Источник: РИА "Новости"

От любви до ненависти — один шаг. Сергея Фёдорова до сих пор вспоминают в «Детройте» со смешанными чувствами. С одной стороны, он был одним из лучших игроков НХЛ в 1990-х и важной частью «крыльев», которые вместе с ним выиграли три Кубка Стэнли. С другой — в Городе моторов до сих пор не могут забыть его предательства. Именно так там называют события, которые развернулись в сезоне-1997/1998 и завершились рекордным контрактом, по которому Фёдоров заработал $ 28 млн за полгода.

Во время загрузки произошла ошибка.

Забастовка

Летом 1997 года «Детройт» выиграл первый Кубок Стэнли за 42 года, но празднования были омрачены сначала автокатастрофой, которая сделала защитника Владимира Константинова инвалидом, а затем и поведением Фёдорова. Сначала он не поехал в Москву вместе с «русской пятёркой», которая повезла главный трофей НХЛ на родину, а затем отказался подписывать новый контракт с клубом.

Фёдорову предложили $ 4,5 млн в год — ту же зарплату, что и в прошлом сезоне, однако Сергей хотел большего. Болельщики «Детройта» даже судачили, что россиянин хочет во что бы то ни стало во всём обойти Стива Айзермана — и по очкам, и по любви фанатов, и по зарплате.

Летом 1997 года звёзды НХЛ стали заключать невиданные доселе контракты — Джо Сакик ($ 17 млн за год с учётом бонусов), Крис Грэттон ($ 10 млн), Пол Кария ($ 7 млн), Эрик Линдрос и Яромир Ягр ($ 8 млн).

В общем-то, разумные требования, но платёжка «Детройта» и без Фёдорова трещала по швам. Потолок зарплат в НХЛ ещё не ввели, но даже богатейшие команды не могли тратить деньги совсем уж бесконтрольно, а в «Детройте» звёзд было полно: Лидстрём, Ларионов, Козлов, Шенахан, Осгуд.

Фёдоров был разгневан предложением «Детройта» и заявлял, что готов бастовать хоть целый год, чтобы добиться адекватной оплаты. Осенью клуб выдвинул новое предложение с зарплатой $ 5 млн в год, зимой предложил $ 6,125 млн за сезон, но Фёдоров всё отклонил. Было ещё предложение «Айлендерс», но россиянин также его не подписал.

Бастовать было мало, надо было готовиться к Олимпиаде. Сначала россиянин и не думал о такой возможности, но забастовка затягивалась, а играть хотелось. Несмотря на риски получить травму, нападающий начал тренироваться с командой OHL «Плимут Уэйлерз», которая базировалась в окрестностях Детройта. Незадолго до отъезда в Нагано Фёдоров сделал заявление, которое в «Детройте» восприняли как пощёчину — сказал, что больше никогда не будет играть за «Ред Уингз».

Помимо прочего, у Фёдорова были натянутые отношения с партнёрами по команде, особенно с Ларионовым и Фетисовым. «Открыто заявил, что не хочу больше участвовать в том цирке, что устроен вокруг моего противостояния с руководством “Детройта”. Что именно я имею в виду? Мне не нравится, что обо мне пишут некоторые журналисты, а также то, что говорят в прессе мои, даже не знаю, как сказать, друзья или товарищи. Словом, некоторые мои comrades — я настаиваю именно на этом слове — не только не помогают мне в трудную минуту, но ещё и вмешиваются в мой бизнес. Имена пока называть не буду, но придёт время, я сделаю и это», — говорил хоккеист.

Оффершит и личные разборки клубных боссов

Оффершит пришёл оттуда, откуда не ждали — из «Каролины», и Фёдоров его подписал. Он был составлен издевательски хитро и ставил «Детройт» в патовую ситуацию. $ 38 млн за шесть лет были не самой огромной суммой, но дьявол кроется в деталях — при небольшой зарплате в $ 2 млн Фёдоров получал $ 14 млн подписными бонусами и ещё $ 12 млн в случае выхода в финал конференции. Заштатная и убыточная «Каролина» даже не попадала в плей-офф, зато действующий чемпион «Детройт» рассчитывал на ещё один Кубок. Такому предложению был удивлён даже Уэйн Гретцки: «$ 28 млн сразу, серьёзно? Может, он подписал контракт не в НХЛ, а в НБА?».

За оффершитом стояла давняя вражда двух владельцев клубов — Майка Илича и Питера Карманоса. Оба выросли в Детройте, оба стали успешными бизнесменами — Илич разбогател на сети пиццерий, а Карманос основал одну из ведущих компьютерных фирм США. Оба были страстными фанатами спорта и владели двумя ведущими юниорскими командами Мичигана, через которые в своё время прошли Пэт Лафонтейн и Майк Модано. Оба мечтали о клубе НХЛ, и когда «Детройт» выставили на продажу, между ними развернулась настоящая борьба. Победил Илич, а Карманосу пришлось встать в очередь желающих разжиться клубом.

Соперничество ещё больше обострилось, когда Илич выгнал юниорскую команду Карманоса из «Джо Луис Арены». Владелец «Ред Уингз» ещё не раз вставлял палки в колёса конкуренту — например, когда Карманос купил «Хартфорд Уэйлерз», Илич вместе с НХЛ запретил перевозить клуб в Мичиган. Всё это сопровождалось колкими перепалками в прессе.

Месть Карманоса была сладка и изящна — «Детройт» не мог не повторить оффершит, но свободных денег для Фёдорова у клуба не было (если доходы Карманоса росли как на дрожжах и он мог себе позволить заплатить Фёдорову, сколько угодно, то Илич буквально за несколько месяцев до этого вложил $ 185 млн в строительство нового стадиона для своей бейсбольной команды).

Действовать надо было быстро — на повторение предложение «Детройту» отводилась неделя. Сначала клуб потребовал у НХЛ признать контракт недействительным, потому что он нарушал правила коллективного соглашения. И действительно, лига отклонила этот контракт, но Карманос отстоял его в арбитражном суде.

Главный менеджер ПХК ЦСКА Сергей Федоров у ледового дворца ЦСКА на Ленинградском проспекте. | Источник: РИА "Новости"

Подписание контракта, «кредит на Фёдорова» и Кубок Стэнли

«Детройт» оказался в тупике — либо получить пять пиков в первом раунде и лишиться своей главной звезды, либо смириться и срочно искать необходимую сумму. Сам Майк Илич в это время лежал в больнице, и не мог помочь в решении дилеммы. Однако его сын Атанас, который остался за старшего, задал себе один вопрос: «Что бы на моём месте сделал папа?». Илич-старший хотел, чтобы Фёдоров провёл в «Детройте» всю карьеру, и вопрос был решён. Чтобы заплатить россиянину, руководство «Детройта» взяло кредит в банке (в клубе его окрестят «кредитом на Сергея Фёдорова»).

«Вероятно, “Ред Уингз” никогда не возместят деньги, потраченные на Фёдорова. Для этого надо будет несколько сезонов доходить по крайней мере до финала конференции. Но, к сожалению, в спортивном бизнесе правила бизнеса не действуют», — говорил вице-президент клуба Джим Девеллано.

Фёдоров остался в «Детройте» и пообещал Иличу отработать каждый пенни, но эта эпопея не прошла для него бесследно. Болельщики видели в нём главного врага, который сначала отрёкся от клуба, а затем обдурил его, и главному тренеру Скотти Боумэну даже пришлось звонить на радио и в прямом эфире просить фанатов перестать гнобить нападающего.

Интересно, что незадолго до возвращения Фёдорова в состав должен был состояться ужин новичков «Детройта» — традиционное мероприятие, когда за всю команду платят новенькие. В том году кошельки новичков остались нетронутыми — за всё платил Фёдоров. «Когда Сергей вернулся, мы над ним подтрунивали, но по-доброму. Он умный парень, знает, что лучший способ заткнуть хоккеистов — это накормить их. Мы объелись, как свиньи», — рассказывал Джо Кокур. Свежайшие морепродукты, лучшие стейки, изысканные вина и дорогие сигары — гулянка обошлась Фёдорову в $ 10 тыс., не считая чаевых.

После банкета у Фёдорова пошла игра — россиянин находился в отличной форме, более того, заставил замолкнуть всех критиков, которые считали его слишком мягким игроком, который избегает силовой борьбы. Когда он сделал дубль в матче с «Колорадо» и был признан лучшим игроком матча, болельщики смягчились и сменили неодобрительные гулы на овации. Фёдоров не мог сдержать слёз: «Я знал, что мне придётся понести наказание за этот контракт. Я дышу хоккеем, думаю только о хоккее, потому что полная отдача на льду — лучший способ пройти через это».

В 21 матче регулярки он набрал 17 очков, ещё 20 — в плей-офф, заработал $ 28 млн за четыре месяца игры и выиграл Кубок Стэнли. Но отношения с клубом уже дали трещину, и, отработав контракт, Фёдоров снова ушёл, на этот раз окончательно. Он отклонил предложение «Ред Уингз» и согласился на менее денежное предложение «Анахайма».

Обида ещё не прошла

Фёдоров остаётся легендой «Детройта», без которой команда не выиграла бы три Кубка Стэнли в конце 1990-х — начале 2000-х, но даже сейчас, спустя два десятка лет, обида на него не прошла. В последние годы не раз поднимался вопрос о том, что номер Фёдорова надо вывести из обращения, но в клубе не торопятся это делать.

«Да, он выигрывал Кубки, но вы вообще в курсе, что он дважды хотел уйти из “Детройта”? Помните, как он отклонил наше предложение на пять лет и $ 50 млн? Помните, как он подписал оффершит с “Каролиной”, и нам пришлось его повторять и выплачивать ему $ 26 млн бонусов?» — говорил Девеллано два года назад, не сдерживая эмоций.

Обида немного улеглась после того, как Фёдорова приняли в Зал хоккейной славы в 2015 году, но россиянину всё ещё не могут простить предательство. «Детройт» ценит лояльность, да и покойный Майк Илич мечтал о том, что Сергей будет играть в его команде до конца карьеры. «Намного проще решить вывести из обращения номер игрока, который провёл в клубе 20 лет. Мы пытались подписать Фёдорова, но он ушёл. Вот Айзерман и Лидстрём завершили свои карьеры здесь, а на следующий год мы подняли их свитера под своды арены. А по Сергею надо думать и обсуждать», — говорил бывший генменеджер клуба Кен Холланд.

Елена Кузнецова