Михаил Гончаров

Каждый раз, когда тренерский штаб сборной России оглашает состав сборной на очередной микроцикл и в нём вдруг не оказывается лучшего бомбардира РПЛ прошлого сезона Фёдора Чалова, футбольная общественность (по крайней мере большая её часть) сходит с ума от злости. Болельщики ЦСКА обвиняют Станислава Черчесова то ли в ангажированности, то ли в недалёкости, поклонники других клубов посмеиваются в сторонке, но внутри себя зачастую тоже удивляются. А если потом национальная команда ещё и не побеждает, жди беды: концентрация ярости и ехидных насмешек в адрес тренерского штаба только усиливается.

История повторялась уже неоднократно, а объяснения Черчесова (он постоянно твердит, что право играть за сборную нужно заслужить, после чего — постоянно доказывать его стабильностью) общественностью почему-то не воспринимаются. Фёдор исправно играет и забивает за клуб-лидер РПЛ, проявлял себя несколько раз в больших матчах — что ещё, чёрт возьми, он должен сделать, чтобы завоевать место хотя бы в обойме?

Рассуждая о ближайшей перспективе Чалова в сборной, ни в коем случае не хочется останавливаться лишь на свежем матче с «Эспаньолом» (неудачные игры бывают у всех, тем более тут плохо выглядела вся команда), однако не принимать его во внимание тоже нельзя. Хотя бы потому, что стал он продолжением тенденции.

Давно пора понять, что тренерский штаб нашей сборной, оценивая кандидатов из чемпионата России, смотрит не на голую статистику и не на отдельные вспышки в их выступлениях. Все матчи Черчесов и его помощники условно делят на три типа.

1) Еврокубки. Матчи, в которых уровень сопротивления и интенсивность футбола близки к тому, с чем сталкивается национальная команда на крупных турнирах и в ряде игр отборочных этапов. Как раз на фоне соперников из Европы проявляются негативные (или положительные) моменты, которые могут оставаться незамеченными в РПЛ.

2) Внутренние игры Премьер-Лиги против топ-соперников. Иногда уровень соответствует первой категории, но часто оказывается всё же ниже. Тем не менее это лучше, чем третий тип. Особенно важно проявлять себя в играх с «Зенитом», «Краснодаром», ЦСКА, «Локомотивом» и «Спартаком» футболистам, лишённым возможности играть в еврокубках.

3) Всё остальное. Взлом глубокой обороны условных «Уфы» и «Тамбова», бодание с «Уралом» и «Оренбургом». Как правило, игры проходят на невысоких скоростях, истинный уровень футболистов оценить сложно, поскольку многие ошибки прощаются (можно терять мяч в атаке по 10 раз — и это почти не наказывается контратаками), а настоящие трудности перед ними не ставятся.

Также есть категория игроков, которые попадают в сборную, не демонстрируя стабильности в клубе, но зарекомендовав себя в национальной команде во время прежних этапов (например, Зобнин). Однако речь идёт, как правило, о представителях костяка или профильных игроках, необходимых для конкретного тактического задания. Силу инерции никто не отменял, до поры до времени тренерский штаб прощает определённые недостатки футболистам, которые ранее доказали, что на них можно всегда положиться. Главное — не погрузиться в клубное болото слишком глубоко. Чалов в эту категорию не входит, ему нужно доказывать игрой прямо сейчас.

И делать это Фёдору нужно в первую очередь именно в таких играх, как с «Эспаньолом» и «Лудогорцем». Именно в них Черчесов и Ромащенко отслеживают, насколько нападающий вовлечён в игру, сколько мячей он сохраняет при выходе в атаку и переходных фазах, какое у него соотношение удачных действий и потерь, сколько обострений он способен выполнять за счёт индивидуальных действий, как ведёт себя при прессинге соперника и в условиях плотности, на каких участках поля приносит пользу. В таких матчах нужно не только играть, но и пахать. Может ли кто-то утвердительно сказать, что Чалов в четверг пахал?

Визуально его игру все оценили. А статистически пропасть между уровнем Фёдора и уровнем Дзюбы просто гигантская. Да даже Смолов, кстати, сыграл на еврокубковой неделе более убедительно (хотя тоже не ахти). При этом Фёдору-старшему противостоял «Атлетико», а не 18-я команда Испании, а ранее он отлично отработал матч с «Байером».

И важно понимать, что это не случайность. Сереньких матчей в Европе и против российских топ-соперников у Чалова всё ещё больше, чем удачных. Да, прогресс есть, за последний год Фёдор прибавил в физических данных и борьбе, начал чаще проявлять себя в элитных играх Премьер-Лиги (хотя хочется, чтобы это было ещё чаще), но с точки зрения стабильности сравнивать Чалова с Дзюбой даже как-то неловко.

В этом нет ничего страшного: Дзюба в возрасте Фёдора был точно таким же ветреным и непредсказуемым, играл только тогда, когда хотел что-то доказать своим обидчикам, а в остальное время его болтало из стороны в сторону. Зрелость Артём обрёл ближе к 27−28 годам — и тогда как раз превратился в основного форварда сборной. А после чемпионата мира его стабильность вышла на ещё более высокий уровень.

Всё это рано или поздно придёт и к Чалову. Пока же ему придётся доказывать свою состоятельность в матче за другую сборную, молодёжную. За которую он, кстати, тоже играет в последнее время серенько. И это становится дополнительным мотивом для Черчесова не торопить события.