он об этой защите знал, и что он ей способствовал.

Об ответственности МОК, WADA и допинговой системе в России.

— Макларен опубликовал в своем докладе письмо от 22 декабря 2012 года, то есть более чем за год до начала Олимпийских игр в Сочи, в котором российская метательница диска Дарья Пищальникова представила детальное описание происходящего в России. И МОК, и WADA и международная ассоциация легкоатлетических федераций уже тогда знали о существовании коррумпированной системы в Москве, в центре которой стоял Родченков, с одной стороны дававший спортсменам запрещенные препараты, а с другой стороны скрывавший их позитивные пробы. В 2014 году в Сочи медицинская комиссия МОК отвечала за то, чтобы пробы спортсменов хранились в надежном месте.

И они знали к тому моменту, что тот человек, которого они сами назначили директором антидопинговой лаборатории Олимпиады в Сочи, замешан в создании системы допинга. И для меня одна из самых больших загадок в этом деле — почему об этом практически никто не говорит. Если бы МОК тогда серьезно отнесся к своим обязанностям, то Родченкова однозначно не было бы в Сочи в 2014 году.

У меня нет сомнений, что в России была создана допинговая система.

Впрочем, с этим уже не спорят и в России. Слишком уже много отстранено тренеров, которые были замешаны в системе, и слишком много спортсменов. Дискуссия идет только о том, было ли в этом замешано государство.

О политике

— Не думаю, что массовые дисквалификации спортсменов показатель того, что Россию не допустят до участия в Олимпийских играх. Безусловно, есть ощущение, что в международном сообществе существует большое давление с целью ввести санкции в отношении России. Не мне судить, но у меня создалось впечатление после посещения МОК 30 октября, что, по крайней мере по отношению к отдельным атлетам, МОК подчиняется этому давлению. Не будем забывать, что есть две дисциплинарные комиссии. И у меня нет возможности сказать, как выполнит свою часть работы комиссия Шмида.

В США опубликованы дневники Григория Родченкова
Во время загрузки произошла ошибка.
29 ноября 2017© Ньюстюб