10 ноября 2016, источник: Спорт-Экспресс

Михаил Мамиашвили: Мы обязаны выступать лучше, чем в Рио

Глава Федерации спортивной борьбы России дал интервью «СЭ».

Источник: Спорт-Экспресс

12 ноября состоится отчетно-выборная конференция Федерации спортивной борьбы России (ФСБР). Единственный на сегодняшний день кандидат на пост президента и действующий глава федерации накануне конференции дал интервью «СЭ».

Михаил МАМИАШВИЛИ
Родился 21 ноября 1963 года в Конотопе.
Олимпийский чемпион по греко-римской борьбе (1988).
Чемпион мира (1983, 1985, 1986) в весовой категории 74 кг.
Неоднократно избирался капитаном сборной СССР. Заслуженный мастер спорта СССР (1984), заслуженный тренер СССР и России (1992), кандидат педагогических наук (1998).
В 1991 — 1995 годах — главный тренер сборной страны по греко-римской борьбе.
В 1995 — 1997 годах — начальник сборной России, главный тренер ЦСКА по греко-римской борьбе.
В 1995 — 1997 — вице-президент Федерации спортивной борьбы России.
С 1997 года — президент ФСБР.
В 1998 — 2002 годах — начальник ЦСКА.
С 1998 года — член исполкома Международной федерации борьбы.
С 2000 года — член исполкома ОКР.
С 2014-го — вице-президент UWW.

— Прежде всего хотелось бы подвести итоги Олимпийских игр. В Рио россияне завоевали девять медалей, четыре из которых — золотые. Успех?

— Все относительно. Человеческая натура такова, что все тревожное быстро забывается. Давайте хотя бы на минуту вспомним, в каких условиях мы готовились к Олимпиаде и при каком давлении на ней выступали. Ведь была предпринята попытка полнейшей изоляции нашего спорта, включая борьбу. Давайте вспомним доклад Макларена, не к ночи он будет упомянут. Так вот, там было пять основных позиций: легкая атлетика, тяжелая, паралимпийский спорт, неолимпийцы и борьба. И я безмерно благодарен людям, которые в каждодневном режиме, несмотря ни на что, продолжали работать — врачам, массажистам, тренерам. Мы, в свою очередь, перелопатили кучу материала. Была предоставлена документация, которая доказывала не то что нашу непричастность к инсинуации проб, а напротив — говорила об обратном. Когда со всем разобрались, стала очевидна наша системность в борьбе с допинговой заразой.

Благо руководитель МОК Томас Бах занял прагматичную, жесткую позицию. Он не был против России, он не был за нашу страну. Бах выбрал сторону истины. И это самое главное. Вспомните, к чему призывал президент нашей страны Владимир Путин! Он говорил об открытости и прозрачности. Чтобы всем все было понятно. Виноваты — наказывайте! Но всех и в одинаковом порядке! А то новости, скажем, по количеству выписанных терапевтических исключений вызывают, мягко говоря, саркастическую улыбку.

— Так что насчет итогов Олимпиады?

— До последнего дня шла борьба, и мы не знали, выступим ли в Рио. Бесконечные переписки, документы, согласования — это было каким-то безумием. Понятно, что в таком состоянии подготовиться к Олимпийским играм идеально нельзя. Там совершенно особенный ажиотаж, невероятная конкурентная среда. И только сторонний или не желающий принимать очевидное человек не понимает этого. Все были на взводе, не обошлось без каких-то срывов. Однако, несмотря на это все, свои медали мы завоевали. Ребята выступили достойно.

— Заняли первое место в борцовском зачете.

— Конечно. И для нас архиважно было получить объективную оценку со стороны президента Владимира Путина, руководителя ОКР Александра Жукова, вице-премьера, а на тот момент министра спорта — Виталия Мутко и, конечно, многочисленные поздравления со стороны болельщиков.

— А какова ваша оценка выступления команды?

— Между нами говоря, лично я считаю, что мы обязаны выступать на порядок сильнее. Даже с учетом колоссальной конкуренции во всем мире в каждой из категорий. Борьба развивается, и это объяснимо — нам не нужны стадионы, не нужно какое-то изысканное оборудование. Для развития нашего вида спорта требуются минимальные условия. Но это не отменяет того, что у нас есть резервы, чтобы выступать лучше. И в предстоящее четырехлетие мы приложим все усилия для их реализации.

— Что вы имеете в виду?

— У нас есть программа развития, которую мы, кстати, успели еще раз обсудить и с Виталием Мутко, и с министром спорта Павлом Колобковым. Тут речь и о создании федеральных центров, и федеральная программа «Борьба — в школы!». То есть нужно продолжать работу, которая ведется уже несколько лет.

До последнего дня шла борьба, и мы не знали, выступим ли в Рио. Бесконечные переписки, документы, согласования — это было каким-то безумием. Понятно, что в таком состоянии подготовиться к Олимпийским играм идеально нельзя.

БУДУ РАД, ЕСЛИ КТО-ТО ЕЩЕ ВЫДВИНЕТСЯ НА ПОСТ ПРЕЗИДЕНТА ФБР.

— При этом уже нет сомнений, что продолжаться работа будет под вашим руководством. Других кандидатов на президентство нет. По-вашему, это хорошо?

— Устав предполагает возможность делегироваться вплоть до начала работы конференции. Поэтому желающие еще могут выдвинуться. При этом я прекрасно понимаю, что нет более талантливого воспитателя, чем конкурентная среда. Я буду только рад ей!

— А если выберут не вас?

— Поверьте, никаких вопросов тут не возникнет. Я готов помогать любимому виду спорта в любом качестве. Борьба для меня — не просто часть жизни. И если мои опыт и знания понадобятся — готов всегда ими делиться.

— Вы возглавляете федерацию с 1997 года. Что считаете своим главным достижением за это время?

— Навскидку в голову приходит 2013 год, когда борьба была на грани вылета из олимпийской программы. ФСБР при безоговорочной поддержке государства взяла тогда на себя роль идеолога, движущей силы и модератора реформ, внедрение которых стали решающим доводом для МОК. Иначе, сегодняшний разговор и предстоящая конференция были бы неактуальны — все закончилось бы в Рио-де-Жанейро. Для всего мирового борцовского сообщества та ситуация стала колоссальным вызовом. Однако я не забыл, как тяжело нам было в 1990-е и начале 2000-х и каких трудов нам вместе с регионами стоило решить их. Были разногласия, были споры, но время показывает, что все делалось исключительно в интересах борьбы.

— Первым из регионов вашу кандидатуру в президенты выдвинул Крым…

— Это признание заслуг федерации по развитию борьбы в Крыму, реинтеграции его спортивной отрасли. Крым — знаковое место для отечественной борьбы. Мы уже вернули в Алушту юношеские и юниорские сборные России, передали на полуостров около 10 ковров и 100 комплектов экипировки. Договорились с «Тальменка-Банком» и группой компаний КСК о финансовой поддержке крымских борцов. Крымчанин Эмин Сефершаев в прошлом году выиграл первенство Европы по греко-римской борьбе среди юношей. А на Межконтинентальном кубке АЛРОСА в Москве выступит вольник Анзор Закуев.

В ДЕКАБРЕ ПОСЛЕДУЮТ РЕФОРМЫ.

— Я правильно понимаю, что в объединенном мире борьбы вы отвечаете за ряд стратегических направлений?

— На прошедшем заседании бюро международной федерации я был избран руководителем технической комиссии. То есть мне придется заняться целым спектром вопросов, которые являются градообразующими. Это и календарь, и схема проведения соревнований, и судейский комитет.

— Слышал, что возможны какие-то любопытные реформы как раз по части судей.

— Помните, как в том фильме: «Чем вы сейчас занимаетесь?» — «Да так, ищем». Конечно, мы должны идти в ногу со временем, изменяться экономически, встраиваться в форматы, которые сегодня востребованы. В декабре президент международной федерации Ненад Лалович снова собирает нас, и мы еще раз проговорим основные моменты. Только после этого они будут утверждены и о них можно будет рассказать подробнее.

— Их много?

— Речь о системе отбора на Олимпийские игры, проведении соревнований. При этом важно внести корректировки так, чтобы они не ломали каких-то фундаментальных вещей. Радикально переформатировать все — поменять систему оценок и тайминг схваток — никакого смысла нет. То есть общий технический формат останется прежним. А вот с постановкой — или не постановкой — в партер мы экспериментируем. В декабре этот вопрос будет окончательно закрыт.

— Еще ведь планируется растянуть соревнования в одной весовой категории на два дня?

— Это да. Задача проста — сделать условия для спортсменов более комфортными. Проводить пять-шесть встреч в день — безумная нагрузка. Поэтому имеет смысл попробовать новый формат.

В Рио наша команда была одной из самых юных. Кстати, хочу отметить, что тем, кто неудачно выступил на Олимпиаде, дорога в сборную отнюдь не заказана.

ПЕРЕД ТОКИО-2020 ХОТИМ ПРОВЕСТИ ЧЕМПИОНАТ РОССИИ НА САХАЛИНЕ.

— Определенные эксперименты будут и на традиционном Кубке Алроса, который 12 — 13 ноября пройдет в Москве. Почему, например, на нем будут выступать спортсмены в возрасте до 23 лет?

— Это осознанный шаг. В Рио наша команда была одной из самых юных. Так Роман Власов к 25 годам стал двукратным олимпийским чемпионом. Давиту Чакветадзе — 23. Абдулрашиду Садулаеву — 20. 25 лет Сослану Рамонову, у нас молодые девочки, которые стали призерами. Кстати, хочу отметить, что тем, кто неудачно выступил на Олимпиаде, дорога в сборную отнюдь не заказана. Сейчас все олимпийцы пока отдыхают от соревнований. Они выступят на турнирах Поддубного и Ярыгина. Затем чемпионат Европы, мира. Оглянуться не успеем, как подоспеют Игры в Токио!

Так вот — молодые должны проявлять себя уже сейчас. Не случайно предстоящий турнир пройдет под девизом «Герои для Токио-2020». Ведь природа устроена так, что большинство тех, кто подойдет в самом соку к тому времени, сейчас как раз в возрасте 20 — 23 года.

— О японской Олимпиаде думаете уже сейчас?

— Не просто думаем! Я уже успел слетать на Сахалин. Спасибо большое губернатору Олегу Кожемяко, который нашел время для встречи. Мы провели очень плодотворную рабочую встречу. В частности, обсудили там проведение предолимпийского чемпионата страны и учебно-тренировочных сборов. Там уже сегодня имеется прекрасная инфраструктура, и они заверяют, что будут готовы принять лучших борцов страны на самом высоком уровне. В плане климатических условий и часового пояса для подготовки к соревнованиям в Японии места лучше просто не найти.

Admin
Готово
Произошла ошибка