Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
21 февраля, источник: Известия

Андрей Ларьков: В лыжной сборной всегда есть конкуренция

Серебряный призер Олимпиады-2018 — о конкуренции в лыжных гонках, любви к корейской еде и планах на остаток сезона.

Источник: РИА "Новости"

Российские лыжники стали одними из главных героев ХХIII зимних Олимпийских игр в Пхенчхане. В воскресенье четверка в составе Андрея Ларькова, Александра Большунова, Алексея Червоткина и Дениса Спицова выиграла серебро в эстафете. Эта медаль стала пятой для нашей лыжной команды, обескровленной недопуском до Игр ее главных звезд в лице Сергея Устюгова, Александра Легкова и Максима Вылегжанина. Первый этап победной эстафеты бежал Андрей Ларьков, закончивший его лидером гонки. В эксклюзивном интервью «Известиям» 27-летний лыжник рассказал об особенностях олимпийской трассы, блюдах от президента Федерации лыжных гонок России Елены Вяльбе и своих футбольных предпочтениях.

— Этот серебряный результат можно назвать победой?

— Я даже не помню, когда наша команда выигрывала золотые медали. Конечно, хотелось выиграть золото, но понимали, какой состав у нас и какой — у соперников. Исходя из этого, мы показали максимум.

— Вы уже до Олимпиады понимали, в каком составе будете выходить на эстафету? Или тренеры принимали решение непосредственно в Пхенчхане?

— Для нас этот год вообще очень «веселый». Начиная с ноября каждый день сюрприз за сюрпризом. Непонятное состояние: завтра одного выведут из состава и не допустят до Олимпиады, послезавтра — другого. Никто не был защищен. Да и до сих пор не защищен. Только ближе к Играм опубликовали списки спортсменов, которые поедут на Игры, — и вариантов было уже немного.

— То, что вы будете назначены на первый этап эстафеты, тоже было ясно сразу?

— Нет. Но списки уже были достаточно узкими — сократился и состав руководства, и самой команды.

— Тяжело было соревноваться в условиях изоляции от большей части тренерского штаба?

— Я думал, будет проще. Но со временем начал понимать, что было бы гораздо лучше, если бы тренер здесь присутствовал. Есть моменты, которые нужно согласовывать именно с ним. С тренером созваниваемся, конечно, но по телефону — это совсем не то.

— Вы «привезли» почти 25 секунд своим конкурентам. Ожидали такого превосходства или рассчитывали на большее?

— Хотелось создать некий задел. Понимал, что те, кто бежит со мной первый этап, мне по зубам. Не оглядывался назад, бежал только вперед и делал свое дело.

— Можно сказать, что ваш коллега Алексей Червоткин выдал максимум своих возможностей?

— Такое бывает, когда спортсмен долгое время не бегает. Тяжеловато сразу пройти первый старт. Сейчас он «простартовался». В следующей гонке будет гораздо легче.

— Если бы для него это был не первый старт, вы могли бы выиграть золото?

— Да. Если бы Алексей хотя бы «пятнашку» пробежал «коньком» (15 км свободным стилем. — «Известия»), у него было бы совсем другое самочувствие.

— С трибуны было видно, что после своего этапа он долго не мог подняться. Тяжело было привести его в чувство?

— Меня там не было, я стоял на предпоследнем подъеме, где он проезжал. Он проигрывал 12 секунд, его все подбадривали, а как финишировал — я уже не видел.

— Каких результатов ждете от марафона?

— 50 км — непредсказуемая дистанция. Не знаю, кто как себя поведет. Если бы здесь присутствовали наши неприглашенные ребята — тот же Саша Бессмертных, они бы показали очень достойный результат. Из тех, кто выступает, думаю, поборется за призы в первую очередь Саша Большунов. И остальные, конечно, тоже.

— Вы ведь самый опытный из нашей эстафетной четверки?

— Получается, что так. Сейчас даже во всей команде. Сначала таковым был Александр Панжинский, но он уже уехал с Игр. Остался я.

— «Дедовщиной» не занимаетесь?

— У нас у всех есть личные тренеры, все тренируются по-разному. Кто-то в одно время, кто-то в другое. Живем рядом, никаких проблем и раздоров нет. Ни малейшего разногласия. Все понимают, для каких целей они здесь находятся.

— Российские бобслеисты и саночники говорили, что в Олимпийской деревне у них были сложности в общении с зарубежными коллегами. Вы с этим не сталкивались?

— У нас такого не было — все общаются, здороваются. Ведь статус олимпийских атлетов из России — всего лишь формальность.

— В чем особенности трассы в Пхенчхане?

— Она очень специфическая, таких мало. Вроде нетяжелая. Но, с другой стороны, здесь некогда отдыхать, она очень рабочая. Не представляю, как 50 км на ней бежать.

— Речь не о предфинишном подъеме?

— Подъем — не главное. В целом вся трасса спроектирована таким образом, что передохнуть, перевести дух просто негде.

— Глава Федерации лыжных гонок Елена Вяльбе сама готовит еду в Пхенчхане. Она уже угощала вас блюдами своего приготовления?

— Пока мы отведали только ее тортики.

— От корейской пищи воздерживаетесь?

— Нет, она мне очень нравится. Например, гречневая лапша — это очень вкусно. И еще что-то типа пельменей — не знаю, как они называются. Здесь очень вкусно кормят.

— Чем планируете заняться по возвращении? Сразу начнете готовиться к последним этапам Кубка мира?

— Да. С 24 февраля по 2 марта пройдет финал Кубка России. В нем будут участвовать все российские спортсмены, кроме тех, кто поехал на Олимпиаду. Получается так, что они выступят на финале Кубка России, а на начинающиеся следом этапы Кубка мира людей у нас просто не будет. Так что на них придется ехать нам, олимпийцам.

— Выходит, теперь место на этапах гарантировано не всем. Более опытные спортсмены не боятся обострения конкуренции?

— Конкуренция у нас есть всегда. Пробиться в число выступающих на этапах и раньше было очень тяжело. В России сейчас очень много достаточно сильных молодых ребят. Как видите, молодежь всё время не дает расслабиться. Всё новые и новые лица появляются. Это очень здорово.

— Вы родом из Татарстана. Следите за «Рубином», УНИКСом, «Зенитом», «Ак Барсом» и «Нефтехимиком»?

— На футбол хожу, когда время есть. Но в последнее время что-то не радует наш «Рубин» своих болельщиков. Не всё так гладко. Обидно, конечно.