22 марта, источник: TeamRussia.pro

Маркус Крамер: «Надеюсь поработать со сборной России ближайшие четыре года»

Немецкий специалист подводит итоги Олимпийских игр и рассказывает о своих перспективах в России. Эксклюзив Team Russia.

— Сезон почти закончился. Остался только чемпионат России, который пройдёт в Сыктывкаре с 24 марта по 1 апреля. Вы планируете туда поехать?

— Обязательно. Чемпионат начинается в субботу. Первые старты — спринт у мужчин и женщин. Я прилечу накануне. Мне очень интересно посмотреть как на спортсменов из национальной сборной, так и на ближайший резерв. Уровень конкуренции будет высоким. Два года назад я ездил на чемпионат России в Тюмень, а в прошлом году — в Ханты-Мансийск.

— Объявлено, что в соревнованиях примут участие олимпийский чемпион Сочи-2014 Александр Легков, один из лидеров сборной Сергей Устюгов и другие лыжники, которые не смогли принять участие в Олимпийских играх. Вас интересует их форма и настрой?

— Конечно. Устюгов не поехал на Олимпиаду, болел, недостаточно тренировался перед последними этапами Кубка мира и в итоге пропустил ещё и их. Буду рад снова увидеть его в строю. Поговорим с парнями о следующем сезоне.

— А о будущем в более отдалённой перспективе?

— Сергей Устюгов молод (8 апреля ему исполнится 26 лет. — Team Russia). Он должен готовиться к Олимпийским играм в Пекине. Что касается 34-летнего Легкова, то ясно, что он не сможет выступить через четыре года, но, надеюсь, найдёт для себя мотивацию ещё на один сезон. Впереди ведь чемпионат мира в австрийском Зеефельде.

— Вы говорили, что хотели бы подписать новый контракт с Федерацией лыжных гонок России. Когда это может произойти?

— Мы обсуждали вопрос с президентом Еленой Вяльбе, в том числе на днях в Фалуне. Осталось согласовать некоторые детали. Президент хочет, чтобы я продолжил работу в сборной. Я, в свою очередь, очень мотивирован, потому что знаю: у России сильная и перспективная команда, которая в будущем способна показывать хорошие результаты. Надеюсь, что смогу поработать с ней ближайшие четыре года.

— Четыре года? До сих пор вы подписывали контракты сроком на год.

— Теперь речь идёт о соглашении на четыре года.

— Как на это смотрит ваша семья в Германии?

— Она меня всегда поддерживала. Дочери уже 23 года — у неё самостоятельная жизнь. Жена же знает, что работа тренера связана с командировками. Это длится уже более 30 лет, так что ничего нового для них не происходит.

— У вас есть квартира в Москве?

— Ну что вы? Жильё в Германии. Сборы и соревнования часто проводятся в Западной Европе, в том числе относительно недалеко от дома, и тогда жена, бывает, присоединяется ко мне на несколько дней. Иногда, правда, приходится проводить вне дома по 4−5 недель, но это особенности работы. — В Пхёнчхане российские лыжники завоевали восемь наград — три серебряные и пять бронзовых. Ожидали такой результат?

— Нет, конечно! Когда летели в Корею, думал, что, может быть, выиграем одну-две медали. Но у нас с самого начала всё заладилось. Молодая команда сражалась, стремилась к максимальному результату, хорошо были готовы лыжи — и у спортсменов словно выросли крылья. Они почувствовали, что способны конкурировать с лучшими и побеждать их.

Кроме того, ребята бились и друг за друга, и за тех, кто остался дома. Они хотели показать, что российская лыжная сборная сильна, что они добиваются успеха без допинга. — Об одной-двух медалях вы, видимо, мечтали уже после того, как на Игры не допустили Устюгова, Легкова, Вылегжанина, Матвееву, Чекалеву и других лидеров. А до того?

— Изначально я, конечно, рассчитывал на большее — минимум пять медалей, как в Сочи (на домашних Играх российские лыжники завоевали одно золото, три серебра и одну бронзу. — Team Russia). Но для молодёжного состава, как мне казалось, был бы хорош и куда более скромный результат. — За год до Олимпийских игр ОКР организовал поездку в Корею на этап Кубка мира для группы специалистов из лыжной федерации, в том числе сервисёров, которые имели возможность протестировать снег, изучить трассы. Этот опыт пригодился?

— Да, он оказался очень полезным. Тогда этап Кубка мира в Пхёнчхане по скиатлону выиграл Пётр Седов, входящий в группу спортсменов, которые занимаются у меня. Это вдумчивый парень, умеющий подметить тонкости трассы. Он подробно рассказал мне о её особенностях, отметил, на что требуется обратить внимание. Изучили мы и трассу для спринта.

Вообще, у нашей команды была очень качественная подготовка к Олимпийским играм. А уже в ходе них отлично проявили себя сервисёры. Хотя работать пришлось в усечённом по сравнению с этапами Кубка мира составе. Я был единственным тренером, так что вдвоём с менеджером Юрием Чарковским мы с утра до глубокой ночи занимались всей организационной рутиной. Это было непросто. — Какой результат в Пхёнчхане вас удивил в первую очередь?

— Бронза Дениса Спицова на 15 километров свободным стилем. Знал, что этот молодой парень показывал хорошие результаты на этапах Кубка мира. Но Олимпийские игры — особый случай. В общем, он преподнёс мне большой сюрприз. А потом они приятно удивили с Александром Большуновым, взяв серебро в командном спринте. А ведь мы пошли на риск. Планировалось, что в паре с Большуновым побежит Алексей Червоткин. Но он после болезни не был готов на 100 процентов. Поэтому решили использовать Спицова.

Ещё один сюрприз — женская эстафетная команда. Мне было важно, чтобы успешно выступила четвёрка не только у мужчин, но и у женщин, поскольку результаты лыжниц до сих пор были довольно скромными. И молодые девушки дали бой сильнейшим. Наталья Непряева с первого этапа возглавила гонку, первой передала эстафету и Юлия Белорукова.

— Большунов, как и Червоткин, приехал в Пхёнчхан после болезни — и вдруг сразу выиграл бронзовую медаль в спринте. У вас есть этому объяснение?

— Очень хорошую работу проделал тренер Юрий Бородавко. После того как Большунов и Червоткин выписались из больницы, он полетел с ними на сбор в австрийский Зеефельд и следил, как они шаг за шагом восстанавливались. Червоткин прибыл в Корею на несколько дней позже Большунова, и это было правильное решение Юрия. Он прекрасно знает, что лучше для его лыжников.

— Вы пошли на риск не только при определении состава в командном спринте, но и раньше, когда включили Червоткина в эстафетную команду. Был ли риск оправдан? Всё-таки Алексей прошёл свой этап не лучшим образом.

— Риск, безусловно, был, потому что не было точно известно, насколько спортсмен готов. Но поступили мы, считаю, правильно. Червоткин находился не в лучшей, но всё-таки в довольно хорошей форме. Если бы в Пхёнчхан приехали Устюгов и Легков, выбор был бы больше. А так у нас было не так уж много возможностей.

— Вся страна сожалела, что Большунов не сумел выиграть марафон. Он допустил ошибку, решив не менять перед финишем лыжи?

— На 100 процентов. Очевидно, подумал: «Пока Нисканен будет менять лыжи, убегу в небольшой отрыв». Большунов — молодой гонщик, который в своей карьере нечасто бегал марафон. Его ошибка объяснима. В следующий раз он её точно не допустит.

— За прошедший сезон отставание нашей лыжной команды от сборной Норвегии сократилось?

— Несомненно. В зачёте Кубка Наций по итогам этапов Кубка мира этого сезона Норвегия первая и у мужчин, и у женщин. Россия в целом третья, но у мужчин она на второй позиции. Разговаривал на днях в Фалуне с норвежским тренером Туром Арне Хетландом, олимпийским чемпионом Солт-Лейк-Сити-2002. Он хвалил нашу эстафетную команду и прямо сказал, что именно Россия теперь главный конкурент.