26 декабря 2017, источник: Спорт-Экспресс

Сергей Устюгов: Хочется показать миру, что русские — «чистые» и очень сильные

Лучшим спортсменом России‑2017 по опросу «СЭ» стал чемпион мира по лыжным гонкам Сергей Устюгов. В интервью нашему изданию он откровенно рассказал о праздниках, свадьбе, отношениях с норвежцами и переживаниях за отстраненных товарищей по команде.

Источник: Спорт-Экспресс

Сергей УСТЮГОВ

Лыжник
Родился 8 апреля 1992 года в поселке Междуреченский, ХМАО.
Пятикратный чемпион мира среди юниоров (2012, 2013).
Победитель «Тур де Ски» (2017).
Двукратный чемпион мира (2017).
Прозвище — Лосенок.

Тренеры:
Иван БРАГИН — первый и личный тренер.
Валерий СИВКОВ и Владимир ДЕНИСОВ — окружная команда ХМАО.
Владимир ТИМОФЕЕВ, Юрий БОРОДАВКО, Александр КРАВЧЕНКО, Сергей ДЕРГУНОВ — юниорская сборная.
Эдуард МИХАЙЛОВ — молодежная сборная.
Олег ПЕРЕВОЗЧИКОВ (2013 — 2014).
Рето БУРГЕРМАЙСТЕР и Изабель КНАУТЕ (2014 — 2016).
Маркус КРАМЕР и Егор СОРИН (сотрудник комплексной научной группы) — с 2016-го и по настоящее время.

У него практически не было конкурентов в традиционном опросе «СЭ» за звание лучшего спортсмена года — настолько феноменальным и впечатлившим всех получился для Устюгова 2017-й. Он стал победителем «Тур де Ски», выиграв по ходу многодневки шесть этапов из семи.

На чемпионате мира в Лахти победил в скиатлоне и командном спринте с Никитой Крюковым, а также завоевал серебро в спринте, марафоне и в составе эстафеты.

Прежде пять медалей на одном чемпионате мира удавалось выиграть только легендарным норвежцам Петтеру Нортугу и Бьорну Дэли. Для перехода в категорию «великих» Устюгову не хватает только олимпийского золота — и все мы надеемся, что он добудет его уже в феврале на Играх в Пхенчхане.

ХОТИМ ЗАВЕСТИ СОБАКУ

— Рассказывайте, как будете отмечать Новый год.

— Если все будет нормально, у меня начнется «Тур де Ски». А там уже не до Нового года.

— Салат оливье, шампанское, «Ирония судьбы» — не будет ничего из этого?

— Если исходить из опыта прошлых лет, то выпьем по бокалу шампанского — и спать. Скорее всего, на следующий день гонка. А, может быть, еще и 31 декабря — я пока не вникал в расписание.

— Дмитрий Губерниев спрашивает у вас: хотели бы, чтобы Дед Мороз был похож на него?

— Ха. Наверное, да.

— Что бы вы попросили у него?

— Есть кое-что, но это секрет. Расскажу — не исполнится, правильно?

— 2018-й — год Собаки. Ладите с ними?

— Я люблю собак! У меня вообще есть мечта завести себе такого друга. Мне нравятся лабрадоры, а моей девушке (лыжнице Елене Соболевой. — Прим. «СЭ») бигль. До сих пор не решили, кого заводить.

— А кто за ним смотреть-то будет? Вас дома не застать.

— Так это мы с ней о будущем мечтаем. Когда спортивная карьера закончится. Потому что собака — это же друг. А друга нельзя оставлять одного!

Я БЫ ПРОГОЛОСОВАЛ ЗА ЛАСИЦКЕНЕ

— Вы сейчас — один из самых видных спортсменов страны. Насколько это тешит самолюбие?

— Вообще об этом не задумывался. И не собираюсь. Просто живу своей жизнью, занимаюсь любимым делом.

— Кто для вас образец идеального спортсмена?

Я всегда знал, что нельзя смотреть на кого-то и хотеть быть во всем похожим на него. Образ на телеэкране — это одно, но прежде чем делать какие-то выводы, нужно познакомиться с человеком, увидеть, какой он в общении и жизни. Люди порой оказываются совсем не такими, какими мы их себе представляем.
Сергей Устюгов

— В 2017 году у вас были какие-то важные достижения вне спорта?

— Наверное, этот год запомнится мне все-таки именно спортивной частью. Не всегда в жизни бывают такие сезоны.

— Скажу честно, в голосовании на лучшего спортсмена года я поставил вас на второе место. На первое — Марию Ласицкене, которая выиграла все старты, в которых участвовала. Вы оба провели выдающиеся сезоны, сравнивать их сложно, но я решил отдать преимущество Маше, потому что она девушка.

— Прекрасно понимаю. Тем более она выступала под нейтральным флагом на чемпионате мира. Я смотрел эти соревнования и последующее награждение. Понимал, как тяжело ей стоять на первой ступеньке пьедестала с золотой медалью, слушая гимн ИААФ. Я бы тоже проголосовал за нее.

СТРЕЛЯЛИ С ШИПУЛИНЫМ И ВОЛКОВЫМ — В БИАТЛОН МНЕ ВОЗВРАЩАТЬСЯ НЕ СТОИТ

— Сейчас будет рубрика «Вопросы от…». В ней по одному вопросу на самые разные темы вам будут задавать самые разные люди. Первый — от Николая Валуева.

— Ха!

— Раз уж мы заговорили о боксе, напомните, когда вы последний раз дрались?

— Было такое, но очень-очень давно. А на приставке считается? Если да, то пару недель назад.

— Так вот, Валуев спрашивает: любите ли вы в свободное время кататься на лыжах?

— Да у меня практически каждый день — хотя бы одна тренировка. Свободного времени не бывает, так что выбирать не приходится.

— Сергей Шубенков, который знает, что вы занимались биатлоном, интересуется: если попасть из винтовки по человеку, будет очень больно? А то к нему в подъезд зачастили какие-то подозрительные личности, и он рассматривает разные варианты.

— Конечно! Это же «мелкашка». Возможен даже летальный исход.

— На соревнованиях такое случалось?

— Я, к счастью, не видел. Но читал в новостях, как какие-то ребята на сборах постреляли друг друга.

— Вы же, кстати, осенью проводили стрелковую тренировку с Антоном Шипулиным и Алексеем Волковым. Много попали?

— Так получилось, что мы с Лехой Волковым жили в соседних номерах. Увиделись как-то вечером, и говорю ему, что хотел бы пострелять. Он пригласил на тренировку — я и подъехал после своей работы. Так понравилось! Давненько все-таки не делал этого. Хоть выцеливал долго, но если коротко подвести итог, то с четырех обойм одну установку закрыл.

— Значит, возвращаться в биатлон пока не стоит.

— Это точно.

— Жена Шубенкова Анна спрашивает: котиков любите?

— Котиков (смеется)? Я вообще люблю всех животных. Особенно если они добрые, не кусаются и не царапаются.

— Яна Егорян хочет знать, многое бы поменялось в вашей жизни, если бы завтра сказали, что лыжи отныне — летний вид спорта?

— Это чтобы мы на лыжероллерах ездили? Да это страшный сон! Роллеры и лыжи — два разных вида спорта. Успех в одном совершенно ничего не гарантирует в другом. Нет уж, не надо.

— Глубокий вопрос от коллеги Ильи Трифанова. Как выглядела бы программа чемпионата мира, если бы вы сами выбирали дисциплины? Добавили бы туда еще что-то, например, стометровку?

— Если честно, оставил бы программу, которая есть сейчас. Мне она нравится. Разве что смешанный спринт можно было бы еще включить. Думаю, это было бы очень зрелищно, а у России были бы хорошие шансы на медаль.

— Еще вопрос от Губерниева. Хотели бы, чтобы Валерий Кипелов вернулся в группу «Ария»?

— Скорее да. Пускай возвращается.

— Сергею Илюкову, известному специалисту в области антидопинга, интересны ваши силовые показатели. Сколько внимания уделяете физической подготовке? И с какими весами вы делаете полуприсед и глубокий присед?

— Ой, на ноги я беру минимальные веса. Это моя самая слабая сторона. Присед со штангой не делаю вообще. Вместо этого выполняю специальные упражнения для классического и для конькового хода. Что касается силовой подготовки, то продолжаем ее даже в соревновательный период. За два-три дня до старта делаем хорошую работу — пять упражнений (одно на ноги, четыре на руки). А летом два раза в неделю стабильно ходим в зал.

ОБЯЗАТЕЛЬНО ПОЗОВЕМ ВЯЛЬБЕ НА СВАДЬБУ

— Одна скромная биатлонистка интересуется, нравятся ли вам итальянские девушки?

— Было бы неуместно рассуждать на эту тему, потому что у меня есть девушка, которую я очень сильно люблю.

— И вот тут весьма кстати вопрос от Елены Вяльбе: «Серега, когда ты женишься?».

— Ох… Я не знаю.

— Пока совсем нет конкретики?

— Она, может, уже и есть, но это не то, что я хотел бы выносить на всеобщее обозрение.

— Елену Валерьевну на свадьбу позовете?

— Обязательно! Она же президент нашей федерации и благодаря ей наши с Леной судьбы сошлись.

— Вегард Ульванг, трехкратный олимпийский чемпион и один из организаторов «Тур де Ски» хочет знать, что заставляет вас бегать на лыжах сейчас?

— В прошлом году мною двигали злость и обида на ситуацию, которая складывалась вокруг наших ребят. А в этом, наверное, мне просто интересно узнать, что будет дальше.

— Иван Брагин передает привет.

— О, мой первый тренер!

— Он спрашивает, почему вы проиграли первенство России в юношеском возрасте и какие выводы из этого сделали?

— Наверное, я не был готов. Но Иван Геннадьевич тогда крепко заложил мне в голову, что даже второй — это первый среди проигравших. Спасибо ему за то, что четко донес этого тогда. До сих пор сидит в голове.

— Еще один коллега Дмитрий Занин любопытствует, какие три песни вы бы спели в караоке?

— Я понимаю, что вы хотите слышать какие-то конкретные названия, но я бы не спел ни одной.

У меня полностью отсутствует голос, вообще не умею петь! На людях не делаю этого никогда. Разве что когда никого нет рядом, под настроение могу напевать какую-то мелодию.
Сергей Устюгов

— Кто из лыжников лучше всего танцует?

— Тут проблема в том, что я вообще не тусовщик. Не посещаю лыжные вечеринки, даже закрытие сезона. Поэтому даже не видел, кто и как там себя проявляет.

— Вы когда-нибудь танцевали под «Руки вверх»?

— Даже не помню (смеется). Но, может, и было такое.

ПОЧЕМУ ВСЕ СРАВНИВАЮТ МЕНЯ С МЕДВЕДЕМ?

— Евгения Трефилова знаете?

— А, да-да, видел ролики в интернете с его тайм-аутами.

— К нему в помощники пойдете?

— Нет, у меня бы нервы не выдержали.

— Он спрашивает, насколько близок предел человеческих возможностей в циклических видах спорта и в лыжах в частности. Возможен ли прогресс в рамках дозволенного?

— Вполне. И Йоханнес Клэбо в этом сезоне это доказывает. Есть технические аспекты, которые дают скорость. Плюс у нас же не чистый бег. Есть всякие фишки по скольжению лыж, появляется новая смазка, новая экипировка, облегчаются палки. Так что в дальнейшем скорости будут еще выше. Хотя по сравнению с тем, что было лет 15 назад — они и так взлетели.

— Преданный поклонник «СЭ» из Норвегии Йоханнес Бе хочет уточнить: каково быть единственным, кто по-настоящему соперничает с норвежцами?

— Норвегия, безусловно, самая сильная лыжная держава. Я видел, какие условия у них в стране, сколько людей там занимаются этим видом спорта, как они относятся к лыжникам. Могу сказать, что обыгрывать норвежцев — это самое приятное. Особенно, наверное, в Норвегии. Это вообще дорогого стоит.

— Тарьей Бе, брат Йоханнеса: «Сергей, что ты такого ешь, что выглядишь, как медведь?»

— Ха-ха. Почему все сравнивают меня с медведем? Я же не такой большой. Питаюсь, как и все спортсмены, — в соревновательный период ем много макарон и пью углеводные напитки. Но медведь только я… Хотя в России меня называют Лосем. Кстати, появилась версия, откуда это пошло.

— Очень интересно послушать.

— Как-то ребята шли по лыжне, и вдруг на них выбежал лось. Он дернулся в сторону и провалился в снег на полтуловища. Все встали, а я продолжал нестись на той же скорости, оббежал ребят, прыгнул на лыжню — и давай работать дальше. Брат сказал, что поэтому, наверное, меня и называют Лосем.

КОГДА РЕБЯТ ДИСКВАЛИФИЦИРОВАЛИ — НЕ МОГ ДАЖЕ ТРЕНИРОВАТЬСЯ

— Коснемся серьезных тем. Ваш тренер Егор Сорин вскоре после 5 декабря говорил, что вы не знаете, поедете ли под олимпийским флагом в Пхенчхан. Это так?

— Это правда. И я до сих пор не знаю. Я не знаю, что будет завтра. Пока просто тренируюсь и выступаю. Об Олимпийских играх сейчас не думаю вообще.

— Насколько вас смущает статус олимпийского атлета из России?

— Я пока не готов рассуждать на эту тему. Поговорим об этом после сезона, я выскажу свое мнение по поводу всего происходящего. Сейчас делиться не готов.

— Тогда вопрос на другую тему. Прекрасно помню, как на чемпионате мира в Лахти вы рассказывали, что, когда узнали о недопуске шести наших лыжников на старт, изо всех сил ударили кулаком по шкафу. Какова была ваша реакция на недавнее решение МОК, согласно которому наших ребят пожизненно дисквалифицировали и аннулировали их результаты в Сочи?

— Я как раз был дома. Мы только приехали со сбора. Очень хорошо там потренировались, сделали отличную работу, все были прекрасно готовы. Помню, там была тяжелая тренировка — кросс в гору, и Александр Легков убежал от нас очень далеко. Он такую форму набрал! Уезжали с хорошим настроением и ожиданием позитивных новостей.

Но в гостях у брата меня застал звонок вашего коллеги. Он рассказал о новостях и спросил, готов ли я что-то прокомментировать. Я поднялся на второй этаж, встал перед окном — и просто окаменел. Начал звонить ребятам, чтобы понять, что вообще происходит. Женька Белов все рассказал. Скажу честно, после этого всю неделю у меня не было желания хоть что-то делать.

Я каждый день выходил на лыжную базу — и… всякий раз сворачивал к бабушке, к дедушке, к родственникам. Просто не мог тренироваться. Пребывал в шоке оттого, насколько хрупка и незащищена жизнь спортсмена.

Обычный человек ничего не решает. Еще за день до вылета на сбор в Еллеваре я сомневался, стоит ли вообще туда ехать. Сильно надломила вся эту ситуация. Созвонился с Женькой, с Серегой Турышевым. Они прекрасно знали мое настроение. Написали, что выезжают в 6 утра, но не знают, поеду ли я с ними. Решился в последний момент. Но на сборе вошел в тренировочный ритм и понял, что сделал правильный выбор, решив продолжать тренировки.

— Мне кажется, из всех ребят тяжелее всего переживает происходящее Легков. Пытались его как-то взбодрить?

— Буквально несколько дней назад написал ему сообщение, он ответил, но, когда я набрал его, Саня был в лифте. В итоге так и не созвонились, только обменялись эсэмэс. Спросил у него: «Саня, ты как, отошел немного»?

— И что он ответил?

— Написал, что его еще «держит». Впереди суды, и я очень надеюсь, что все у них будет хорошо. Жду этого решения. Кстати, я считаю, что сложнее всех Евгению Белову. Алексей Петухов, Макс Вылегжанин, Саня Легков — все они люди с регалиями. Они сделали себе имя, у них уже семьи и дети, возраст. А Женьке — только 27 лет.

— И, насколько я понимаю, он был в прекрасной форме.

— Да, так и есть. Ребята вообще подошли к началу сезона очень серьезно. Мы готовились все лето вместе, я видел, что они делали. И могу сказать, что они были бы лидерами в этом году. Это факт. Но сложилось все вот так. Очень жаль, что комиссия МОК приняла такое решение. А международная федерация сначала подарила надежду — все мы очень обрадовались — но уже к следующему этапу забрала ее.

СУНДБЮ ОКАЗАЛСЯ НЕ ТОЛЬКО ХОРОШИМ ЛЫЖНИКОМ, НО И ОТЛИЧНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ

— Вам бывает страшно, что в один из дней Григорий Родченков может проснуться и сказать: «О, ребята, я тут чего вспомнил — я же и Устюгову пробу менял»?

— Мне не страшно. Уверен за себя. Уверен за ребят. Знаю, как они шли к этим медалям. А то, что теперь появляются все новые и новые имена — для меня не такой уж сюрприз. Стоит посмотреть интервью Родченкова и становится понятно, что это за человек. Мне стыдно, что он родился в России. Потому что он совсем неадекватен.

— Знаю, что изо всей этой истории вы потеряли в весе. Насколько сейчас стабилизировалось ваше состояние и настроение?

— Думаю, сейчас многие спортсмены тренируются на автомате. Мы — люди спорта. Жили им. Другому мы не научены. И когда твоих друзей лишают мечты, задумываешься, что и твоя спортивная жизнь может внезапно оборваться, а ты ничего не сможешь сделать. Все это уже почувствовали.

— И иностранцы?

— В лыжных гонках зарубежные ребята относятся к нам позитивно. Есть и негатив, но его мало — он идет только со стороны канадцев да американцев. А вот финны и норвежцы все понимают.

— Вам хочется выписать респект Мартину Сундбю за его адекватные комментарии?

— Мартин — не только хороший лыжник, он оказался еще и отличным человеком. Сказали бы мне года два назад, что случится такая ситуация, а нас будет поддерживать Мартин Йонсруд Сундбю — никогда бы не поверил. А теперь он и другие ребята здороваются с нами и как могут выражают поддержку.

МНЕ НЕ ПОЗДНО НАУЧИТЬСЯ ЕЩЕ ЧЕМУ-ТО, НО Я ХОЧУ ЗАНИМАТЬСЯ ЛЮБИМЫМ ДЕЛОМ

— Немного о начале сезона. Йоханнес Клэбо пока невероятен. Юный норвежец выиграл почти все старты, в которых участвовал. На вашей памяти такое было?

— Ничего фантастического я не вижу. Хотя парень действительно очень сильный и одаренный. Некоторые гонки берет налегке. Но когда ты на пике формы, в тебе все бурлит, и ты готов рвать и метать — так и должно быть. Взять, например, прошлогодний «Тур де Ски». Я ведь тоже там показывал неплохой результат. Да, в начале сезона творится что-то диковатое, Клэбо, наверное, величайший талант, но посмотрим, что будет дальше. Есть наши ребята, такие люди, как Петтер Нортуг и Мартин Сундбю, так что время покажет.

— Нортуга до сих пор не списываете со счетов?

— Я верю в него. Такие люди так просто не уходят.

— На каком уровне ваша готовность?

— Лучше спросить об этом тренера. Как показывают гонки, пока я на том же уровне, что и в прошлом году в этот период времени. А что будет дальше — неизвестно. Хотя планы примерно такие же, как и сезон назад. Впереди «Тур де Ски».

— В этом году сверкает 20-летний Александр Большунов. Насколько он нравится вам как спортсмен?

— Саня — это трудяга. Относится к делу очень серьезно. После первой гонки в Куусамо, где он взял медаль, я подошел к нему и сказал, что на этом нельзя останавливаться — нужно двигаться дальше. Потом у него было, кажется, четыре третьих места. После последнего снова подошел к нему, говорю: «Саня, пора бронзу разменивать на золото». Так что ждем. Все в его руках.

— Вас забавляет, что его называют вторым Устюговым?

— Нет, он Саня Большунов, и он пишет свою историю. Думаю, она сложится очень хорошо.

— Правильно понимаю, что на всех предстоящих гонках, включая олимпийские, вы будете выходить с мыслями о ваших товарищах, которых сейчас обвиняют в допинговом сговоре в Сочи?

— Пока рано говорить об этом. Я не знаю, что будет завтра. На каждой тренировке работаю с мыслями, что ребят, которые ни в чем не виноваты, отстранили. Когда вся эта ситуация началась, даже моя мама сказала: «Как жаль, что все это происходит именно сейчас».

Но от нас тут ничего не зависит. Это сильно разочаровывает. Мне 25 лет, большую часть жизни я занимаюсь лыжными гонками и, если меня коснется та же ситуация, мне не поздно еще чему-то научиться. Хотя думать об этом не хочется. Хочется просто заниматься своим любимым делом — бегать на лыжах. И показывать всему миру, что мы, русские — «чистые» и очень сильные.