В середине ноября последней победе Евгении Медведевой исполнился год. Удачное выступление во Франции помогло бы решить сразу несколько задач: отобраться в финал Гран-при, прервать грустную серию из вторых и третьих мест и доказать (прежде всего, себе), что переезд в Канаду — это правильно. Но в Гренобле Женя добралась только до четвертого места.

Стабильность — теперь это про ее ошибки. В короткой программе никак не получается исполнить чисто каскад из тройного флипа и тройного тулупа, выскакивает неясное ребро на лутце, а дорожки и вращения не дотягивают до привычного четвертого уровня.

В произвольной чаще других огорчает аксель. Для тех, кто давно и внимательно следит за Женей, это не новость. Прыжок не дается ей с первого взрослого сезона.

Срывы случались и на этапах Гран-при, и на чемпионате Европы, перед Олимпийскими играми. Орсер обещал это исправить. И судьи даже фиксировали удачные попытки на этапе в Канаде.

Во Франции Медведева и ее команда решили рискнуть и дополнить двойной аксель тройным риттбергером. На такой каскад в женском одиночном катании до Жени никто не решался. На тренировках все получалось хорошо.

Соревновательная попытка оказалась неудачной. А дальше — ошибки на каскаде из тройного флипа и тройного тулупа и грустные 192,81 балла по сумме двух программ.

«Половиной сегодняшнего дня я довольна — тренировкой, — призналась Женя после проката. — Это значит, что на публике я могу делать весь свой контент. Но потом случилась произвольная… Это исключительно ментальная проблема. Я признаю свою ошибки и свою слабость — она в голове. Очень хотелось откатать качественно.

Сначала слишком себя отпустила, потом — сдалась. К тому же мы усложнили программу. Это тоже повлияло на результат. Ни в коем случае не снимаю с себя ответственность и очень хорошо понимаю — настало время работать над головой. До чемпионата России еще достаточно времени. Можно все исправить. И, конечно, не забывать про тело".

По телевизору в это время говорили что-то про навязчивую критику со стороны журналистов и акклиматизацию. Видимо, двум японкам и американке, которые увозят из Франции медали, она помешала заметно меньше.

Что случилось на самом деле?

Странно требовать каких-то достижений от человека, которого разобрали до основания всего пару месяцев назад.

Именно это произошло с Женей. После переезда в Канаду у нее началась новая жизнь, в том числе — на льду.

Изменилось практически все: стилистика программ, расстановка элементов в них и сами элементы, в том числе вращения и дорожки шагов (отсюда потеря уровней).

Болельщикам пока трудно принять новую Медведеву. А она их боится. Это большая проблема — Женя отчаянно пытается доказать, что не стала хуже, и замыкается в себе, когда что-то не получается. Очень похоже на профессиональное выгорание.

Мне нужно научиться жить с тем давлением, которое на меня сейчас оказывается. Я была готова к осуждениям, к обсуждениям, к ожиданиям, к тому, что люди будут стоять и из-за угла и наговаривать. Но, честно говоря, я не ожидала, что все будет в таком количестве. Такого количества негатива и, самое интересное, такого количества ненависти я не ожидала. Мне нужно научиться с этим жить. Нужно время.
Евгения Медведева
российская фигуристка

Несмотря на все проблемы Женя активно подключается к перестройке. Правда, ее формат понимает по-своему. Для нее стать новой, значит, избавиться от всего, к чему она привыкла, тренируясь у Этери Тутберидзе. И даже показательный номер в этом смысле — демонстрация. Растрепанные волосы, непонятный костюм и небрежность в движениях — то, что у Тутберидзе невозможно увидеть даже на тренировке, для новой Медведевой почти норма.

Эффектно, но не очень эффективно. Было бы намного интереснее наблюдать за тем, как Женя и ее канадская команда используют, а не отрицают знания и умения, полученные в России.

Что дальше?

Если верить Брайану Орсеру, они с Медведевой сразу договорились работать на перспективу и сейчас находятся в активном поиске новых образов и элементов, попутно пытаясь исправить ошибки из прошлой жизни.

«Она потрясающая спортсменка, которая очень любит фигурное катание, — не устает повторять Орсер. — Но не всегда наслаждается процессом, самим катанием. И пока не понимает, что взрослый спортсмен не может выигрывать все соревнования подряд. Молодой фигурист — да. Когда-то все мог выиграть Джейсон Браун или Юдзуру Ханю. Но нужно быть готовым иногда проиграть. Правда, спортсменам это очень сложно принять».

Иногда слова Орсера очень похожи на тезисы, которыми заманивают людей на бесконечные тренинги личностного роста. Избавиться от этого ощущения помогут только качественные изменения в катании Медведевой. Например, исправленный лутц. Напротив этого элемента в итоговых протоколах регулярно появляется отметка судей про «неясное ребро».

Здесь важно понимать: лутц прыгается с внешнего ребра. Это сложно. Чем-то похожий на него флип исполняется с внутреннего ребра. Это немного проще. Медведева прямо перед прыжком часто переходит с внешнего ребра на внутреннее. Получается что-то среднее между флипом и лутцем. На профессиональном жаргоне такой прыжок называют флутцем.

В команде Тутберидзе эту ошибку научились изящно маскировать. Чаще всего, лутц Женя прыгала максимально близко к борту, в пределах трех метров. Ограничивая таким образом видимость, она могла скрыть неправильное ребро.

Орсер и его помощники выбрали более сложный путь. И это касается не только лутца. Прямо сейчас они пытаются объяснить Жене (а вместе с ней и всем ее фанатам), что получать удовольствие можно не только от результата, но и от самого процесса. А победа — это не только золотая медаль, но и новый уровень исполнения элементов. Чтобы понять, устроит ли Медведеву такая система ценностей, нужно время. Чтобы увидеть первые результаты — тоже. Но его, к сожалению, нет.

Марина Крылова