Мало у кого в мировом хоккее выдались столь насыщенные выходные, как у нападающего системы «Торонто» Егора Коршкова. Пятница — домашняя игра за фарм-клуб против «Бельвиля» с 13-й шайбой в сезоне, суббота — новая очная встреча с тем же соперником теперь уже в Торонто и 14-й гол за «Марлиз» в овертайме при камбэке с 1:5, а уже в воскресенье дебют за «Кленовых Листьев» в Баффало. И первая же игра в НХЛ тоже оказалась голевой!

— Обычно после дебюта в главной лиге мира все говорят об исполнении мечты, а вам сумасшедший график хоть позволил прочувствовать торжественность момента в полной мере?
— Устал безумно, конечно. Вчера в три часа ночи прилетели в Питтсбург на следующую игру, и, к счастью, сегодня у команды выходной. Хоть выспался. Я же еще в субботу понятия не имел, что поднимут в НХЛ. Радовались победе в овертайме, как раздался звонок, что завтра могут поднять. А уже в воскресенье прилетел в Баффало, и на собрании первой команды сказали готовиться. Тут уже эмоции появились.

— Поволноваться успели?
— Был в предвкушении. И сразу столько мыслей в голове о том, как все будет, поэтому очень хотелось поскорее на площадку, а не загоняться, ведь вот же оно: сейчас все сбудется, к чему стремился столько лет.

— А сколько именно лет помните?
— Помню маленькому папа (бывший хоккеист Алексей Коршков. — Sport24) из поездки в Канаду привез мне майку. Тогда и заинтересовался НХЛ.

— Скажите еще, что майка была «Торонто»…
— Нет. «Ванкувер» вроде бы. А так, конечно, как все дети-хоккеисты, играли в звезд НХЛ, но в таком возрасте мечта добраться до этой лиги что-то из серии стать космонавтом. Не могу сказать, вот прямо всерьез верил, что когда-нибудь сыграю здесь.

— Ребенком понятно. А сейчас после удачного тренировочного лагеря, семиматчевой голевой серии на старте сезона в «Марлиз» насколько сложно было ждать, когда же, наконец, поднимут?
— Я стараюсь всегда быть на позитиве. Плохие мысли только притягивают негатив. Да, порой накатывала тоска: ведь действительно же неплохо играешь, забиваешь, и говорят, что вот-вот поднимут, а шанс так и не выпадает. Еще и травмы пошли, было особенно хреново. Сначала пропустил восемь матчей из-за рассечений голеностопа, а потом еще инфекция попала, и пришлось лечь на небольшую операцию. Но как-то справлялся.

— И вы решили исправить ситуацию, забивая голы-шедевры, хотя в главной команде «Торонто» вас наигрывали на роль хоккеиста-столба на пятачке?
— Да я бы не сказал, что какой-то «чеккер» с задачами воткнуться, побороться на пятачке. Какое-то мастерство-то, надеюсь, есть. (Смеется.) Вот так эти голы в АХЛ и получались: выходил и делал то, что в голову приходило в какие-то конкретные моменты. Конечно, от таких голов классные ощущения. Тут спорить глупо.

— Когда дождались шанса, много кого заранее предупредили, мол, сегодня день икс?
— На весь мир, естественно, не кричал, совета у знакомых энхаэловцев не просил, как-то не до этого было. Родителям сказал, понятно. Ребятам, с кем близко общаюсь. Кому-то может и зря.

— В смысле?
— Один мой друг из Москвы потом жаловался, что пошел ночью в бар смотреть и по ходу матча всем объявлял, что готов проставиться, если 96-й номер забьет. Пришлось чуть-чуть потратиться. (Смеется.)

— Знаю, что вы любите футбол, постоянно следите и наверняка слышали о голе Федора Смолова «Реалу» за несколько часов до вашего матча. Было бы забавно услышать, что такой сказочный сюжет вас как-то дополнительно мотивировал.
— Перед игрой и в новостях увидел, что он забил «Реалу» на «Бернабеу», но мои мысли были далеки от футбола. Тот день я провел словно в другом мире.

— Но не как Игорь Шестеркин, который рассказывал, как перед дебютом за «Рейнджерс» не мог даже водички попить?
— Я выходил получать удовольствие.

— Кстати, по вам видно: если улыбаетесь, то, значит, в своей стихии. Так было и в Баффало.
— Первый период все равно была небольшая потерянность. Но не связал бы ее волнением. Все-таки в Северной Америке уже поиграл. Скорости повыше, с шайбой люди здорово работают, но за период как-то привык. Школа АХЛ адаптировала к такому хоккею. А вот в начале сезона, если бы выпустили, то, думаю, мандраж был такой же, как у Шестеры.

— В общем, голевой бросок исполняли зряче, глаза не закрывали, когда вас вывели на отличную позицию?
— Не. Спецца отобрал на чужой синей, и там по эпизоду было понятно, что сейчас он отдаст. Подстроился, бросил, но не сразу понял, что забил. Передо мной же был защитник, думал, в него бы не попасть, а потом услышал звук, как будто штанга. А уже дальше по радости болельщиков стало ясно, что зашло.

— Зашумело в голове?
— Подумал: «Реально что ли забил?».

— Полтора месяца назад во время МЧМ мы вспоминали вашу победную шайбу в полуфинале с США, и вы назвали ее главной в карьере. Сейчас рейтинг обновился?
— Ничего не поменялось. Все-таки разные вещи, ведь чемпионат мира бывает раз в жизни, а в НХЛ, если не вчера, то в будущем, наверное, все равно бы забил.

— Ну раз вам в Торонто уже придумали прозвище Scoreskov (производное от фамилии Коршков и английского глагола score — забивать. — Sport24), то шайб от вас ждут великое множество. В курсе?
— Мне скидывали такие скрины из твиттера. Как-то слишком мощно, ко многому обязывает — придется соответствовать. (Смеется.)

— Главный тренер «Торонто» Шелдон Кифф начинал сезон наставником «Марлиз», знакомство с ним чем-то помогло?
Не-не. Говорю же, в первой игре в каком-то своем мире находишься, просто стараешься играть правильно, лишь бы не ошибиться.

— Команду в прессе он поругал за поражение, а лично вас за удачный дебют как-то отметил?
— После игры не заходят тренеры, а сегодня (в понедельник. — Sport24) у нас выходной.

— Удобный момент из своего мира вернуться в реальный?
— Все хорошо. Сегодня проснулся уже в порядке, уже осознал произошедшее.

— Поздравлений вал получили?
— Да не сказать, что прямо вал. В инстаграме разве что много отметок поставили.

— Судя по твиттеру, какой-то дядя пришел на матч с плакатом: «Коршков, можно вашу клюшку, пожалуйста». Видели своего персонального поклонника?
— На раскатке заметил его. Но у меня маловато клюшек с собой было, чтобы раздавать. Может, как-нибудь потом. Тем более первая игра, а я сразу начну клюшки раздавать. Думаю, люди бы прифигели. Да и не назвал бы этого дядю вот прямо своим персональным поклонником. В прошлом сезоне в плей-офф АХЛ играли в «Кливленде», так там человек на первую игру пришел с плакатом на русском: «Тимашов, подарите клюшку», Дима отдал, а на следующий день тот же дядя просто поменял фамилию на плакате: «Коршков, подарите клюшку».

— В том же твиттере, кстати, ваш агент Дэн Мильштейн после игры оставил запись: «В последний раз, когда мой клиент забивал в первой же игре НХЛ, он в итоге получил контракт на 76 миллионов».
— Примерно об этом он мне сам сказал, когда позвонил после игры. Что предыдущим клиентом, забившим в первом же матче, был Кучеров.

— У наших игроков НХЛ, включая суперзвезд, насколько я понимаю, есть что-то вроде традиции собираться на ужин перед очными встречами. Сейчас вам предстоит матч с «Питтсбургом», может, получали приглашение от Малкина?
Ха-ха. Думаю, Малкин не знает, что есть такой хоккеист Коршков.

— Ладно. В среду покажете.
— Будем стараться. Шансом надо пользоваться. Ведь это, конечно, другая планета. В Баффало ситуация случилась, малость меня шокировала. После обеда захожу в лифт, вижу — люди спешат туда же, ну я, естественно, придержал дверь. А их охранник останавливает: «Стойте, это игрок “Мэйпл Лифз”. Нельзя». Пришлось поехать одному, и было очень неудобно, что из-за меня им пришлось ждать следующий лифт, как будто я звезда какая-то. А сам поднимаюсь на этаж и думаю: «Фигасе я приехал».

Читайте также