29 января, источник: Спорт-Экспресс

В UFC перестали брать бойцов из России. Что не так?

«СЭ» — подробно о том, почему в главной лиге мира ввели мораторий. Ситуация прозрачная.

Источник: Спорт-Экспресс

В России очень много хороших бойцов, и в UFC хотят почти все. Однако новостей о том, что кого-то из наших парней подписали в главную лигу мира, не было уже давно. Последняя была в ноябре прошлого года, когда в инстаграме чемпиона М-1 в легком весе Романа Богатова появился пост о том, что он заключил контракт с UFC. Однако Роману до сих пор не дали бой, да и вообще совсем не факт, что оформленный контракт есть на самом деле. В 2019-м в UFC дебютировали девять российских бойцов, а в 2018-м — 10. В 2020-м эта цифра будет в несколько раз меньше. Главное, чтобы не ноль.

Почему в UFC перестали брать спортсменов из России, «СЭ» рассказали менеджеры бойцов — Иван Банников и Александр Скаредин. Также в этом тексте — фактурная цитата Саята Абдрахманова из его свежего интервью Youtube-каналу «Вестник ММА».

Иван Банников
Клиенты: Александр Волков (UFC), Эдуард Вартанян (АСА), Сергей Билостенный (свободный агент)

Во время загрузки произошла ошибка.

— Пока в UFC временный мораторий на подписание бойцов не только из России, а вообще всех. Это связано с тем, что в лигу уже взяли довольно большое количество бойцов, из-за чего свободных мест не осталось. Как только ребята начнут покидать промоушен — из-за поражений и прочих вещей — в UFC опять начнут брать бойцов.

Тут нет никакой предвзятости к российским бойцам. Я общаюсь со всеми матчмейкерами, и они говорят: «У нас мораторий. Не подписываем не потому, что вы плохие, а потому, что сейчас бойцов очень много. Как только они начнут покидать организацию, будем подписывать новых бойцов».

Мораторий распространяется практически на все дивизионы. Могут быть исключения для звезд, для тяжеловесов. Но много ли вы знаете российских тяжей, кто уже готов драться в UFC?

Лига заключила контракт с ESPN, после чего число шоу увеличилось. В UFC быстро подписали новых бойцов, в том числе из России — чтобы их было достаточно для того, чтобы заполнить карды турниров. Теперь будет браковка недостаточно талантливых, так что, думаю, мораторий продлится недолго.

Александр Скаредин
Клиенты: Роман Копылов (UFC), Николай Алексахин (PFL), Тимофей Настюхин (One FC) и другие бойцы клуба «Рать»

Во время загрузки произошла ошибка.

Ростер переполнен, в UFC под 600 бойцов. Количество бойцов диктуется тем, как много турниров проводится, а это зависит от контракта с ESPN. Если турниров достаточно, чтобы содержать большой ростер, в UFC будут его содержать. Если же боев не будет хватать всем, то лига оставит тех, кого захочет.

Что касается российских бойцов, то ситуация простая, никакой мистики тут нет. В UFC довольно много россиян — больше 30. По числу бойцов в UFC Россия занимает третье место после США и Бразилии. При этом значимость российского рынка для UFC невелика — с точки зрения денег. Получается, что бойцов много, а вот финансового выхлопа — не очень. UFC выгоднее подписать условно какого-нибудь индуса, за которым будут следить полмиллиарда человек на родине, а не очередного бойца из России. В UFC исходят из того, что происходит на рынке.

Да, в России одни их лучших бойцов в мире. Да, в России много бойцов, и это яркие ребята. Но это ничего не значит. Чтобы попасть в UFC в ближайшее время, нужно сделать что-то сверхъестественное. Допустим, 10−0 и чтобы все победы были нокаутами.

Шлеменко? Его-то как раз могут подписать в UFC без проблем. Но, во-первых, у него до какого-то февраля (18-го. — Прим. «СЭ») действует правило первого отказа по контракту с Bellator. Во-вторых, наверное, он не захочет туда идти на базовых для UFC условиях. Не секрет, что в России он получает довольно большие деньги за бои. Сомневаюсь, что Александр будет готов зарабатывать на порядок меньше в UFC. А там ему, скорее всего, предложат меньше.

Саят Абдрахманов
Клиенты: Петр Ян (UFC), Дамир Исмагулов (UFC), Мовсар Евлоев (UFC), Сергей Хандожко (UFC), Алексей Кунченко (UFC), Хадис Ибрагимов (UFC)

Во время загрузки произошла ошибка.

— Думаю, это (что ростер UFC переполнен российскими бойцами) — основной момент. Число российских бойцов, которое есть, — чуть больше 30 — будет держаться примерно на таком уровне. Чтобы кого-то подписать, кто-то должен освободить место в ростере. Сейчас начало года, и не все бойцы, которые на контракте, получили бои. Маловероятно, что в такой ситуации подпишут кого-то еще. Нам напрямую говорят, что бойцов из России подписывать не будут — только в случае необходимости. В прошлом году был набор, активно подписывали бойцов и набрали нужное количество. Также напрямую говорят, что для бизнеса не так выгодно иметь много бойцов из России. Им нужны бойцы из Канады, Австралии, азиатские бойцы.

Если обратить внимание на топ-15 рейтингов UFC, то ни в одном дивизионе, кроме тяжелого, мы не найдем больше одного бойца из СНГ. UFC не нужно, чтобы в топ-15 было по 2−4 человека из России. То же самое, как и АСА не нужно, чтобы в топ-10 было по пять бразильцев. Идет искусственное ограничение. И дело не в уровне бойцов. Такие бойцы, как Альберт Дураев, Рустам Керимов, Жалгас Жумагулов (казхстанский боец. — Прим. «СЭ») заслуживают того, чтобы быть в UFC. Но проблема в том, что в UFC не хотят, чтобы в топ-15 было по 2−3 человека из России. Им это не нужно.

Из сказанного можно сделать следующие выводы:

1. Ростер бойцов UFC переполнен. Не только российскими бойцами. Согласно статистике Fight Matrix, в 2019 году на контракте с UFC было 579 бойцов, всего состоялось 42 турнира и 516 поединков. Максимально возможное число турниров UFC в год — 52, но проводить шоу каждые выходные нереально. Так что в 2020-м тоже будет примерно 40−45 турниров и немного больше 500 боев.

2. Российский рынок для UFC не такой важный, как австралийский, канадский, бразильский. Соответственно 36 бойцов (а именно столько россиян дрались в лиге в 2019-м) — это слишком. Чтобы кто-то вошел в UFC, нужно, чтобы кто-то вышел. Сейчас первый претендент на увольнение из промоушена — Григорий Попов, который в двух боях потерпел два поражения.

3. Возможны исключения для звезд, для бойцов с очень крутыми рекордами и для тяжей. Например, бывшего чемпиона Bellator в среднем весе Александра Шлеменко, который очень популярен в России, могут взять в UFС, несмотря на мораторий. Другой вопрос — нужно ли это самому Шлеменко?

Во время загрузки произошла ошибка.

Не все топовые российские бойцы рвутся в UFC. Например, Магомеда Исмаилова американская лига совсем не интересует. В России он получает за бои по несколько миллионов рублей — столько же, сколько зарабатывает Алексей Олейник за победные поединки в UFC (т.е. гонорар за участие + гонорар за выигрыш). А Олейник бьется в США с 2014 года. Кроме того, не все наши спортсмены готовы к жесткому-допинг контролю: UFC — единственный ММА-промоушен, где допинг-пробы берутся во внесоревновательный период и без предупреждения.

Мораторий не вечный, и в 2020 году в UFC могут появиться новые бойцы из России. Не только Шлеменко. Перечислим тех, кто, как считается, близок к тому, чтобы там оказаться.

Роман Богатов, 29 лет, 10−0, до 70,3 кг. Как уже было сказано, чемпион М-1 объявлял о подписании контракта с UFC, но бой ему все еще не дали. По информации Александра Скаредина, соглашения с UFC у Романа на самом деле нет. «По моим данным, Романа Богатова не подписали в UFC, — сказал менеджер “СЭ”. — Они сказали, что их подпишут, руководствуясь тем, что туда переходят чемпионы М-1. Но, насколько я знаю, его еще не подписали. И, исходя из текущей ситуации, не уверен, что подпишут в ближайшее время».

Во время загрузки произошла ошибка.

Рустам Керимов, 27 лет, 14−0, до 61,2 кг. Чемпион АСА не стал продлевать контракт с российским промоушеном. По слухам, он может выступить на турнире UFC уже в ближайшие месяцы (выйдет на замену). В пользу Керимова говорят пояс в престижном промоушене, идеальный рекорд, а еще тот факт, что Попов, который в одном шаге от увольнения, — боец легчайшего веса.

Альберт Туменов, 28 лет, 22−4, до 77,1 кг. Он тоже чемпион АСА (только в полусреднем весе) и тоже не стал продлевать контракт с лигой. Туменов рассчитывает вернуться в UFC, где довольно высоко котировался (5 побед, 3 поражения). Перед UFC 195 Альберт был в числе восьми участников пресс-конференции, и там его даже перепутали с Робби Лоулером.

Умар Нурмагомедов, 24 года, 12−0, до 61,2 кг. Чемпион GFC в легчайшем весе, молодой, с чистым рекордом, а главное — двоюродный брат Хабиба Нурмагомедова.

Александр Шаблий, 26 лет, 19−3, до 70,3 кг. Ростовчанин мог выступить еще на турнире UFC в Санкт-Петербурге в апреле прошлого года, но помешала травма. В декабре 2019-го Александр сообщил «СЭ»: «В UFC говорят, что меня подпишут, когда появится место в ростере легкого веса».

Интересы Шаблия представляет компания Dominance MMA. Она же работает с Хабибом (менеджеры Али Абдель-Азиз и Ризван Магомедов). Магомедов в ноябре прошлого года сказал в интервью «СЭ», что есть планы подписать в UFC Тимура Валиева (30 лет, 16−1, до 61,2 кг), Магомеда Магомедова (28 лет, 16−1, до 61,2 кг) и Алиасхаба Хизриева (29 лет, 12−0, до 77, кг). Важно: Керимов, Нурмагомедов, Валиев и Магомедов выступают в одной категории. По сути, они конкуренты в гонке за подписание в UFC. А всех четверых в сложившейся ситуации не возьмут точно. Как сказал Саят Абдрахманов, «в UFC не хотят, чтобы в топ-15 было по 2−3 человека из России». Предвзятости к России тут нет. Это просто бизнес и ничего больше.