23-летняя Наталья Непряева громко заявила о себе в прошлом сезоне, а в нынешнем продолжает прогрессировать. В Тоблахе она одержала первую в карьеру победу на этапе Кубка мира, выиграв разделку на 10 км в рамках «Тур де Cки». Затем подкрепила успех тремя вторыми местами. И в итоге сумела удержать серебро по итогам престижной многодневки после тяжелейшего подъема в Альпе де Чермис. Это — исторический успех. Никогда раньше никому из россиянок занимать призовые места в общем зачете «Тур де Ски» не удавалось. А после многодневки Непряева получила несколько дней отдыха и впервые почти за три месяца побывала дома.

Глупо ломать подготовку и готовить организм под гору, которая бывает раз в год

— В представлении многих после «Тур де Ски» люди три дня неподвижно лежат на диване, приходят в чувство. Насколько это близко к правде?

— Нет-нет, так мы не делаем. Домой нас отпустили буквально на три дня и Юрий Викторович (Бородавко, тренер группы, в которой готовится Непряева. — Прим. «СЭ») сказал, что тренироваться в этот период не нужно. Максимум — немного побегать и поделать статику. Но лежать не вставая, даже если бы я хотела, не получилось. За тот период, что меня не было дома, накопилось очень много дел. Такая суматоха была! Если честно, в эмоциональном плане мне было бы проще потренироваться, чем бегать от одного дела к другому. Благо, все успела.

— Хоть одну из гонок «Тура» пересматривали?

— Да. Старалась делать это еще во время «Тур де Ски». Нужно проводить анализ и находить ошибки, чтобы их не было в дальнейшем.

— На каком из этапов сами себе особенно понравились?

— Первая гонка в Тоблахе (разделка на 10 км свободным стилем, Наталья ее выиграла. — Прим. «СЭ»). Я говорю именно про внутренние ощущения. Также довольна последним масс-стартом (10 км классикой, Непряева стала второй. — Прим. «СЭ»).

— Бывает, что внутренние ощущение не совпадают с тем, что вы потом видите в записи?

— Конечно. Вот коньковая гонка преследования в Оберстдорфе. По ощущениям мне было ну очень тяжело. Спина и ноги затекали, мне казалось, что вся техника развалилась. Хотя сервисмены и тренеры потом говорили, что я шла не так уж плохо. Потом посмотрела — и правда. Даже по времени у меня было чистое пятое место. Сильно удивилась, потому на дистанции все представлялось гораздо хуже.

— По Альпе Чермис скучать будете?

— Нет (смеется)! Для меня этап в гору — самая тяжелая гонка. Все понимают, что она не моя. Я не особенно сложена для такого подъема, у меня крупные мышцы. Второй год подряд Альпе Чермис дается очень тяжело. Но сейчас я улучшила результат относительно себя. Имею в виду не общий зачет, а именно финальное восхождение. Надеюсь, буду и дальше добавлять. Не хочу проигрывать лидерам в этой горе.

— Она — самое страшное, что есть в лыжных гонках?

— Пожалуй, да. Там действительно очень непросто. Угол подъема реально большой. Должна быть сумасшедшая «функция», чтобы забраться на эту гору на уровне лидеров.

— За счет чего спортсмены, которые физиологически не подходят для быстрого подъема в Альпе Чермис, могут подружиться с ней?

— Нужно понимать, что эта гора бывает только раз в год. И глупо ломать подготовку и готовить свой организм под одну гонку. Ведь во всех остальных я не слабее других девочек. Но вот этот подъем — не мое. Вспомните Петтера Нортуга — ему же тоже не давался Альпе Чермис. То же пока можно сказать и про Александра Большунова. Только не подумайте, что я ставлю себя наравне с Нортугом и Большуновым. Их уровень выше моего, особенно у норвежца, и я еще только стремлюсь к такому. Речь о том, что такая гора подходит не всем лыжникам. Но это не означает, что я не буду на ней бороться. Моя главная задача — улучшать результат относительно себя.

Специальной спринтерской подготовки у меня вообще нет

— Юрий Бородавко сказал, что «Тур де Ски» для вас — один из этапов подготовки к чемпионату мира.

— Да.

— И вы его воспринимали именно так?

— Одно дело — планирование подготовки, а другое — настрой, с которым я выхожу на гонки. На этапах «Тур де Ски» у меня не было мыслей, что это контрольные старты, а самое интересное впереди. А уж когда после первых двух гонок я поняла, что могу бороться за тройку, мотивации только добавилось.

— А до старта разве не предполагали, что способны биться за призовое место?

— Были мысли, но я реально не знала, чего от себя ждать. Ведь прошлый «Тур» получился для меня очень скомканным — то упаду, то накроет. Все наслоилось друг на друга, а когда видишь, что после пяти гонок проигрываешь вагон времени, отыграть который невозможно, настроение соответствующее. После двух этапов сейчас была другая история. И когда я чувствую, что борюсь за что-то стоящее, просыпается настоящий азарт. Глаза горят и хочется всех разорвать!

— Подстегивала мысль о том, что вы можете стать первой россиянкой, попавшей в призы на «Тур де Ски»?

— Даже не задумывалась об этом. В последнее время российские лыжницы практически не вылезают из десятки, часто бьются за призы. Это уже как-то нормально.

— На «Туре» вы не опускались ниже второго места в дистанционных гонках, а вот финалы в обоих спринтах прошли без вас. Получается, могло быть еще лучше?

— Могло. Единственное, что не сложилось на этом «Туре», так это спринт. Особенно второй. Вообще ничего не получалось. Там, конечно, был специфический круг, но тем не менее. Сама задумывалась на этот счет.

— Нашли ответ?

— Я все-таки больше специализируюсь на дистанционных гонках. Специальной спринтерской подготовки у меня вообще нет. Целенаправленно готовиться к спринту — рискованно. Это не то чтобы лотерея, сильнейшие все равно себя проявят, но случается всякое. Да и больше по душе мне дистанционные гонки.

— Но спринт бегать вы продолжите?

— Конечно. Я же не говорю, что он мне не нравится. Просто «дистанция» ближе, вот о чем речь.

Не очень люблю журналистов

— В следующем году «Тур» наверняка побегут Тереза Йохауг, Шарлотта Калла, Стина Нильссон, Эбба Андерссон, та же Ингвильд Остберг. Эти имена уже совсем не пугают?

— Нет. Мы ведь сейчас боремся с ними и можем бегать не хуже, чем они. Я же говорила, что чем чаще занимаешь высокие места, тем интереснее. Когда понимаешь, что бьешься не за 20-е позиции, как раньше, а за лидерство — это подстегивает. Чего тут бояться?

— Нынешний формат «Тура» вам по душе или хочется больше жести?

— Жести и так хватает (смеется). А вот поставить вместо спринта дистанционную гонку было бы для меня лучше. Вообще сильно удивилась, когда узнала перед «Туром», что за победу в спринте будет даваться целая минута преимущества. Даже расстроилась. Иногда у меня получается выстрелить и в спринте, что случалось и в прошлом, и в этом сезонах. Но это не стабильно.

— Но вы все-таки дотерпели до серебра. Елена Вяльбе плакала после этого финиша. Для вас это много значит?

— Даже не представляете. Я не чувствую, будто совершила что-то нереальное. И для меня, и для Насти Седовой, и для Юли Белоруковой бороться за тройку на этом «Туре» было абсолютно реально. Это нормально. Но когда Елена Валерьевна так искренне переживает, радуется — это сильно греет душу. Такое отношение — оно ведь чувствуется спортсменами очень хорошо.

— Вы упомянули Белорукову, Седову, на подходе еще более молодые девчонки. Можно говорить, что в России ренессанс женских лыж?

— Да, так и есть.

— Обидно, что в такой период «Тур де Ски» не транслировали по общедоступному ТВ?

— Конечно! Болельщики пишут в соцсетях, были комментарии, что вместо лыж показывали повтор биатлона. Вот это вдвойне обидно! Мы бежим сейчас, а включают вчерашний биатлон… Это просто что-то с чем-то.

— Как вы относитесь к повышенному вниманию со стороны СМИ? Не секрет, что Сергей Устюгов и Александр Большунов не особо любят давать интервью.

— Ой, если честно, я вообще не очень люблю журналистов. Не в обиду вам. Стараюсь максимально от этого абстрагироваться. Если у меня есть возможность улизнуть от прессы, я ей обязательно воспользуюсь (смеется).

— Но вы же понимаете, что между популярностью вида спорта и медийностью его главных действующих лиц прямая взаимосвязь?

— Ну да. Но у меня пока получается как-то так.

Скорее всего, скиатлон в Зефельде пропущу

— Сейчас вы помимо прочего в тройке общего зачета Кубка мира. Есть ли какие-то виды на этот счет или кроме чемпионата мира сейчас ничего не имеет значения?

— Зефельд — основная цель, но для меня важно бегать на высоких позициях весь сезон. Быть в тройке общего зачета — это тоже серьезный показатель, как мне кажется. И очень хочется остаться как можно выше.

— Бородавко сказал, что по поводу программы на чемпионат мира вы будете общаться на предстоящем сборе в Отепя. А что хотелось бы бежать самой?

— Мы вкратце с ним уже обсуждали это. Скорее всего, я пропущу скиатлон, чтобы настроить себя на классику. Еще нацелена на спринтерскую эстафету. Но все это пока только прикидки.

— А личный спринт?

— Естественно. Он в первый день и этим двум гонкам никак не помешает.

— Помните, когда россиянки последний раз выигрывали золото на чемпионате мира?

— Так сразу не скажу.

— В 2007 году. Ольга Завьялова победила в скиатлоне. Вам тогда было 11 лет. В то время за лыжами вообще следили?

— Да, конечно. Я уже была болельщицей. Наверное, даже смотрела тот турнир. Как будет на этом чемпионате мира — неизвестно. Но все мы будет стараться в каждой гонке. Будем выкладываться и стремиться занять только самые высокие места — это не обсуждается.