7 октября 2020, источник: РБК

«Открытие Арену» закроют из-за нарушения мер безопасности по COVID-19

На домашнем стадионе «Спартака» выявили нарушения, связанные с требованиями по безопасности из-за коронавируса. В соответствии с регламентом, заполняемость трибун на стадионах не должна превышать 50%.

Ходатайство в суд о закрытии стадиона подает Роспотребнадзор, который должен принять решение об ограничении работы «Открытия Арены» на срок от 30 до 90 дней, уточнил источник, близкий к мэрии. По его словам, на арене зафиксированы множественные нарушения, поэтому он допускает, что арену закроют на 90 дней.

Во время загрузки произошла ошибка.

Генеральный директор «Спартака» Шамиль Газизов отказался от комментариев. РБК обратился за комментарием в управление Роспотребнадзора по Москве и пресс-службу стадиона.

Спартак (Москва)

Согласно регламенту, с 1 августа на матчи Российской премьер-лиги (РПЛ) допускается не более 50% зрителей от вместимости стадиона. С 26 сентября стало возможно присутствие 5% болельщиков гостевой команды. Вместимость «Открытие Арены» составляет 45 360 зрителей.

3 октября на стадионе «Открытие Арена» прошел матч между «Спартаком» и «Зенитом», закончившийся ничьей (1:1). По официальным данным, на нем присутствовало 17 150 зрителей. Однако источник «Чемпионата» накануне сообщал, что в реальности болельщиков было больше, чем положено регламентом, в связи с чем на «Спартак» может быть наложено взыскание.

В пресс-службе РПЛ 6 октября сообщали, что заполненность трибун на матче вызвала беспокойство у властей.

«Посещаемость матча Российской премьер-лиги “Спартак” — “Зенит” вызвала обеспокоенность у органов государственной власти. Для уточнения всех данных РПЛ находится в контакте и со “Спартаком” как принимающей стороной, и с РФС», — говорилось в сообщении РПЛ.

Владелец «Спартака» Леонид Федун, комментируя ситуацию, заявлял РБК, что не исключает спланированного давления на клуб. «Я не знаю, откуда это взяли. Есть данные о продаже. Какое-то спланированное давление идет на нас непонятно зачем», — говорил он.